Технологии
Бесплатный
Олег Сальманов
Статья опубликована в № 4040 от 24.03.2016 под заголовком: «Роснано» стремится к нулю

«Роснано» сведет к минимуму использование в проектах заемных средств

Через восемь лет ее чистый долг должен стать нулевым

К 2023 г. «Роснано» планирует практически уйти от долгового финансирования – средства на счетах компании должны сравняться с ее общим долгом, т. е. чистый долг станет нулевым, рассказал вчера председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс.

«Индустрия частных инвестиций выстроена на принципе предоставления капитала, но не кредита, – сказал он (цитата по «Интерфаксу»). – Кредиты существенно повышают риски и сложность работы». Поэтому «Роснано», считающая себя крупнейшим участником российского рынка private equity, должна постепенно уйти от работы с заемными деньгами. Общий долг «Роснано» на конец 2015 г. составлял, согласно ее отчету, 149,4 млрд руб., из которых примерно 133 млрд руб. приходилось на долгосрочные кредиты и займы. Из презентации «Роснано» следует, что компания намерена постепенно снижать общий долг – примерно до 20 млрд руб. к 2023 г. На этом же уровне она планирует поддерживать остатки средств на счетах – подушку безопасности.

Порочной практикой было бы создавать фонды на кредитные деньги, считает управляющий партнер венчурного фонда Maxfield Capital Александр Туркот, правильнее привлекать в фонды капитал партнеров. А вот отказываться от заемного финансирования для инвестиций в проекты он причин не видит.

Планка взята

В 2015 г. истек срок, к которому «Роснано» должна была исполнить поставленную правительством цель – обеспечить российской отрасли нанотехнологий выручку в 900 млрд руб. Годовая выручка ее проектных компаний должна была достигнуть 300 млрд руб., а не связанных с ней предприятий – 600 млрд руб. План даже перевыполнен – компании заработали 341 млрд и 928 млрд руб. соответственно, привел Чубайс данные Росстата.

«Кредитное плечо» в отрасли венчурных инвестиций – вовсе не ругательный термин, замечает директор крупного фонда. И хотя фонды прямых инвестиций пользуются кредитным инструментом избирательно, на Западе существует целый класс фондов, которые как раз используют кредиты для покупки крупных активов, из денежного потока которых они впоследствии и обслуживают этот долг, рассказывает он (механизм Leveraged Buyout, LBO). Обычно от 30 до 50% стоимости сделки такие фонды оплачивают средствами пайщиков, а остальное – кредитными. Поэтому объектом покупки должна быть стабильная компания, способная зарабатывать деньги, чтобы обслуживать долг, подчеркивает собеседник «Ведомостей». Но в России таких фондов практически нет (их функции частично выполняют крупные бизнесмены), да и подходящих объектов в российской венчурной отрасли совсем мало, поэтому уход «Роснано» от кредитного финансирования логичен, заключает директор фонда. Тем более что венчурные проекты по определению высокорискованные, так что, например, облигации «Роснано» не пользовались бы спросом, если бы государство не предоставляло по ним госгарантий, добавляет он.

На конец декабря 2015 г. в обращении было три выпуска облигаций «Роснано» на общую сумму 72 млрд руб., их эффективная ставка варьировалась в пределах 8,9–12,75% годовых.

Минфин дает гарантии по долгам «Роснано». На 2016–2018 гг. он поручился по ним на 70 млрд руб. и компания планирует использовать эти гарантии целиком, рассказал Чубайс в среду. Пока, по его словам, «Роснано» воспользовалась гарантиями примерно на 35 млрд руб.

Совокупная прибыль самой «Роснано» составила в прошлом году 17 млрд руб., сказал Чубайс. Это более чем двойной рост по сравнению с уровнем предыдущего года (8,2 млрд руб.). Правда, если не учитывать эффект курсовых разниц от переоценки зарубежных активов, то 2014 г. «Роснано» завершила с убытком в 8,4 млрд руб., а прошлый – с 4,9 млрд руб. прибыли. Прибыль компании принесли уже не только курсовые разницы (они составили 12,1 млрд руб. против 16,6 млрд руб. годом ранее), но и отложенные налоговые активы, следует из ее отчетности.

По налогу на прибыль «Роснано» получила доход почти в 6,4 млрд руб., тогда как годом ранее отразила расход в 269 млн руб. Этот доход «Роснано» получила, оценив ожидаемую в будущем налогооблагаемую прибыль, из которой можно будет вычесть «временные разницы и налоговые убытки, переносимые на будущие периоды», объясняется в отчетности. Возмещаемую сумму налогового актива компания оценила в 6,6 млрд руб. По плану «Роснано» должна была стать прибыльной только в 2018 г., напомнил Чубайс. Делать прогноз по прибыли в 2016 г. он не стал.

Впрочем, убыток «Роснано» до налогообложения все равно оказался гораздо меньше, чем годом прежде, – 1,5 млрд руб. против 8,4 млрд руб. соответственно.