Технологии
Бесплатный
Павел Кантышев
Статья опубликована в № 4057 от 18.04.2016 под заголовком: Оборотная поправка

Трехлетнее хранение содержимого звонков будет стоить отрасли не менее $60–70 млрд

Это в несколько раз больше выручки операторов в России

Чтобы способствовать борьбе с терроризмом, 7 апреля этого года депутат Госдумы Ирина Яровая и член Совета Федерации Виктор Озеров предложили несколько поправок в федеральное законодательство, среди которых была поправка в закон «О связи». Согласно законопроекту операторам предстоит три года хранить звонки и сообщения абонентов, «а также изображения, звуки и иные сообщения пользователей».

Большая тройка операторов подсчитала, во сколько ей может обойтись реализация этих мер. По оценке «Вымпелкома», хранение данных будет ему стоить около $18 млрд, а «Мегафону» – в $20,8 млрд, сообщили представители операторов Анна Айбашева и Юлия Дорохина. Затраты в несколько раз превысят годовую выручку операторов, замечают они. Схожие подсчеты и у МТС, соглашается представитель оператора Дмитрий Солодовников.

В 2015 г. МТС заработала в России 391 млрд руб., или $6,4 млрд (по среднему курсу ЦБ за год), «Мегафон» – 313 млрд руб. ($5,2 млрд), «Вымпелком» – 278 млрд руб. ($4,6 млрд), «Т2 РТК холдинг» (работает под брендом Tele2) – 95 млрд руб. ($1,6 млрд). Таким образом, суммарная выручка четырех федеральных мобильных операторов составила $17,8 млрд.

«Вымпелкому» придется хранить 705,8 млрд минут голосовых вызовов, 39 млрд текстовых сообщений и 5 эксабайт (Эб; равен 1 млн терабайт) данных, говорит Айбашева. «Мегафон» оценивает размер информации, которую ему придется хранить, если поправки будут приняты, в 700 млрд минут голосовых вызовов, около 50 млрд текстовых сообщений и примерно 6 Эб данных, говорит Дорохина. Суммарный годовой трафик МТС колеблется от 5 до 6 ЭБ, сообщает представитель компании Дмитрий Солодовников, однако стоимость его хранения он оценить затрудняется.

Общий объем информации, который придется хранить всем операторам связи за три года, составит около 1700 Эб, оценивает собеседник «Ведомостей» в одном из операторов. Оборудование для хранения такого объема данных обойдется в $70 млрд, однако сейчас его негде размещать: емкостей нынешних дата-центров не хватит, и их придется расширять. Кроме того, добавятся расходы на электропитание и кондиционирование и в итоге исполнение требований закона обойдется отрасли минимум в $200 млрд, подсчитывает собеседник «Ведомостей». А Айбашева прогнозирует, что в итоге операторы не смогут ни поддерживать, ни развивать сервисы, ухудшение которых незамедлительно ощутят клиенты.

В 2015 г. российские дата-центры заработали лишь 13,8 млрд руб., или $205 млн, сообщила аналитическая компания iKS-Consulting. Это на 16% больше рублевых доходов отрасли в 2014 г., составивших 11,9 млрд руб., и на 18% меньше долларовых ($251 млн), и причина тому – сложности в экономике и девальвация рубля. Кроме того, из-за ухудшения инвестиционного климата вчетверо снизился годовой рост числа стоек: в 2014 г. оно выросло до 26 600, что на 29% больше показателя 2013 г., а в 2015 г. прирост составил лишь 8%.

Почти как Google

В 2013 г. американский программист Рэндел Манро, собрав все упоминания о дата-центрах Google, рассчитал, что интернет-компания хранит в своих дата-центрах на дисках около 10 Эб информации и еще около 5 Эб – на магнитных лентах в качестве резервной копии. Представители Google отказались тогда комментировать его расчеты.

Проблема не только в дата-центрах – теоретически свободные стойко-места найти можно, рассуждает исполнительный директор «Ди си квадрат» (консалтинг в области дата-центров) Александр Мартынюк. Придется закупать массу IT-оборудования – систем хранения данных, на что сейчас у операторов может не быть денег. Дополнительная сложность в том, что объем передаваемого операторами трафика от года к году растет все быстрее, и поэтому исполнение закона Мартынюк сравнивает с погоней за уходящим поездом.

По данным IDC, в 2015 г. весь российский рынок нуждался в намного меньшем объеме систем хранения данных, чем рассчитали операторы. За весь год на российский рынок, по их подсчетам, было поставлено систем хранения данных лишь на 0,48 Эб на общую сумму $380,9 млн.

Дорохина отмечает и другую сложность. Сейчас операторы по закону обязаны три года хранить некоторые сведения об абонентах: паспортные данные, информацию о расчетах за услуги связи, соединениях, трафике и номерах абонента, напоминает Дорохина. Далее, по приказу Минкомсвязи операторы хранят факты интернет-сессий – но не их содержание. Кроме того, оператор должен быть способен 12 часов хранить весь трафик некоторых выбранных абонентов, отмечает Дорохина. Она обращает внимание, что сейчас эта информация передается только госорганам, занимающимся оперативно-розыскной работой. Но в законопроекте фигурируют органы, обеспечивающие безопасность Российской Федерации, что несколько размывает как категорию получателя информации, так и порядок ее предоставления, говорит Дорохина.

Депутаты Госдумы уже помогали российским дата-центрам со спросом: с 1 сентября 2015 г. заработал закон, обязывающий хранить персональные данные россиян на территории страны. Закон способствовал росту бизнеса коммерческих дата-центров еще до официального вступления в силу: многие западные компании вынуждены были заранее озаботиться размещением оборудования в России. Представители дата-центров, которых «Ведомости» опрашивали незадолго до вступления закона в силу, подтверждали рост интереса к их услугам и не скрывали, что он во многом связан с новым законом.