МТС продает бизнес в Узбекистане

Это вряд ли избавит ее от уплаты штрафов по антикоррупционному делу, но может быть одним из условий мирового соглашения
Чтобы работать в Узбекистане, оператор связи должен быть щедрым на подарки

До конца августа 2016 г. МТС может за «символическую цену» продать узбекским властям 50,01% третьего сотового оператора страны – Universal Mobile Systems (UMS), совместного предприятия с государственным Центром радиосвязи, радиовещания и телевидения Узбекистана. Об этом сообщил в четверг «Интерфакс» со ссылкой на источник в администрации связи Узбекистана. Сделка готовится, хотя не факт, что состоится так скоро, подтвердил «Ведомостям» топ-менеджер, близкий к МТС. Представитель МТС не стал это комментировать, сотруднику министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана о предстоящей сделке не известно.

По данным собеседника «Интерфакса», из Узбекистана уже выехал весь российский персонал UMS, кроме гендиректора. Известно об этом и человеку, близкому к узбекской компании – конкуренту UMS. Массовый исход российских сотрудников может быть свидетельством того, что близится смена собственников актива, считает он.

Условий перехода UMS в руки узбекских властей собеседники «Ведомостей» не раскрывают. Исходя из соотношения капитализации и EBITDA самой МТС, а также финансовых показателей UMS весь этот бизнес может стоить примерно 31 млрд руб., соответственно, доля МТС – 16 млрд руб., оценивает аналитик Otkritie Capital Александр Венгранович. Хотя, если бы сделка проводилась на рыночных условиях, МТС могла бы заработать и больше, допускает он: рынок сотовой связи в Узбекистане, в отличие от российского, еще растет, а уровень конкуренции там значительно ниже, чем в других странах СНГ.

На конец марта 2016 г. UMS обслуживала, по данным AC&M-Consulting, 1,3 млн человек – 6% абонентов в Узбекистане. Лидеры рынка – Vimpelcom Ltd. (46% абонентов) и шведско-финская TeliaCompany (42%).

Когда-то лидером в Узбекистане была как раз МТС. До середины 2012 г. там работала ее 100%-ная «дочка» «Уздунробита», которая была лидером рынка и обслуживала 39% абонентов. Летом 2012 г., после бегства из страны гендиректора «Уздунробиты» Бехзода Ахмедова, власти начали давить на компанию, вскоре после этого оператор был обанкрочен, а его оборудование конфисковано. Крупнейший акционер МТС – АФК «Система» около двух лет вела переговоры с чиновниками Узбекистана о возвращении оператора в страну и в конце концов договорилась о создании совместного предприятия, которое стало использовать оборудование, прежде принадлежавшее «Уздунробите».

Тогдашнее выдворение МТС из Узбекистана участники рынка связи объясняли конфликтом менеджмента ее узбекской «дочки» с дочерью президента Узбекистана Гульнарой Каримовой. С именем Каримовой, возможно, связан и нынешний уход МТС.

Дело в том, что незадолго до возвращения МТС в Узбекистан, в 2014 г., минюст и Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) заподозрили всех трех пришельцев на рынок мобильной связи Узбекистана – МТС, Vimpelcom и TeliaCompany – в коррупционных связях со структурами, близкими к Каримовой. МТС впервые появилась в Узбекистане в 2004 г., предварительно заплатив $100 млн гибралтарской Swisdorn, связанной с «близким родственником президента Узбекистана», гласят документы отделения федерального суда в Южном округе Нью-Йорка (заморозил активы ряда участников дела по требованию SEC). В протоколе одного из собраний акционеров Swisdorn этот родственник значился как акционер и председательствовал на собрании. За $100 млн МТС приобрела у Swisdorn 33% «Уздунробиты», а другие 41% – всего за $21 млн у неназванного американского продавца. В 2007 г. МТС выкупила у Swisdorn оставшиеся 26% «Уздунробиты» уже за $250 млн – эта цена оказалась почти в 6 раз выше, чем было указано в их опционном соглашении от 2004 г., говорится в материалах суда. А в 2008–2009 гг. МТС перевела еще $30 млн в адрес гибралтарской Takilant, тоже связанной с «близким родственником президента Узбекистана», чтобы «дочка» Takilant уступила МТС частоты.

Не с той ноги зашла

Летом 2012 г. власти Узбекистана принялись за «дочку» МТС: арестовали нескольких ее менеджеров по обвинению в уклонении от уплаты налогов и финансовых махинациях, предъявили компании налоговые и антимонопольные претензии, приостановили, а затем аннулировали лицензии. В сентябре 2012 г. суд постановил национализировать компанию в счет $1,35 млрд – в такую сумму узбекские власти оценили ущерб, нанесенный бюджету страны действиями менеджмента «Уздунробиты».

Аналогичные платежи совершал и «Вымпелком», следует из судебных бумаг. Общую сумму взяток, заплаченных им в Узбекистане, SEC оценивала как минимум в $114 млн. К расследованию США в отношении этой компании подключилась прокуратура Нидерландов; дело кончилось в этом году соглашением об урегулировании претензий, по условиям которого Vimpelcom Ltd. заплатил американским и нидерландским регуляторам $795 млн в счет штрафа и возврата доходов, полученных от незаконных сделок.

Узбекское дело стоило работы топ-менеджерам норвежской Telenor, владеющей 33% Vimpelcom, а бывший гендиректор Vimpelcom Джо Лундер даже провел несколько дней в норвежской тюрьме.

Нынешняя продажа доли МТС в UMS тоже связана с урегулированием претензий властей США, утверждает источник «Интерфакса». Иных причин уходить из Узбекистана у МТС нет, согласен Венгранович из Otkritie Capital. МТС потеряет, по его расчетам, 2,5% выручки и 2,5% EBITDA. Зато, возможно, избежит серьезных штрафов.

Продажа бизнеса вряд ли смягчит санкции, если американские регуляторы решат их наложить: ведь нарушение, по их мнению, уже совершено, возражает партнер юридической фирмы King & Spalding Илья Рачков. МТС просто хочет избежать рисков, связанных с продолжением бизнеса в Узбекистане, предполагает он. Продажа активов не повлияет на ход расследования, согласен партнер «Адвокатского бюро А2» Михаил Александров: если факты коррупции выявлены в прошлом, то наличие или отсутствие актива в настоящем не меняет ситуацию.

Представитель SEC отказался от комментариев, запрос в минюст США остался без ответа.