Технологии
Бесплатный
Олег Сальманов
Статья опубликована в № 4235 от 29.12.2016 под заголовком: Яровая переиграла связистов

Принятие поправок Яровой стало одним из самых крупных поражений игроков рынка связи

У операторов есть полтора года, чтобы попытаться исправить ситуацию

Согласно закону Яровой, принятому в максимально сжатые сроки (от внесения его в Думу до подписания президентом прошло три месяца), через полтора года операторы связи должны будут начать хранить разговоры и интернет-трафик своих абонентов, чтобы в случае необходимости предоставлять эту информацию спецслужбам.

До закона Яровой российским операторам связи в целом удавалось успешно отбиваться от вмешательства со стороны власти. Иногда они успевали вовремя найти с ней консенсус, как в 2013 г., когда Минкомсвязи отказалось от идеи отменить внутрироссийский роуминг, поскольку операторы радикально снизили соответствующие тарифы. Некоторые инициативы им удавалось торпедировать на стадии разработки, как, например, законопроект Лиги безопасного интернета Константина Малофеева о предварительной фильтрации интернета в 2015 г. А когда возникала реальная угроза для бизнеса операторов, в бой шли основные лоббистские силы. Так, когда в 2010 г. тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков попросил Дмитрия Медведева, который тогда был президентом, выдать компании «Основа телеком» частоты, которые лучше всего подходили для будущей связи 4G, и тот с ним согласился, то улаживать вопрос к Владимиру Путину (тогда – премьеру) отправились основные акционеры МТС Владимир Евтушенков и «Вымпелкома» Михаил Фридман. В итоге выдачу этих частот отменили, а в 2012 г. они по конкурсу достались «большой тройке» и «Ростелекому».

Операторы оценивали свои затраты на организацию хранения данных по закону Яровой в астрономические суммы. В мае, когда речь шла о хранении трехлетнего архива данных, – до 5,2 трлн руб. (треть бюджета страны), а в июне, когда срок сократился до полугода, – в 2,2 трлн руб. Но законодатели демонстративно проигнорировали эти расчеты, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал реакцию операторов «чрезмерной и безосновательной», посоветовав плотнее работать с правительством, чтобы нивелировать все опасения.

На прошлой неделе Минкомсвязи вывесило на портале правовой информации подзаконные акты к закону Яровой, из которых следует, что интернет-провайдеры должны будут выделить в хранилище по 2 петабайта (2048 Тб) на каждый Гбит/с емкости каждого узла связи. К примеру, «Ростелекому», емкость IP-сети которого 13 Тбит/с, по сегодняшним ценам только оборудование для хранения 25,4 эксабайта (26,6 млн Тб) данных обойдется в $13,5 млрд. Исходя из этих норм, «Мегафон», по словам директора оператора по связям с госорганами Дмитрия Петрова, с 2019 г. должен будет хранить 6,6 эксабайта (почти 7 млн Тб. – «Ведомости») данных. Расходы на такое хранение превысят несколько годовых выручек, предупреждает он.

В США данные собирает АНБ

Основатель Internet Archive Брюстер Кейл оценил размер нового дата-центра АНБ в штате Юта в 12 эксабайт (исходя из документации строительства дата-центра, полученной Forbes). Дата-центр был введен в эксплуатацию в 2014 г. и обошелся примерно в $1,5 млрд.

Впрочем, в сводном отчете, вывешенном Минкомсвязи вместе с актом, в графе расходов операторов, которые повлекут изменения, стоит пробел, а степень регулирующего воздействия документа определена как «средняя». Представитель Минкомсвязи не объяснил, почему расходы операторов остались без подсчетов. Замминистра связи Дмитрий Алхазов пообещал через пресс-службу учесть все замечания, полученные Минкомсвязи во время общественного обсуждения подзаконных актов. При разработке документов ведомство было ограничено нормами принятого закона, заметил он и не исключил, что министерство предложит поправки к закону Яровой.

Отменить закон уже вряд ли удастся, но у операторов есть полтора года на то, чтобы попытаться смягчить удар.

Операторы летом уже предлагали чиновникам, в частности вице-премьеру Аркадию Дворковичу, фильтрацию трафика в качестве альтернативы хранению контента. Анализ больших массивов данных (так называемая технология big data), по их словам, позволил бы эффективнее бороться с терроризмом. Дворкович назвал идею хорошей, рассказывали собеседники «Ведомостей», но предотвратить принятие закона это не помогло. Анализ информации обошелся бы операторам дешевле, чем хранение, а бороться с терроризмом (для чего и был принят закон Яровой) помог бы гораздо лучше, считает партнер одной из консалтинговых компаний. Он также замечает, что попытки государства взять под тотальный контроль переговоры абонентов уже вызвали всплеск интереса к шифрованию. Это может привести к тому, что через полтора года в хранилищах трафика операторов будет в основном зашифрованная информация, не поддающаяся анализу, замечает он. Экспертный совет при правительстве России еще в мае говорил, что сейчас в сетях операторов 49% трафика зашифровано, и прогнозировал, что через три года эта доля вырастет до 90%.

«Мегафон» считает, что правильным решением будет передача государству функционала по сбору, хранению и контролю трафика, говорит Петров. Это позволит сэкономить средства, повысить эффективность и безопасность, так как вся деятельность будет сконцентрирована в рамках одного органа с использованием единой технологии. А операторы могли бы частично профинансировать создание дата-центра для хранения данных, замечает Петров и напоминает, что «Мегафон» уже предлагал ввести дополнительный сбор с операторов – 1% от выручки.

Представители МТС, «Вымпелкома», Tele2 и «Ростелекома» отказались комментировать тему закона Яровой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать