Суд отменил компенсацию «Роснефти» за публикацию РБК

Медиахолдинг не заплатит 390 000 рублей, но будет обязан опубликовать опровержение

Девятый арбитражный апелляционный суд, который рассматривал жалобу на решение арбитража по иску «Роснефти» к РБК, постановил отменить решение первой инстанции. Суд отменил компенсацию в размере 390 000 руб., присужденную столичным арбитражным судом, передал корреспондент «Ведомостей» из зала суда.

Однако сведения из статьи РБК о «Роснефти» признаны порочащими и не соответствующими действительности, медиахолдинг должен опубликовать опровержение в течение 10 дней с момента вступления решения в силу. Опровержение должен распространить и телеканал РБК. Сам материал должен быть удален.

«Мы приветствуем решение суда о полной отмене компенсации», — прокомментировал итоги суда представитель РБК Евгений Резник. Решение суда может обжаловаться в кассационной инстанции, указывает медиахолдинг.

Заседание суда 1 марта началось с опозданием на 20 минут (оно было назначено на 14.00 мск) из-за переноса в другой зал: в суд пришли слишком много людей. В ходе заседания представитель «Роснефти» попросил взыскать с ответчиков солидарно изначальную сумму - 3,18 млрд руб. вместо уменьшенной судом (390 000 руб.). Он обосновал это тем, что РБК - крупный медиахолдинг, в аудиторию которого входят потенциальные инвесторы, и «для такой крупной компании это слишком маленькая компенсация».

Представитель «Роснефти» настаивал, что публикации статей со ссылкой на решение суда о том, что «Роснефть» представила необоснованные доказательства расчета ущерба, также вредят отношениям нефтяной компании с инвесторами.

Евгений Резник в суде возразил, что никаких оснований для присуждения компенсации «Роснефти» нет, и попросил арбитраж полностью отказать «Роснефти» в заявленных в иске требованиях.

Защитники журналистов в ходе заседания просили суд учесть практику ЕСПЧ и не выносить постановление об удалении спорной статьи с сайта РБК. Адвокат журналиста Макима Товкайло указал, что публикация не повредила планам компании. В IV квартале прошлого года было закрыто порядка десяти крупных инвестиционных сделок, то есть в тот момент, «когда истец предпринимал нечеловеческие усилия для того, чтобы преодолеть негативные последствия от публикации», - сказал во время суда представитель Товкайло. Материальные требования необоснованны и несправедливы, так как зарплаты журналистов намного ниже и «ни о каких миллиардах речи не идет», настаивали представители журналистов.

История иска

Поводом для судебного разбирательства между РБК и «Роснефтью» стала статья «Сечин попросил правительство защитить "Роснефть" от BP» (Игорь Сечин — главный исполнительный директор «Роснефти»), которая вышла в апреле 2016 г. Ответчиками по иску помимо РБК стали авторы статьи Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло.

В материале со ссылкой на анонимные источники утверждалось, что условием приватизации «Роснефти» стало требование к покупателю не заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% компании.

«Роснефть» требовала от РБК рекордные 3,18 млрд руб. в качестве компенсации ущерба деловой репутации за публикацию недостоверных сведений. Эта сумма стала беспрецедентной в российской юридической практике. Прежде компании никогда не требовали подобные суммы от СМИ, тем более в рамках процессов по нанесению ущерба деловой репутации, говорили опрошенные «Ведомостями» юристы. Представитель Максима Товкайло Денис Товкайло говорил: «Предлагается по надуманному предлогу уничтожить большое СМИ и разорить журналистов. Очевидная цель иска – сделать так, чтобы журналисты никогда больше не писали о Сечине».

Но суд в первой инстанции решил, что «Роснефть» не смогла доказать, что статья РБК нанесла ей многомиллиардный репутационный ущерб. Судья Арбитражного суда Москвы Убуша Болдунов при вынесении решения по иску «Роснефти» против РБК отказался принимать в качестве доказательства заключение аудиторской компании «Центр профессиональной оценки» (ЦПО), которую наняла «Роснефть».12 декабря прошлого года судья решил, что статья РБК все же нанесла ущерб репутации нефтяной компании, но снизил размер ущерба до 390 000 руб. (по 30 000 с каждого автора и 300 000 с медиахолдинга).

ЦПО в заключении объяснял, что из-за публикации РБК у «Роснефти» выросли риски потенциальной будущей потери контракта с BP, из-за чего и снизилась стоимость гудвила. Но аудиторы не сделали выводов о том, что вред был нанесен, а оценили лишь потенциальный ущерб, указывал судья в мотивировочной части. Суд не принял заключение ЦПО в качестве доказательства, так как в документе не были указаны сведения о профессиональной квалификации и стаже работы подготовившего заключение лица, говорилось в мотивировочной части.

Суд потребовал, что сам должен доказать размер причиненного ущерба, сказал юрист «Роснефти» во время рассмотрения дела в апелляционной инстанции. Заключение ЦПО - это письменное доказательство, указал он, - но не нанесенного, а потенциального ущерба.

Решение суда первой инстанции не вступило в силу, поскольку обе стороны в течение месяца подали апелляции. РБК решил добиваться отмены решения, посчитав, что порочащий характер материала не доказан. Издание настаивало, что суд для установления всех обстоятельств должен запросить сведения, полученные в ходе сделки по приватизации акций «Роснефти», у правительства России, банка Intesa и компании BP. «Роснефть» же посчитала недостаточной сумму компенсации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать