Статья опубликована в № 4320 от 15.05.2017 под заголовком: «Роснефть» опять обиделась

«Роснефть» считает, что журналисты РБК глумятся над решением суда

Госкомпания жалуется на посты журналистов в социальных сетях

Суд при вынесении решения по иску «Роснефти» к РБК нарушил нормы права, считает нефтяная компания: установил, что журналисты распространили недостоверные сведения и нанесли ущерб ее деловой репутации, но отказался назначить компенсацию ущерба. Позиция «Роснефти» изложена в ее кассационной жалобе на решение Арбитражного суда Москвы («Ведомости» ознакомились с документом). Решение суда порождает «вседозволенность и безнаказанность СМИ», указано в жалобе, сам РБК и его журналисты не воспринимают решение как доказательство собственной неправоты и «глумятся» над принятым судебным актом. Представитель РБК подтвердил подлинность документа, представитель «Роснефти» делать это отказался.

Поводом для иска «Роснефти» стала статья в РБК «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP» (Игорь Сечин – главный исполнительный директор «Роснефти»; см. врез). Сумма компенсации должна быть высокой, чтобы исключить дальнейшие нарушения, иначе после проигрыша ответчики продолжают публиковать информацию, порочащую репутацию, настаивал представитель «Роснефти» Денис Рогов в суде.

Рекордный иск

Ответчиками по иску помимо самого РБК стали авторы статьи Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло. Со ссылкой на источники в правительстве они утверждали: условие приватизации «Роснефти» – покупатель не должен заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». Статья была опубликована в апреле, тогда же «Роснефть» обратилась в суд. В сентябре компания потребовала выплатить ей рекордную компенсацию в 3,18 млрд руб.

Суд первой инстанции занял сторону «Роснефти», но снизил сумму компенсации до 390 000 руб. Следующая инстанция подтвердила, что журналисты не доказали изложенные в статье сведения, редакция должна удалить их с сайта РБК и опубликовать опровержение, но компенсацию отменила. В начале мая «Роснефть» подала кассационную жалобу на это решение.

Сама обязанность опровергнуть сведения по большому счету не волнует журналистов, что свидетельствует о продолжающемся нарушении права на деловую репутацию, пишет «Роснефть», но конкретных примеров в жалобе не приводит. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев назвал глумлением пост Дзядко в Facebook от 1 марта и его фотографию с Подобедовой после апелляции, где Дзядко делает неприличный жест – показывает средний палец – и пишет: «Непобедимых нет, даже в нашей стране, Игорь Иванович! Смиритесь с этим и оставьте нас в покое!» Фотография доказывает, что журналисты РБК и «Роснефть» поняли решение суда абсолютно одинаково, констатирует Леонтьев: «Суд освободил журналистов от всякой ответственности, его решение – прямой стимул к распространению порочащих вымыслов, поощрение безнаказанности».

Описанную фотографию действительно можно найти в Facebook, но опубликована она не Дзядко, а одним из его друзей и отдельно от поста самого журналиста.

Представитель РБК заявил, что решение суда выполнено, юристы РБК изучают жалобу «Роснефти». Товкайло также указывает, что журналисты и РБК выполнили решение суда: «Удивляет этот переход от формального рассмотрения иска к эмоциям, чтению Facebook, трактовке чьих-то постов». Ни о каком глумлении над судом и его вердиктом речи нет, подчеркивает Товкайло. Дзядко от комментариев отказался. Адвокат Алексей Мельников, представляющий интересы Дзядко и Подобедовой, говорит, что в законодательстве разделены понятия ущерба репутации и компенсации: «Утверждения адвокатов «Роснефти», что одно автоматически влечет за собой другое, очень вольные». Публикация опровержения уже очень строгое наказание для РБК и журналистов, уверен он: «Фактически они расписались перед читателями, что сообщили неправду». Поведение сторон после решения суда не может быть основанием для его пересмотра, считает Мельников: «Суд не требовал и не мог требовать от журналистов личного раскаяния». Если у «Роснефти» есть претензии к высказываниям, можно подать отдельный иск или использовать иные меры защиты, предлагает он.

Партнер Dentons Виктор Наумов говорит, что компенсация должна быть соразмерна негативным последствиям нарушения и только им, иных целей при ее определении быть не может. Мнения, высказанные после завершения процесса и не имеющие отношения к предмету спора, не могут влиять на решение кассационной инстанции, а могут быть рассмотрены в новых судебных делах, заключает он.