Финансы
Бесплатный
Павел Кантышев
Статья опубликована в № 4333 от 01.06.2017 под заголовком: Блокчейн в помощь

Российские власти заинтересовались блокчейном

Технология сулит ускорение сложных финансовых сделок и бóльшую безопасность массовых транзакций

Весной премьер-министр Дмитрий Медведев дважды упоминал в своих речах блокчейн: в марте он предлагал Минэкономразвития и Минсвязи подумать, как с помощью технологии блочных цепей победить бюрократию, а в середине мая призвал обсудить правовое регулирование блокчейна. В феврале этого года президент Сбербанка Герман Греф предсказывал, что уже спустя 2,5 года в России блокчейн будет применяться на промышленном уровне. По прогнозу консалтинговой компании Accenture, в 2018–2024 гг. блокчейн будет распространяться на множество типов активов, а к 2025 г. эта технология станет массовой и неотъемлемой частью мирового капитала.

Место для блокчейна

Хотя концепция блочных цепей известна прежде всего благодаря криптовалюте биткоин, помимо нее она имеет массу возможных применений.

Технический евангелист Microsoft Константин Гольдштейн называет основным потребителем блокчейна финансовый сектор: он нуждается в повышенной защите онлайн-платежей, которую может дать именно децентрализированная технология. Другими перспективными сферами для блокчейна он считает здравоохранение, страхование, ритейл, недвижимость, регистрацию собственности и музыкальную индустрию.

Юрий Мазуров, замруководителя коммерческой дирекции интегратора «Астерос», называет следующей зоной применения блокчейна защиту авторских прав и в целом любых юридических прав. Российские авторские общества, университеты и фонд «Сколково» уже создают блокчейн-платформу управления интеллектуальной собственностью. По мнению Мазурова, хорошие перспективы у блокчейна в области логистики: он не только повысит прозрачность операций, но и сократит сроки оформления сопроводительной документации и прохождения груза на всем маршруте. В промышленности технология может обеспечить контроль за состоянием материальных активов и проводимых с ними работ, ремонтов, обновлений.

Кроме того, блокчейн полезен в организации любых видов голосования и выборов, в обеспечении надежного документооборота между ведомствами, организациями и гражданами, в управлении пенсионными накоплениями, защищенном хранении и обмене медицинскими данными, добавляет Мазуров. Представитель Минкомсвязи считает блокчейн применимым для банковского документооборота: скоринга, банковских аккредитивов, сделок с закладными и доверенностей на управление счетами. А также сделок по купле-продаже недвижимости и переводу накопительной части пенсии в НПФ.

Что такое блокчейн

Для понимания концепции блокчейна можно провести аналогию с картотекой, где каждая карточка принадлежит одному владельцу, объясняет старший менеджер группы консультирования по перспективным технологиям KPMG Владислав Павперов. Все карточки связаны (в том числе и хронологически) друг с другом так, что при изменении записи в одной из них (например, передача актива другому владельцу) информация об этом отражается во всех остальных. Так блокчейн обеспечивает достоверность всех записей в картотеке и достоверность их изменения, хранит историю всех изменений. Изменить в картотеке что-либо задним числом невозможно, резюмирует эксперт. В каждый блок данных встраивается вычисленная контрольная сумма предыдущего блока – похожая технология используется в торрентах. Таким образом блоки выстраиваются в связанную цепь, и невозможно ни изменить блок в ее середине, ни извлечь его – это неминуемо обнаружится при проверке последующих блоков. Более того, поскольку это распределенная технология, т. е. вся цепочка зашифрованных данных хранится у каждого участника процесса, их несанкционированное изменение и пересчет контрольной суммы становятся практически невозможными.

Технология распределенных реестров применима в случае, когда требуется создать систему, работающую с оцифрованными данными и состоящую из множества участников, имеющих ограниченное доверие друг к другу и работающих с одними и теми же данными, уверен IT-директор Национального расчетного депозитария Сергей Путятинский. Если данные не оцифрованы или система работает на централизованном сервере либо облачном решении (и всех участников это устраивает), то дополнительных преимуществ блокчейн не даст. По мнению Путятинского, 90% бизнес-процессов в финансовой инфраструктуре не нуждаются в блокчейне. С ним соглашается представитель Сбербанка, по мнению которого нет смысла переводить на блокчейн процессы, где есть один центральный поставщик сервиса и нет прямого обмена информацией или ценностями между разными участниками. В пример он приводит продажу билетов на поезда РЖД.

По мнению Алексея Архипова из Ассоциации развития финансовых технологий, блокчейн пригодится там, где необходима сложная передача активов с подтверждением большого количества сторон, где нужно межведомственное взаимодействие. Представитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) возражает, что как раз межведомственное взаимодействие не стоит переводить на блокчейн. Вместо этого ФАС наладила документооборот на основе блокчейна с некоторыми коммерческими организациями – Сбербанком, «Русским углем», «Аэрофлотом», «Фортеинвестом». Этот пилотный проект называется Digital Ecosystem, ФАС считает его крайне успешным, заявил «Ведомостям» замруководителя ведомства Андрей Цариковский. По его словам, отсутствие посредников (операторов документооборота) позволяет снижать расходы, использование сетей участников позволяет избежать резервирования оборудования, обмен документами ускоряется и становится более прозрачным. При этом расходы на разработку сервиса были минимальными из-за использования открытых стандартов и интерфейсов, а дополнительное оборудование при этом закупать не пришлось, говорит Цариковский.

Порог входа

Для внедрения блокчейна не нужно закупать особенное оборудование или создавать нетривиальные программные решения, рассказывает главный технический архитектор Альфа-банка Максим Азрильян. По его словам, разработки блокчейна на основе отрытого исходного кода доступны любому желающему и их использование не представляет большой сложности. Мазуров из «Астерос» считает, что стандартом для блокчейна является платформа Ethereum, на которой создается основная масса всех решений.

Ethereum – одна из популярных мировых блокчейн-платформ, соглашается Гольдштейн из Microsoft. Пользуется спросом она и в собственном сервисе Microsoft Azure Blockchain as a Service (BaaS), где можно в один клик развернуть блокчейн-инфраструктуру, рассказывает он. BaaS использует несколько блокчейн-решений: Ethereum, Chain Core, Corda, Nxt, Lisk, Waves, перечисляет он. Одним из клиентов Microsoft называет Росевробанк. Замдиректора по инновациям IT-департамента банка Александр Васильев уточняет, что речь идет о пилотном проекте по созданию системы удаленной идентификации.

У IBM есть решение Blockchain for Hyperledger Fabric, которое сейчас пробуют ряд банков и компаний, сообщает представитель американской корпорации. По его словам, оно не требует существенной доработки под заказчика. В российском спросе на блокчейн он уверен. В ближайшие три года больше половины топ-менеджеров банков ждут коммерческого внедрения блокчейна, ссылается он на опрос, проведенный IBM.

Мазуров напоминает, что ЦБ запустил в консорциуме с крупнейшими банками платформу мастерчейн, которая позволяет проводить онлайн-платежи, оперативно подтверждать актуальность данных о клиенте или сделке, а также быстро создавать финансовые сервисы. Эта платформа построена на Ethereum и российской криптографии, объясняет Архипов из Ассоциации развития финансовых технологий. Он считает мастерчейн подходящим для обмена информацией между не доверяющими друг другу сторонами. По его словам, технология позволяет снизить участие посредников, делать информацию доступной заинтересованным сторонам тогда, когда вносятся изменения. Еще она может контролировать передачу или обмен прав на финансовые инструменты либо активы.

ЦБ вместе с Qiwi, Сбербанком, Альфа-банком, банком «Открытие» и «Тинькофф банком» протестировал прототип мастерчейна в октябре прошлого года. Регулятор пришел к выводу, что технология позволяет оперативно подтверждать актуальность данных о клиенте или сделке, создавать финансовые сервисы.

Первые сделки

О первой реальной сделке на блокчейне стало известно в сентябре прошлого года: британский банк Barclays, израильский технологический стартап Wave и ирландский производитель молочной продукции Ornua провели аккредитив на $100 000 в обеспечение экспорта партии масла и сыра Ornua в адрес Seychelles Trading Company менее чем за 4 часа. Обычно этот процесс занимает 7–10 рабочих дней из-за обработки документации.

«Издержки ниже, так как это происходит гораздо быстрее, чем в существующей финансовой организации, потому что всегда есть посредники между банками, которые осуществляют клиринги, – комментировал сделку владелец «Тинькофф банка» Олег Тиньков. – В данном случае все становится гораздо прозрачнее и дешевле».

В конце сентября российская компания «Деловая среда» («дочка» Сбербанка) рассказывала о первой российской сделке на блокчейне, которую провели российская компания «Трейдмаркет» и китайский производитель станков Hangzhou Xiaoshan Tianyu Machinery Co.

В декабре авиакомпания S7 Airlines заменила традиционный бумажный аккредитив технологией блокчейн, для чего пользовалась блокчейн-платформой от «Альфа-лаборатории» (структура Альфа-банка).

В конце мая стало известно о проекте Citigroup и NASDAQ. Корпоративные платежные сервисы Citigroup привязываются к блокчейн-системе NASDAQ, используемой в сделках по покупке и продаже акций. Партнеры заявляют, что уже начали применять систему для оплаты торговых операций, Citigroup получает комиссионные за обеспечение таких платежей.

Массовое внедрение блокчейна изменит инфраструктуру и рынок труда на финансовом рынке: исчезнут клиринговые компании и посредники, исполнители контрактов, устаревшие модели платежных систем и брокеры, считает Гольдштейн.

Что делает государство

Мартовское поручение премьера Минэкономразвития и Минкомсвязи проработали. Во внесенном в правительство проекте программы «Цифровая экономика» есть пилотный проект по внедрению технологии блокчейн в деятельность органов государственной власти, но каких конкретно – пока не определено, сообщила представитель Минэкономразвития Елена Лашкина. Представитель Минкомсвязи добавляет, что программа предлагает и правовое регулирование блокчейна.

Представитель Минфина называет условиями внедрения блокчейна на финансовом рынке подтверждение экономической целесообразности использования блочных цепей и соблюдение действующего законодательства (в том числе в части безопасности). Представитель Центробанка уточняет, что сейчас технология распределенных реестров российским законодательством не запрещена, компании и ведомства применяют ее по собственному усмотрению. Центробанк видит в блокчейне схожий набор преимуществ, которые уже выявила ФАС.

Решение о внедрении блокчейна связано с изменением действующей нормативной базы, говорит представитель ВТБ. Госдума уже рассматривает законопроекты с изменениями в 115-ФЗ об использовании Единой системы идентификации и аутентификации для удаленной аутентификации и законопроект о ведении залогов на недвижимость в электронной форме, напоминает представитель госбанка. По его словам, оба планируются к принятию в весеннюю сессию 2017 г. и вступлению в 2018 г. Есть и положение регулятора о возможности выпуска банковских гарантий или аккредитивов в электронной форме и хранения их в распределенных электронных реестрах, продолжает представитель ВТБ.

Для борьбы с нелегальными транзакциями Россия в 2018 г. может признать биткоин и иные криптовалюты, сообщал в середине апреля замминистра финансов Алексей Моисеев. «В каждый момент времени государство должно знать, кто находится на обеих сторонах финансовой цепочки. Если есть транзакция, люди, которые ее проводят, должны понимать, у кого они покупают и кому продают, точно как с банковскими операциями», – говорил Моисеев.

Открытые вопросы

Несмотря на очевидные преимущества, блокчейн оставляет ряд вопросов, их сформулировал представитель Минкомсвязи. Недостаточно проработанные механизмы распространения информации и разграничения доступа к ней чреваты потерей контроля над конфиденциальной информацией. Ее новизна не позволяет оценить масштабируемость построенных на ней сетей. Сертифицированных ФСБ и ФСТЭК решений нет. Также отсутствует регулирование, и вместе с ним – единые требования к идентификации участников сети и ответственность за качество загружаемых ими данных. Наконец, нет судебной практики по сделкам на основе блокчейна, резюмирует представитель Минкомсвязи.

Обратной стороной надежности блокчейна является малое количество транзакций в секунду, отмечают руководитель отдела IT-инфраструктуры Райффайзенбанка Олег Третьяк и руководитель лаборатории больших данных Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Анатолий Орлов. По словам Орлова, если в банке стандартный денежный перевод – по сути, просто изменение цифр на двух счетах, – то в системе блокчейн это вычисление сложной математической функции. Стандартные платежные системы пропускают до 45 000 транзакций в секунду, а блокчейн не может похвастаться такими скоростями: он способен не более чем на 3–4 транзакции в секунду, говорит директор по технологическому развитию ФРИИ Сергей Алимбеков.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Читать ещё
Preloader more