Фонд, который инвестировал в Shazam и ivi.ru, решил кредитовать стартапы

Buran VC меняет название и запускает новый фонд с капиталом 50 млн евро

Венчурная компания Buran VC меняет название на Flashpoint и запускает новый фонд для инвестиций в IT-стартапы с капиталом 50 млн евро, говорится в сообщении фонда. Он предложит IT-стартапам Европы и Израиля необычный финансовый продукт – венчурный долг, рассказывает управляющий партнер фонда Александр Коноплястый.

Традиционный венчурный фонд вкладывает в стартап деньги в обмен на долю в его капитале. Коноплястый же собирается кредитовать стартапы под 5–15% годовых в зависимости от его показателей на срок от трех до пяти лет. Сумма кредита составит $2–3 млн, рассказывает инвестор.

Венчурная модель предполагает, что некоторые стартапы из портфеля фонда «не взлетят» и инвестиции в них придется списывать. Но Коноплястый уверен, что процент проблемных ситуаций не превысит 15%, а списания составят около 5% вложений (в США сейчас эти показатели вдвое ниже, рассказывает он).

Buran VC запускал два фонда, среди их вложений – сервис распознавания музыки Shazam, впоследствии проданный инвесторами Apple, интернет-касса продажи билетов Ponominalu.ru и онлайн-кинотеатр ivi.ru.

Решение заняться венчурным долгом выглядит разумно, уверены управляющий партнер фонда Leta Capital Александр Чачава и старший инвестменеджер фонда Runa Capital Константин Виноградов. Именно венчурный долг заполняет нишу между классическими венчурными инвестициями и банковскими кредитами и глобальный рынок таких займов оценивается в $4 млрд, объясняет Виноградов. Вдобавок основатели стартапов охотнее берут в долг, нежели отдают долю в проекте в ходе инвестраунда. Но на рынке чувствуется недостаток предложения, особенно в Европе, сетует Виноградов. А вот в США эта практика более распространена, указывает он.

Средняя ставка по венчурному долгу в Европе колеблется от 10 до 12%, говорит партнер фонда RTP Global Александр Павлов. У банков ставки ниже, но они часто консервативны и не дают финансирования убыточным бизнесам, какими являются большинство стартапов, отмечает он.

Банки требуют залогов и не понимают венчурной терминологии, они не готовы быстро анализировать ситуацию в стартапе, объясняет Коноплястый. А у Flashpoint такой опыт есть, поскольку предыдущие фонды вложили в 20 компаний около $100 млн. Flashpoint также намерен претендовать на место в совете директоров или позицию наблюдателя в совете. Возможны дополнительные ковенанты, но более «расслабленные» в сравнении с банковским долгом, рассказывает инвестор. А еще при выдаче каждого кредита Flashpoint будет получать от компании опционы на определенную долю в стартапе, покрывающие от 5 до 20% суммы займа в зависимости от текущей оценки компании. В итоге за счет опционов и процентов с выплат по кредитам фонд должен получать IRR (внутренняя норма доходности) в размере 20% в евро, надеется Коноплястый.

Капитал фонда вызывает сомнения у Чачавы из Leta Capital. По его словам, в случае разового дефолта IRR не превысит 6%, а если фонд не вернет 30% займов, то вовсе уйдет в минус. Эта ситуация Коноплястому кажется нереальной. Он верит в построенную фондом модель точечного отбора. В год фонд отсматривает 1500 компаний и вкладывается лишь в три из них. Из 20 проинвестированных стартапов фонд потерял лишь один, напоминает он. Вдобавок венчурный долг рассчитан на стартапы еще более поздних стадий, чем прошлые фонды, и потому потери должны быть еще меньше, надеется Коноплястый.

Перспективы инструмента венчурного долга в России Коноплястый оценивает невысоко из-за небольшого количества сделок поздних раундов, которые позволяют рефинансировать долг.

Читать ещё
Preloader more