Интервью: гендиректор Acer в России Дмитрий Кравченко

«Дефицит на рынке ПК сохраняется и где-то даже усугубляется»
Гендиректор Acer в России Дмитрий Кравченко /Пресс-служба компании
– И аналитики, и продавцы компьютеров считают, что пандемия возродила российский рынок ПК. Это действительно так?

– Пандемия не только в России, но и в мире не то чтобы возродила – дала дополнительный импульс развитию рынка. Значимость компьютеров как устройств не только для потребления, но и для создания контента возросла. Спрос вырос многократно и будет расти еще долго. Удаленная работа и учеба меняют уклад жизни – количество компьютеров, которое требуется на одно домохозяйство, меняется в разы. Нужен не один компьютер, который можно разделить на всю семью, а отдельное устройство каждому члену семьи. При этом многие компании сейчас покупают своим сотрудникам ноутбуки.

Рост спроса на ПК продолжается, и ограничением этого роста сейчас является не отсутствие покупательского спроса, а скорее ограничение в виде неспособности индустрии нарастить объемы производства в короткий срок.

– Неужели есть дефицит компьютеров?

– Да, дефицит на рынке ПК сохраняется и где-то даже усугубляется. Понятно, что так будет не всегда. Теоретически емкость рынка можно оценивать оптимистично, руководствуясь данными об экономически активном населении, а также учитывая потребительский потенциал школьников и студентов.

– То есть люди только начали понимать, что работать и учиться из дома придется долго?

– Все верно. Не то чтобы всегда все будут сидеть на карантине, но будет некая гибридная модель: частично работа из дома, частично учеба и работа в школе, институте, офисе. А это подразумевает все-таки индивидуальный компьютер.

– А какова, на ваш взгляд, емкость этого рынка?

– Российский рынок ПК достиг своего исторического максимума в 2012 г. – тогда было отгружено 14 млн ПК. По итогам 2019 г. он составил чуть более 5 млн. Оценивая емкость рынка, можно ориентироваться на те же 14 млн.

– Как себя сейчас чувствуют корпоративный рынок и сегмент госзаказа? С одной стороны, деловая активность снизилась, а с другой – людям ПК покупают зачастую работодатели.

– Крупные заказчики традиционно предпочитали настольные ПК или моноблоки – этот рынок немного затормозил в силу того, что количество людей в офисах сократилось, а потребность в обновлении компьютерного парка немного отодвинулась, поэтому многие закупки отложены. Корпоративный рынок переключился на ноутбуки.

– Немного – это примерно на сколько?

– Это примерно на квартал. Компании откладывают закупки десктопов, но в целом отказываться от них не собираются.

– Не секрет, что тенденции к росту на российском компьютерном рынке наметились еще до пандемии. Чем кроме COVID-19 можно объяснить рост спроса на ПК?

– Отчасти рынок стабилизировался после падения, он стал рынком замены, т. е. его поддерживали покупки новых компьютеров вместо морально устаревших. При этом появились сегменты, которых не было ранее, например игровые ноутбуки. Этот сегмент стал активно развиваться в 2016–2017 гг. Он никогда не падал с момента своего появления и до сих пор растет опережающими темпами. Также очень активно растет сегмент тонких и легких ноутбуков. Если в целом в этом году рынок ноутбуков вырос процентов на 40, то рынок игровых ноутбуков вырос на 60–70%. А рынок ультратонких ноутбуков – больше чем на 100%.

– Считалось, что продажи планшетов давят на рынок традиционных ПК. А сейчас хорошо продается и то и другое. С чем это связано?

– Есть дефицит ноутбуков, особенно начального ценового сегмента, в связи с этим цены на них сильно выросли. Поэтому вместо них покупают «таблетки». Раньше за определенную сумму можно было купить ноутбук, а сейчас – нельзя, можно только планшет. Правда, полноценной заменой десктопа или ноутбука планшет, конечно, считать нельзя.

– Какие компьютеры сейчас покупают лучше всего, в каком ценовом сегменте? Что изменилось по сравнению с допандемическими временами?

– Сейчас, на мой взгляд, картина немного искажена тем, что ритейлеры подняли цены, особенно на продукты, которые у них быстро заканчиваются. Многие компьютеры, которые стоили в начале года условно 20 000 руб., сейчас стоят 35 000–40 000 руб. В целом средняя цена проданных устройств, конечно же, выросла. Отчасти потому, что корпоративные заказчики и просто люди покупают ноутбуки, как правило, с большим запасом производительности. А также, как я уже говорил, растут сегменты тонких и легких и игровых ноутбуков – они стоят дороже обычных, цены на них тоже выросли. Причем не только в рублях, но и в долларах.

– Что, на ваш взгляд, будет с рынком в следующем году?

– Мы ожидаем рост, но не такими темпами – скорее всего, измеряться они будут однозначными цифрами. Но если волны пандемии будут продолжаться, то, возможно, цифры будут двузначными.