В Антарктиде развернута сеть интернета вещей

Датчики позволят полярникам исследовать движение ледников и снежного покрова
Автоматизация позволит получать данные о развитии трещин в антарктических льдах круглогодично /Минприроды

Сеть интернета вещей на станции «Прогресс» развернула компания МТС. На первом этапе компания инвестировала в проект «десятки миллионов рублей», рассказал представитель МТС Алексей Меркутов: «Сейчас на полярных станциях работает несколько десятков датчиков, к началу следующего антарктического лета (т. е. к концу года) оператор планирует дополнительно обеспечить станцию несколькими сотнями датчиков».

В прошлом году МТС запустила первую российскую сеть в Антарктиде, обеспечив «Прогресс» мобильной связью, в декабре 2020 г. началась установка оборудования на станции Новолазаревская. Теперь на «Прогрессе» и в радиусе 95 км от станции появится сеть NB-IoT (стандарт для интернета вещей) на частоте 900 МГц.

Данные с устройств будут поступать на сервера в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте (ААНИИ) в Санкт-Петербурге, а полярники смогут видеть полученную с датчиков информацию на своих компьютерах. Датчики и сенсоры будут измерять температуру льда и снега на разной глубине, определять движение ледников и откалывание айсбергов, а также отслеживать подтаивания и образование водяных линз, которые приводят к провалам снега и могут представлять опасность для полярников.

Трещины во льду Антарктиды – явление частое и крайне опасное. За годы экспедиций (а отечественные экспедиции начались в 1956 г.) случалось, что техника проваливалась, были и человеческие жертвы, поэтому проблема обнаружения трещин и их мониторинга – значимая часть исследований, объясняет директор ААНИИ Александр Макаров.

«Сейчас работы по выявлению опасных объектов выполняются при помощи обширного комплекса инженерных изысканий, включающего георадарную съемку, гидрологические наблюдения, измерения скорости течения ледников, буровые и геодезические работы. Эти изыскания проводятся при непосредственном участии человека и только в сезон, что лишает нас данных о развитии трещин в большую часть года, а автоматизация позволит получать эти данные непрерывно», – рассуждает Макаров.

Руководитель климатической программы Greenpeace в России Василий Яблоков отмечает, что из-за климатического кризиса температура в полярных областях повышается быстрее, чем на остальной планете. «За последнее десятилетие шапка льда в Арктике уменьшилась на 13%, – говорит он. – По данным европейского института «Коперникус», Земля потеряла 28 трлн т льда за период с 1994 по 2017 г.».

Пока движение ледников отслеживается в основном со спутников – снимки из космоса, говорит Яблоков, позволяют довольно точно отследить скорость и направление их перемещения. «Но и наземные датчики тоже нужны – они позволят отследить и изучить внутренние процессы, протекающие в ледниках, и, возможно, давать более точные прогнозы», – утверждает он. Многомасштабное математическое моделирование климатических процессов и таяния льдов, в частности, требует большого количества данных. «В ледниках возникают двухфазные зоны, которые приводят к резким нелинейным эффектам, и прогнозирование таких всплесков нуждается в хорошем охвате датчиками, так что здесь можно продемонстрировать хороший кейс предиктивной аналитики», – отмечает директор технологической практики КПМГ в России и СНГ Сергей Вихарев.