Минцифры русифицирует учебный софт

Ведомство предлагает запретить использование иностранного ПО в школах
Проблема не в том, что отечественных инструментов нет, а в том, что инструментов много, но они не интегрированы друг с другом /Евгений Разумный / Ведомости

Закон о запрете использования в школах иностранного ПО может вступить в силу уже в декабре 2021 г., указано в плане ведомства по стимулированию развития IT-отрасли («Ведомости» ознакомились с копией документа). Исполнителями проекта назначены Минцифры и Минпросвещения. Предложение будет представлено на рассмотрение профильному вице-премьеру Дмитрию Чернышенко, утверждает человек, близкий к «Яндексу» и знакомый с ходом обсуждения документа.

В пресс-службе Минцифры отказались комментировать, указав, что документ неактуален. В то же время в пресс-службе Чернышенко заявили, что пакет мер внесён, прорабатывается, в ближайшие дни будет представлен отрасли и после этого утверждён. Напомним, что меры готовились в тесной связке с отраслью, добавил представитель Чернышенко.

В Минпросвещения не ответили на запрос «Ведомостей».

По данным Росстата, в России более 40 000 школ. Степень их оснащенности компьютерами сильно варьируется от региона к региону, однако в среднем на 100 учеников приходится 13–15 компьютеров, подсчитали в АНО «Институт прогрессивного образования». По данным «Софтлайна», в каждой школе примерно 20 автоматизированных рабочих мест с перспективой увеличения до 25–30, т. е. в общей сложности речь может идти о парке в 1 млн устройств. Для каждого требуется операционная система, офис, некоторая часть специализированного ПО.

Ежегодно школы закупают не меньше 600 000–700 000 единиц компьютерной техники (планшеты, интерактивные панели и т. д.) и рынок образовательного ПО огромен, отмечает первый заместитель управляющего директора компании «Ланит-интеграция» Олег Головко. 

Емкость рынка ПО для школ и потенциальный объем импортозамещения эксперты конкретизировать не смогли, отметив при этом, что при массовом замещении каждая сделка может измеряться миллиардами рублей. Так, стоимость офисного пакета, как указано на официальном сайте «Софтлайна», начинается от 5000 руб., таким образом, приобретение лицензий на 500 000 рабочих мест может потребовать выделения более чем 2,5 млрд руб.

Программы для школ зачастую поставляются бесплатно: например, «Р7-офис» бесплатно распространяет свое лицензированное офисное ПО в региональных школах на безвозмездной основе по соглашению с местными властями. Бесплатные версии для школ есть и у «Моего офиса».

Наиболее пострадавшей компанией в случае принятия решения об импортозамещении в школах станет Microsoft, считают эксперты.

«Microsoft остается основным поставщиком решений в школах, начиная от операционной системы Windows, причем зачастую устаревших версий, и заканчивая офисными пакетами», – говорит директор технологической практики KPMG в России и СНГ Сергей Вихарев.

«На сегодняшний день Windows – наиболее привычная для пользователей ОС, в первую очередь для самих учителей», – соглашается Головко.

В российском офисе Microsoft предложение Минцифры комментировать отказались.

«Зарубежные продукты часто глубоко внедрены в отечественные решения, – констатирует гендиректор АНО «Инфокультура» Иван Бегтин. – Например, «Московская электронная школа» включает в себя продукт Microsoft Teams, отказаться от которого сложно без потери качества. На рынке сейчас крайне мало отечественных готовых предложений по автоматизации дистанционного обучения в школах». 

В середине марта 2020 г. все школы в России перешли на дистанционное обучение из-за пандемии коронавируса. Тогда школы могли сами выбирать, какие онлайн-ресурсы, сервисы и платформы использовать для дистанционного обучения, разъясняли представители Рособрнадзора. В основном для проведения дистанционных занятий школы использовали иностранные платформы видеоконференцсвязи Zoom и Microsoft Teams. 

«Школьное образование и образование в университетах включает обучение работе с зарубежными продуктами Microsoft, Apple, Adobe и т. д., – напоминает Бегтин. – Важно помнить, что, на чем бы ни учились школьники, когда они выйдут на работу, они будут использовать то ПО, которое использует их работодатель. Это то самое ПО, от которого предлагают отказаться».

Сейчас основная проблема не в том, что отечественных инструментов нет, а в том, что инструментов много, но они не интегрированы друг с другом, отмечает партнер департамента управления рисками Deloitte Сергей Кудряшов: «Эти программы несистемны и не позволяют интегрированно проводить планирование, учет посещаемости, ставить оценки, давать домашние задания. Учителям приходится работать с несколькими платформами, и половина из них – от иностранных разработчиков. Если принимать во внимание перспективы ужесточения критериев «отечественности» и считать российским только тот софт, который работает на отечественном оборудовании, его выбор резко сужается».

Идею ужесточить требования для ПО, претендующего на статус российского, и вносить в Единый реестр российских программ только тот софт, который совместим с отечественным оборудованием, в феврале этого года предлагали представители Минпромторга.