Почему Безос, Маск и Брэнсон не могут отправить туристов в космос

Эра массовых полетов на орбиту все время откладывается
Внутри пилотируемого космического корабля SpaceX Crew Dragon 2  / NASA TV / AFP

Невыполненные обещания

Если вспомнить, что писали 10 лет назад, в полувековой юбилей полета Юрия Гагарина, то могло показаться: космос вот-вот станет доступен многим, буквально массовому потребителю. Гагарин открыл путь для таких же героев-испытателей, как он сам, последующая индустриализация космоса и технологическое соревнование сверхдержав дали возможность летать десяткам профессионалов. К сегодняшнему дню число космонавтов подошло вплотную к отметке 600. Вслед за этим логично было ожидать открытия окна возможностей для тысяч людей, мечтающих побывать в космосе.

Тема грядущей эры космического туризма уже 10 лет назад была хорошо разогрета – реализовывался целый ряд ярких проектов, и они рождали предчувствие, что вот-вот космос станет доступен не только профессионалам. Предчувствие базировалось на официальных заявлениях, например сэра Ричарда Брэнсона, основателя Virgin Galactic. Он обещал, что полеты начнутся в 2010 г. И еще в 2004 г. начал продажу билетов, один стоит $250 000. Более 600 человек заплатили, и многие из них ждут своей очереди до сих пор. Одним из них был бывший бизнесмен, а теперь просто богатый человек Олег Яньков. Прождав несколько лет, он выступил с отповедью на радио. «Ричард Брэнсон – это обыкновенный пиарщик. Я заплатил $200 000 в 2011 г., мне подарили какой-то самолетик пластмассовый и сертификат о том, что я астронавт, – рассказал Яньков в эфире BFM. – Хороший кредит получил [Брэнсон] от 600–700, извините, идиотов, которые вдруг захотели туда слетать <...> Что-то присылают, приезжайте в отель такой-то – там собираются астронавты. Ты меня отправь, пожалуйста, со своей Невады на 101-й километр. Всё!»

Возможно, Яньков выразил мнение достаточно большой группы людей.

Одни закрылись, другие не сдаются

Похожие проблемы и у других проектов, преследующих своей целью массовый космический туризм, – все они никак не могут начать работать. Некоторые фиксируют убыток и уходят с рынка, как, например XCOR Aerospace или «Космокурс». А те, кто не испытывает трудностей с ресурсами, например Blue Origin Джеффри Безоса или Virgin Galactic, продолжают совершенствовать матчасть и сообщать об очередных испытаниях. Выпущенный в декабре прошлого года релиз Virgin Galactic оптимизма не внушил: отделившийся от самолета-носителя космоплан VSS Unity не полетел самостоятельно в космос, как планировалось. Бортовой компьютер отключился, двигатель был заглушен, и корабль сразу пошел на посадку (форма крыльев позволяет ему безопасно садиться с выключенным двигателем). Об очередном переносе начала полетов с пассажирами Virgin Galactic объявлять по итогам испытаний не стала, просто они не начались в анонсированный компанией период – I квартал 2021 г. И когда начнутся, пока не понятно – на май этого года анонсирован очередной испытательный полет. У проектов, рассчитанных на отправку в космос большого количества людей, разные идеологии и разные судьбы. Но вывод по итогам их деятельности может быть обобщенным: пилотируемую космонавтику пока не удается запустить в тираж. Конверсионная модель, по которой сначала до людей с деньгами, а потом и до рядовых тружеников доходили передовые достижения технологической мысли, сверхзвуковые самолеты например, в данном случае не работает. Используемая профессиональными космонавтами матчасть слишком сложна и дорога в эксплуатации, ее не приспособить к нуждам и возможностям массового потребителя. А принципиально более дешевую технику пока не получается сделать такой же надежной, как та, что обеспечивает безопасность космонавтов.

Билеты к Луне поступили в продажу

Даже в распоряжении профессионалов сегодня есть единственный на весь мир космический корабль, который имеет значимую статистику эксплуатации и который можно назвать по-настоящему надежным, – это российский «Союз». Последняя авария с гибелью людей случилась в истории этого корабля 50 лет назад.

Остальные средства доставки людей на орбиту либо относительно новые, как китайский «Шэньчжоу» (шесть пилотируемых миссий), либо совсем новые, как Dragon Crew (две пилотируемые миссии).

Dragon Crew уже доступен для туристических полетов – по крайней мере, места продаются. Илон Маск, основатель SpaceX, обещал отправить двух туристов в тур вокруг Луны на Dragon Crew в 2018 г. И не отправил. Репутация Маска тем не менее выглядит нерушимой, и кредит доверия к нему неисчерпаем. Японский миллиардер Юсаку Маэдзава выкупил все места на космическом корабле, который Маск обещает запустить к Луне (но без высадки) в 2023 г. Маэдзава уже в прошлом году сосредоточился на тренировках, оставив на время бизнес.

Если вспомнить, что осваивать Марс Маск собирался начать в 2018 г. (потом срок высадки людей на Красную планету был назначен на 2024 г.), то картина представляется следующей: в пилотируемой космонавтике в целом существует некоторым образом преломленная система оценок заявлений о планируемых действиях и датах. Вначале планы декларируются, затем не сбываются, после чего все происходит по новой. Это неписаное правило очевидно едино для всех стран и юрисдикций, потому что российская лунная экспедиция существует в этой же парадигме.

Никто не стремится предъявить претензий за то, что обещания что-то сделать и куда-то полететь не сбылись даже с очень большим допуском. Все демонстрируют понимание, что космос – это сложное дело и здесь всякое возможно. В том числе редкую стойкость демонстрируют инвесторы. 28 октября 2019 г., после размещения на NYSE, акция Virgin Galactic стоила $11,75. А к 15 марта 2021 г. стоимость ее достигла исторического пика в $34,93, что аналитики объяснили высокой оценкой потенциала рынка космического туризма и доверием к фигуре Брэнсона.

Конечно же, Брэнсон не собирался вводить людей в заблуждение, объявляя заведомо нереальные даты начала полетов, – просто проект оказался сложнее в реализации. Или сама идея оказалась сложнее в реализации, имея в виду опыт целого ряда подобных проектов.

Отложенный спрос

Банк UBS в 2019 г. прогнозировал, что к 2030 г. емкость рынка космического туризма составит $3 млрд. Внушительный спрос на космический туризм пока не может родить вообще никакого предложения, если не считать Space Adventures, отправляющей раз в три года миллиардеров погостить 10 дней на МКС.

Пустующую нишу занимают проекты самого разного толка. Например, Mars One – краудфандинговый стартап, цель которого колонизация Марса. В 2019 г. он обанкротился, но до этого привлек около 200 000 сторонников и провел несколько глобальных туров отбора в отряд марсонавтов. У отобранных в отряд россиян брали интервью центральные телеканалы.

Проект Mars One – это уже история не об организации полета на Марс, это культивирование самой идеи такого полета. Примерно тем же занимается «Космическое королевство Асгардия» – проект российского предпринимателя Игоря Ашурбейли. Идеология Асгардии – переселение человека в космос, ближайшей целью выбрано рождение ребенка в космическом полете.

В асгардианцы записалось более миллиона человек, среди которых россияне не основная часть. У Асгардии есть правительство, парламент, суд, мэры городов (в стране даже принят свой оригинальный календарь). Чтобы занять одну из должностей, соискатель должен заплатить резидентский взнос – 100 евро за год. Расширение базы резидентов – главная задача руководителей Асгардии: за счет этих взносов планируется формировать госбюджет. Пока резидентов у космического королевства мало – 1800. Поэтому никаких научных и космических проектов Асгардия не реализует, а занимается госстроительством (т. е. разрабатывает и принимает законы, формирует органы власти) и культивирует идею переселения человека в космос, используя традиционные СМИ и соцсети.

Относительно узкую тему рождения ребенка в космосе разрабатывает не только Асгардия. Есть достаточно известная компания Spaceborn United из Нидерландов, ее глава и основатель Эгберт Эделброк – завсегдатай научных форумов, после которых он дает любопытные интервью. По плану Эделброка первый ребенок в космосе должен родиться в 2030 г. Уже ищут добровольцев для исследований в этой области.

Проектов, направленных на освоение космоса (порой условное), великое множество, и сейчас их будет становиться еще больше – интерес к теме подогревается Маском и его планами колонизировать Марс, все более интересными и медийно успешными межпланетными миссиями и близким по времени полетом на Луну в рамках программы Artemis. Настораживает только «дефицит конкретики», выражаясь футбольными терминами, – пока никто никуда не летит.