Почему инвесторы не разочаровались в Fastly

Чем известен облачный провайдер и чем сейчас занят его основатель
Основатель, председатель совета директоров Fastly Артур Бергман / Fastly

До лета этого года Fastly была компанией, известной только в узких кругах, – и это несмотря на капитализацию более чем в $6 млрд. Но 8 июня произошел массовый сбой в интернете. Перестали работать сайты многих СМИ – от CNN до Financial Times, наблюдались сбои в работе соцсетей Twitter, Reddit, Twitch, сервисов Spotify и Github. Виновник нашелся быстро: американский поставщик облачных решений Fastly. Один из его клиентов изменил настройки и из-за ошибок в коде неожиданно вызвал сбой в работе всего сервиса.

Fastly управляет сетью доставки контента (сontent delivery network, CDN). Упрощенно говоря, она хранит часть самого запрашиваемого контента с других сайтов на своих мощностях, расположенных поближе к пользователям. Благодаря ей не нужно скачивать контент с сайта с другого конца земли, так что страницы открываются быстрее. Также ее алгоритмы перенаправляют трафик через свободные узлы, что опять же ускоряет загрузку страниц для пользователей и страхует компании от DDoS-атак.

Эта история со сбоем еще раз напомнила, что критически важная для работы всемирной сети инфраструктура сосредоточена в руках довольно небольшого круга компаний, в частности Amazon, Google, Cloudflare, Fastly.

Fastly – один из так называемых бенефициаров пандемии. За прошлый год котировки ее акций выросли почти в 5 раз – примерно с $21 до $87, причем на пике в октябре достигали $126. Но по мере того как мир стал приходить в норму, акции начали дешеветь. В начале мая этого года было достигнуто дно – чуть ниже $42. После этого акции стали отыгрывать падение, и тут случился сбой. Неполадки начались в 12.47 мск 8 июня, около 13.00 компания о них объявила и еще через три часа сообщила, что все починила.

Инвесторов это не отпугнуло. После новости о сбое котировки упали некритично (как пишет Forbes, на 6% – с $51,2 до $48,6). Сейчас акции стоят немного дороже, чем перед сбоем: $57.

Возможно, свою роль сыграли роботы. В СМИ пошла волна публикаций с упоминанием Fastly и биржевые алгоритмы могли среагировать и дать сигнал к покупке, пишет Forbes. А может быть, сыграли роль оперативные действия компании, предполагает Financial Times. Неполадки компания заметила через минуту, через 19 минут сообщила о них на сайте и где-то через час большинство сайтов вернулись к нормальной работе.

Хакер-кочевник

«Я хакер-кочевник» – так представляется в интернете основатель Fastly Артур Бергман. Он родился под Рождество, 24 декабря 1979 г., в Стокгольме. В детстве несколько лет прожил в Лесото (маленькое государство-анклав на территории ЮАР), где его родители находились в командировке. Окончив школу, устроился работать программистом. В 1998 г., будучи штатным сотрудником компании Univits, основал с друзьями стартап Vogon, а через два года параллельно с ним запустил еще один – Contiller. «С 1995 г. я программирую на языке Perl, – рассказывал он в интервью сайту Perl.com. – Мне рекомендовали его друзья из соцсети. Конечно, раньше я пробовал Basic и C. Последний я часто использую и сейчас, но это не сравнить! Я даже не пытаюсь использовать С для большинства вещей, которые я делаю на Perl». На этом языке он программировал роботов для фондовой биржи, рынка электроэнергетики и банков.

Как Fastly помогла The New York Times

Выборы 2012 г. обрушили сайт The New York Times (NYT) – он не справился с наплывом желающих посмотреть, как голосуют разные штаты. Перед выборами 2016 г. сайт снова оказался недоступен. На этот раз из-за одной из крупнейших DDoS-атак в истории интернета. Ее жертвой был крупный провайдер Dyn, но в итоге сбои наблюдались в работе множества разных сервисов, включая Twitter, Netflix, Spotify, PayPal. Пострадали многие известные СМИ – BBC, CNN, Fox News, The Guardian и, в частности, NYT. В последней был запущен стандартный протокол при таких ситуациях – переключение на внутренний DNS-сервер. Мобильное приложение и основной сайт снова подключились к сети примерно через 45 минут. Но если бы атака была нацелена именно на NYT, DNS-сервер не продержался бы и пяти секунд, сделала вывод компания. Между тем приближались ноябрьские выборы президента и интрига – Дональд Трамп против Хиллари Клинтон. Чтобы сайт не лег снова, NYT подключилась к сервису Fastly. Надо сказать, что технический директор NYT был поклонником этой компании с тех пор, как имел с ней дело на прошлом месте работы – в издательском доме Conde Nast. В ночь выборов количество людей, одновременно посещающих сайт NYT, увеличилось на 8371% по сравнению с обычным. Сайт получал 100 000 обращений каждую секунду. Однако работал без сбоев.
Сайту Buzzfeed технология Fastly позволила на 50% снизить время загрузки страницы, писал журнал Inc. Это крайне важный показатель: при увеличении времени загрузки всего лишь на одну секунду вдвое больше пользователей закрывают страницу, не прочитав ее.

В 2003 г. его пригласили на работу в Лондон, в фотохостинг Fotango, где он за три года вырос от программиста до технического директора. Но на этой должности не задержался и опять поменял страну. В 2005 г. американская компания Six Apart поглотила соцсеть LiveJournal и набирала команду для ее развития. «Итак, после довольного долгого ожидания 3 ноября [2005 г.] я прибыл в США, чтобы присоединиться к команде Six Apart в Сан-Франциско, – писал Бергман в своем ЖЖ. – Несмотря на отсутствие у меня какого-либо формального высшего образования, им удалось получить для меня визу O1 Alien для людей с выдающимися способностями». Английский Бергман знал в совершенстве. «Некоторым из нас труднее [обсуждать вопросы программирования] на родном языке, нежели на английском, – писал он в Twitter. – Я не в состоянии сделать технический доклад на шведском». Бергман руководил командой разработчиков ЖЖ до тех пор, пока она не была продана российской компании СУП в 2007 г.

После этого Бергман перешел в Wikia (сейчас – Fandom). Эта компания основана создателем «Википедии» Джимми Уэйлсом как платформа, на которой любой желающий может создать собственную энциклопедию. Там и началась история Fastly. «В сделанных на Wikia проектах веб-страницу может изменить кто угодно в любое время, – рассказывал Бергман сайту Client Focus. – Проблема была в том, что после этого люди ждали 10 минут, 30 минут, порой даже два часа, пока страница обновится». Он разработал решение, которое сократило время обновления до 150 миллисекунд. А потом подумал: почему бы технологию не использовать для других целей, попутно заработав на этом деньги? Так в 2011 г. была основана Fastly. Даже если вы никогда раньше не слышали о ней, скорее всего, вы часто пользуетесь ее инфраструктурой, когда открываете сайты в интернете. Она помогает ускорить загрузку контента для Hulu, Microsoft, Airbnb, Vimeo, Spotify, Reddit, Audi и многих других компаний. Fastly уверяет, что через нее проходит более 10% всех интернет-запросов. «Я основатель Fastly. Я тот, кто делает ваш интернет быстрее – в буквальном смысле слова», – пишет Бергман в Twitter.

Как основали Fastly

В конце 2010 г. венчурному инвестору Сунилу Дхаливалу один из знакомых посоветовал поговорить с техническим директором Wikia Бергманом. Совет звучал так: «Если этот парень решит основать компанию, не сомневайся, поддержи его». Они пообедали в тайском ресторане SoMa в Сан-Франциско. «Наш первый разговор оставил у меня сильное впечатление, – рассказывал Дхаливал на сайте венчурной компании Amplify Partners. – У Артура было четкое представление о том, как выстроена интернет-инфраструктура и куда ей нужно развиваться дальше. При этом он много и часто ругался. <...> Он говорил, что его коллеги-разработчики скованы старой и негибкой интернет-инфраструктурой». У него был план, как ускорить сеть. Дхаливал поверил Бергману, нашел еще желающих – и в марте 2011 г. Fastly получила первые венчурные инвестиции.

Для общественного блага

Бергман много занимался общественной деятельностью. В 2000-х он не только помогал разрабатывать очередную версию языка программирования Perl, но также участвовал в разработке открытого ПО Varnish и работе некоммерческих организаций OpenID Foundation (занимается открытым стандартом системы аутентификации на сайтах) и Jabber Software Foundation (сейчас – XMPP Standards Foundation, занимается открытым протоколом для обмена мгновенными сообщениями).
В 2007 г. у него обнаружили эпителиоидную гемангиоэндотелиому. Эта доброкачественная опухоль встречается достаточно редко. Бергман сделал отдельный сайт, чтобы те, у кого ее диагностируют, знали, с чем им предстоит столкнуться. На нем он описал свой диагноз и с юмором рассказал о лечении: «Мы с приятелем пытались объяснить моему отцу, что ни при каких обстоятельствах нельзя добираться до дома пешком после хирургического вмешательства. Сначала надо на инвалидной коляске, а затем на машине. <...> Дороги Сан-Франциско в ужасном состоянии. Поверьте парню, который чувствует все выбоины как лезвие пилы, вгрызающееся в его тело!»
После основания Fastly Бергману стало не до общественных проектов. Но его стартап бесплатно предоставляет свои технологии и помощь в программировании многим некоммерческим организациям – от «Врачей без границ» и Академии Хана до разработчиков открытого ПО. Впрочем, последним он скорее отдает долги. Fastly во многом построена на открытом ПО, при ее создании использовались Varnish, Perl, Ganglia, Chief и др.

У Fastly было несколько особенностей, в те годы выделявших ее среди конкурентов. Вместо развертывания множества маломощных серверов по всему миру она пользуется небольшим количеством очень мощных серверов, отмечает сайт Bizety (пишет о CDN, облачных сервисах, открытом ПО, искусственном интеллекте и др.). Сейчас они расположены на всех континентах, кроме Антарктиды. Она не экономила и использовала SSD-накопители, которые работают гораздо быстрее обычных, добавляет сайт Data Center Knowledge. Традиционно сервисы CDN давали клиентам мало информации о том, что происходит на их мощностях. Порой клиент не мог понять, на него идет DDoS-атака или же что-то из его контента вызвало всплеск интереса у настоящих пользователей. Бергман сделал Fastly максимально открытой. Клиенты в режиме реального времени могут отслеживать работу сервиса, чтобы понимать, что происходит с трафиком, и оперативно принимать решения.

Благодаря этому уже в 2017 г. Fastly преодолела психологически важный барьер по выручке – она превысила $100 млн. В 2018 г. выручка увеличилась на 38% до $144,6 млн, а в 2019 г. перевалила за $200 млн. Но компания все равно показывает убытки. По оценке CrunchBase (ресурс, предоставляющий сведения о частных и публичных компаниях), причина кроется в расходах на маркетинг, который позволяет быстро наращивать клиентскую базу и выручку. Компания пытается экономить. Начинала она с семи сотрудников, в прошлом году у нее было 600 человек, а сейчас в ней работает более 900 человек – но это все равно мало для бизнеса подобного масштаба, отмечает Forbes.

Fastly Inc.

Облачный провайдер

Акционеры (данные Refinitiv): крупнейшие институциональные инвесторы – Morgan Stanley Investment Management (10,88%), Abdiel Capital Advisors (10,73%), The Vanguard Group (8,43%), Iconiq Strategic Partners II (6,4%).
Капитализация – $6,5 млрд.
Финансовые показатели (2020 г.):
выручка – $290,9 млн,
чистый убыток – $95,9 млн.

Компания основана в 2011 г. Артуром Бергманом под названием SkyCache, в мае 2012 г. сменила название на Fastly. Штаб-квартира находится в Сан-Франциско (штат Калифорния). В мае 2019 г. акции компании начали торговаться на NYSE. Обеспечивает сетевой доступ к общим вычислительным ресурсам (к сетям передачи данных, серверам, приложениям и сервисам), управляет группой серверов, которые размещены по всему миру. Основные продукты и услуги компании: облачная платформа Fastly Edge, CDN, оптимизация изображений, потоковая доставка мультимедиа-контента – онлайн-видеотрансляции на высокой скорости. Fastly Edge доступна в 26 странах на 56 площадках с пропускной способностью глобальной сети 117 Тб/с.

Не менеджер, а разработчик

С самого начала Бергман был гендиректором Fastly. Под его руководством компания завершила семь раундов финансирования, собрав в общей сложности $219 млн. В мае 2019 г. она провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. Business Insider назвал его одним из самых успешных технологических первичных размещений года. Акции были проданы по верхней границе коридора – $16 – и принесли компании $180 млн. Бумаги начали торговаться с $21,50 за штуку и закрылись в первый день на уровне $23,99, т. е. подорожали в первый день после IPO на 50%.

Однако потом котировки долгое время (если не считать исключения в конце августа – начале сентября 2019 г.) колебались ниже этого уровня. Это разочаровывало инвесторов, вдохновленных дебютом компании на бирже. В конце концов Бергман не выдержал давления. В феврале 2020 г. он написал письмо сотрудникам. «Как многие из вас знают, недавно я стал отцом. Во время отпуска по уходу за ребенком я нашел время, чтобы отступить назад и поразмыслить о прошедших девяти годах, – рассуждал Бергман. – По сути я разработчик. Я всегда буду ценить время, потраченное на руководство Fastly. Но мои истинные сильные стороны и страсть – в создании программной архитектуры и инноваций. Мне нравится быть в окопах на передовой, решать самые сложные проблемы наших клиентов». Бергман сообщил, что уходит с поста гендиректора и займет должность главного архитектора компании и исполнительного председателя совета директоров.

На этой новости акции Fastly упали на 10%. Но в Китае уже свирепствовал ковид, близились локдауны, люди все больше использовали интернет. Вскоре котировки акций компании пошли вверх. А Бергман тем временем занимается своим любимым делом: улучшает код, получает за это около $0,5 млн в год зарплаты (кроме того, он владеет акциями Fastly на $17,5 млн) и осваивает горнолыжные склоны в разных уголках мира.