ФРИИ вложился в синтетические лица вслед за «Сбером»

В ходе нового инвестраунда оценка стартапа Malivar выросла до 370 млн руб.
В основу продукта Malivar положены две нейронные сети. Первая – сеть StyleGAN от компании Nvidia, генерирует несуществующие лица. Вторая – разработка Malivar, интегрирует созданное лицо в видеоролик /Malivar

Стартап Malivar привлек финансирование от Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), сообщил «Ведомостям» представитель этой организации. Основатель Malivar Валерий Шарипов эту информацию подтвердил.

В ходе предыдущего инвестиционного раунда в 2020 г. компанию оценили в 124 млн руб., а сейчас оценка выросла до 370 млн руб., утверждает представитель ФРИИ.

По данным «СПАРК-Интерфакса», ООО «ФРИИ инвест» приобрело 1,35% в ООО «Маливар», зарегистрированном в пос. Пышма Свердловской области. Шарипов говорит, что фонд заплатил за долю в компании 5 млн руб. В 2020 г. ООО «Цифровые технологии» («дочка» «Сбера») вложило в стартап 10 млн руб. и сейчас, по данным «СПАРК-Интерфакса», владеет 7,96% компании.

Malivar был основан в 2018 г. В 2020 г. несколько брендов запустили пилотные проекты с созданной компанией виртуальной моделью Aliona Pole. Лицо синтетической девушки использовалось при демонстрации «одежды для космических путешественниц» от кутюрье Алены Ахмадуллиной. Эта же модель участвовала в прошлогодней Mercedes-Benz Fashion Week Russia и была задействована в рекламных проектах с AliExpress, РБК и Газпромбанком.

По контракту с работающей в сфере искусственного интеллекта китайской компанией Iflytek российский стартап сгенерировал виртуальную исполнительницу Алену. Ее можно увидеть в музыкальном клипе «Навстречу счастью шагай!» с Луо Тяньи, популярнейшей китайской виртуальной певицей.

Шарипов рассказал, что инвестиции Сбербанка позволили Malivar автоматизировать производство синтетических лиц. Вначале стартап создавал виртуальных моделей, используя компьютерную графику. «Многое делалось руками дизайнеров и программистов. Затем мы вложились в технологии машинного обучения и для новых клиентов генерируем персонажей в автоматическом режиме, надо лишь задать пол и возраст», – пояснил Шарипов.

В основу продукта Malivar положены две нейронные сети. Первая – сеть StyleGAN от компании Nvidia, генерирует несуществующие лица. Вторая – разработка Malivar, интегрирует созданное лицо в видеоролик. Стартап работает по подписной модели.

Сервис предлагает клиентам тарифы от 3690 до 9990 руб. в месяц за одно видео продолжительностью 10 и 30 минут соответственно с участием любого количества виртуальных моделей, а также расширенный пакет услуг для крупного бизнеса за сумму от 37 000 руб. в месяц.

Синтетические образы людей могут оказаться похожими на реальных людей, опасается руководитель направления big data IТ-компании КРОК Кристина Проскурина. «При обучении на фотографиях реальных людей все будет зависеть от алгоритма, который используют разработчики для анонимизации изображений, и от реализации самой нейросетевой модели», – говорит она.

Шарипов утверждает, что вероятность существенного сходства моделей от Malivar с реальными людьми «статистически крайне мала» – сеть StyleGAN способна сгенерировать до 20 млрд вариантов лиц с разными параметрами. По его словам, для обучения нейросетей использовались базы данных с лицензионными материалами, очищенными от прав, и собственные дата-сеты компании: «При крайней необходимости мы можем доказать, что несуществующее лицо сгенерировано нейросетью и конкретный человек не взят за основу».

Шарипов рассчитывает, что виртуальные модели в ближайшее время будут востребованы в индустрии развлечений, маркетинге и интернет-коммерции в качестве виртуальных ассистентов. «Продукт также пользуется спросом у тех, кто работает с соцсетями, в первую очередь TikTok, – рас­сказывает Шарипов. – Блогерам нужно много видеоконтента, который сложно создать средствами компьютерной графики – это ­долго и дорого».

Инвестиционный менеджер ФРИИ Вадим Казинец объясняет решение фонда инвестировать в стартап тем, что команде Malivar удалось кратно снизить себестоимость технологии, создав продукт, который востребован рынком и удобен для пользователей: «Эффективность решения позволяет масштабировать проект на целевых рынках без дополнительных затрат на поддержку». Инвестиции от ФРИИ позволят Malivar усилить команду программистов, занимающихся машинным обучением, и вывести продукт компании на американский рынок, рассказал Казинец.

Самым ярким примером последних лет с использованием синтетического образа директор по цифровому опыту Digitas Moscow Владимир Маклаков называет сотрудничество бренда Calvin Klein с виртуальным блогером Лил Микелой. Ее аккаунт в Instagram ведется с 2016 г., у него 3 млн ­подписчиков. Виртуальный блогер создана стартапом Brud. Микела – меломан либеральных взглядов, рекламирует модные бренды и общается с подписчиками.

Однажды от ее имени выложили видео, в котором блогер рассказала, что к ней приставали в такси.

Виртуальные модели и инфлюенсеры используются в рекламных категориях «мода», «видеоигры», «музыка», иногда – в рекламных промокампаниях, отмечает креативный директор агентства Arena (входит в АДВ) Александр Неруш.

«Интерес к подобному продукту сейчас в зачаточной стадии, не отлажен процесс использования и непонятна финансовая эффективность», – констатирует заместитель гендиректора Isobar Moscow (входит в Dentsu Russia) Андрей Коваль.

В России возможности синтетических лиц пока недооценены клиентами и креативными агентствами, согласна руководитель развития инновационных продуктов Mediacom Александра Павлова.

Однако Коваль уверен, что «потенциал у продукта высокий». По его оценке, цифровое лицо может стоить в 2–3 раза дешевле работы обычной модели, к тому же на рынке «больших роликов» есть дефицит моделей, которые полностью устраивают бренды в плане работы в кадре. По мнению эксперта, использование таких решений можно поставить на поток, например, в рекламе модных брендов, где нужно снимать и постоянно обновлять лукбуки с сотнями товарных позиций.

Подобные решения обладают потенциалом, соглашается директор по технологиям Media Direction Group Александр Папков: «Бренды нуждаются в виртуальном образе, который принадлежит компании, адаптивен под любые условия, задачи и запросы целевой аудитории и может, например, взрослеть вместе с ней». В то же время заказчикам нужен целостный образ – голос, мимика, движения, а на примере продукта Malivar видно, что отличия виртуальной модели от реального человека пока значительные, отмечает Папков.

Говорить об экономии на виртуальной модели можно будет, когда она станет неотличима от реального человека, соглашается Маклаков: «Образы таких моделей в любом случае будут менее запоминаемы, чем у живых актеров. Что и неплохо, если речь идет о сервисной функции, например, умного помощника».