Механизм блокировок в интернете может стать полностью превентивным

Такую инициативу предложила глава Лиги безопасного интернета
Механизм блокировок в интернете может стать полностью превентивным  / Евгений Разумный / Ведомости

Директор Лиги безопасного интернета, член Общественной палаты Екатерина Мизулина предложила изменить механизм блокировок в интернете, расширив перечень запрещенного контента и сделав сами по себе эти блокировки «превентивными». Свою инициативу эксперт выдвинула на заседании в палате в пятницу, 27 мая. Встреча была посвящена борьбе с деструктивным контентом в интернете.

Для реализации инициативы потребуется внести поправки в законы «Об информации» (№ 149-ФЗ) и «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (№ 436-ФЗ), пояснила Мизулина. «Иного пути у нас абсолютно нет, иначе нас захлестнет потоком деструктивной информации, которая окружает и детей, и подростков каждый день, не только в пространстве социальных сетей, но и в других медиа», – резюмировала она.

Мизулина считает, что в России следует пересмотреть всю действующую модель блокировок деструктивного контента в интернете. Сейчас контент блокируется по решению суда, но нужно ввести «досудебную блокировку по широкому виду запрещенной информации, расширить этот перечень и превентивно – как обеспечительная мера – блокировать эту информацию», заявила она. В этом случае, полагает Мизулина, уже на тех, кто распространяет этот контент, будет «обязанность по оспариванию и доказыванию, что тот орган, который принял решение по блокировке, был не прав».

Минцифры знает о предложении Мизулиной о «превентивных блокировках», сообщил «Ведомостям» представитель министерства. «Для межведомственного обсуждения предложенной инициативы необходимо проанализировать текущую ситуацию и внимательно ознакомиться с перечнем информации, которая может быть заблокирована превентивно, а также оценить риски, возникающие в случае распространения такой информации», – сообщил он «Ведомостям».

Представитель Роскомнадзора (РКН) не ответил на запрос.

Какими именно видами нежелательной информации следует расширить перечень запрещенного к распространению в интернете контента – Мизулина не уточнила. «Это необходимо обсуждать с экспертным сообществом и общественными организациями», – сообщила она «Ведомостям». Отвечая на вопрос, какая именно структура должна быть уполномочена принимать решения о «превентивной блокировке», Мизулина напомнила, что действующее законодательство уже определяет органы власти, уполномоченные на принятие решений о блокировке.

В России уже предусмотрен механизм внесудебной блокировки и количество оснований для принятия таких решений «уже значительно превышает количество таких оснований для блокировки судебной», говорит директор по правовым инициативам Фонда развития интернет-инициатив Александра Орехович. К основаниям внесудебной блокировки относятся, например, детское порно и способы совершения суицида, а также информация о запрещенных к распространению лекарственных препаратах и др., добавила эксперт.

Например, 4 марта РКН принял решение о блокировке доступа к сети Facebook (принадлежит компании Meta Platforms, Inc., запрещена на территории России) без решения суда. Это было ответной мерой на ограничение доступа соцсетью к аккаунтам российских СМИ. Решение о блокировке Instagram (принадлежит компании Meta Platforms, Inc., запрещена на территории России) принимала Генпрокуратура: согласно постановлению от 11 марта соцсеть заблокировали за распространение призывов «к совершению насильственных действий (убийств) в отношении граждан РФ, в том числе военнослужащих» и к участию в «массовых беспорядках, сопровождающихся насилием». 21 марта суд признал Meta экстремистской организацией и полностью запретил ее деятельность на территории России.

«Высказанное предложение о расширении перечня запрещенной информации, тем более с учетом идеи превентивной блокировки, приведет, скорее всего, к перегибам в правоприменении, когда контент будет блокироваться «на всякий случай», что явно поставит под угрозу реализацию прав граждан на свободный доступ к информации», – считает Орехович.

«Решение о том, что информация размещена незаконно, по каждой категории информации принимает свой профильный орган (в частности, ФНС, МВД, Генпрокуратура, Роспотребнадзор, а в некоторых случаях и сам РКН)», – поясняет работу действующего механизма блокировки Вадим Перевалов, член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России. Как только РКН принимает или получает решение о том, что соответствующая информация размещена незаконно, он обеспечивает ограничение доступа к ней, говорит юрист. Он обращает внимание, что критерии для принятия решений об ограничении доступа не всегда формализованы, «принимающие решения органы не приводят никакой мотивировки своих решений, процедура административного обжалования вынесенных решений должным образом не регламентирована, а авторы контента зачастую даже не получают уведомлений о том, что их контент был удален (поскольку такого требования по общему правилу не предусмотрено в законе)». Обжалование таких блокировок на практике занимает от нескольких дней до нескольких месяцев, отметил Перевалов.

Юрист согласен с тем, что многие механизмы ограничений в интернете необходимо переписать заново, поскольку они разрабатывались на протяжении более чем 10 лет, а принятые ранее нормы не обновлялись по мере развития интернета. «В результате многие механизмы не в полной мере адаптированы на работу с интернет-платформами, интернет-мессенджерами с публичными чатами, магазинами приложений и т. п.», – говорит Перевалов.

Но эти изменения предполагают также, по мнению эксперта, и обязанности для госорганов «приводить мотивы, по которым они ограничивают доступ к информации». Речь идет, например, о том, чтобы «четко указывать, какая именно часть информации на интернет-странице или в приложении является запрещенной». Также должна быть предусмотрена и «предельно быстрая и понятная» процедура обжалования таких решений.