Для вас этот материал открыл подписчик Анна Устинова Подпишитесь и вы

Для иностранного софта прорабатывают два механизма лицензирования

Добиваться прав на использование зарубежного ПО российские компании будут через суд
Наиболее серьезные проблемы могут возникнуть с иностранным ПО для промышленности и проектирования, отмечают эксперты/ Евгений Разумный / Ведомости

В законопроекте о принудительном лицензировании объектов авторского и смежного права, куда относится и программное обеспечение (ПО) от недружественных правообладателей, появятся два механизма – для бывших лицензиатов софта и для новых. Обновленную версию законопроекта планируется внести в Госдуму в начале февраля. Об этом «Ведомостям» рассказал один из авторов инициативы – депутат от фракции «Справедливая Россия – за правду» Дмитрий Кузнецов.

Сейчас пользователи, купившие временные лицензии или подписки на зарубежное ПО, столкнулись с невозможностью их продления. Если они продолжают использовать продукты, то автоматически попадают в категорию «пиратов», а за это им может грозить ответственность, вплоть до уголовной.

До ухода иностранных правообладателей из России порядок был такой: российская компания заключала договор с правообладателем и напрямую перечисляла ему деньги, рассказывает Кузнецов. Но в текущей ситуации в связи с запретом на трансграничные операции и отказом зарубежных поставщиков работать в России возникла необходимость в разработке двух механизмов принудительного лицензирования.

Механизмы для старого и нового

Первый – упрощенный – механизм будет предназначен для тех пользователей, которые уже имели лицензию, говорит депутат. В таком случае российская компания должна обратиться в российский суд и сообщить, что правообладатель ушел из страны, а российского аналога его продуктов нет, поясняет Кузнецов. Поэтому компании нужно разрешение на продолжение использования такого ПО без лицензии, отмечает он.

Второй – более сложный – механизм предназначен для объектов авторских и смежных прав, которые не использовались ранее и недоступны на территории России, продолжает Кузнецов. В такой ситуации российская компания должна обратиться в суд с обоснованием необходимости использования иностранного продукта. Депутат уточнил, что если истец выиграет спор, то сможет пользоваться этим продуктом без разрешения правообладателя, а деньги начнет зачислять на спецсчет «О» (рублевые счета в ряде банков, предусмотренные указом президента для расчета с иностранными компаниями в условиях санкционного давления. – «Ведомости»).

По словам Кузнецова, в какой механизм попадет программное обеспечение – в первый или в оба, зависит от позиции Минцифры.

В Минцифры не ответили на запрос «Ведомостей».

Суды будут долгими

На прямой линии с IT-отраслью 28 декабря 2022 г. министр цифрового развития Максут Шадаев уже высказывался за то, чтобы предусмотреть варианты использования зарубежного софта в случае ухода правообладателя из страны и невозможности продлить лицензии. 

В августе 2022 г. Кузнецов уже вносил на рассмотрение законопроект о принудительном лицензировании объектов авторского и смежного права правообладателей, ушедших с российского рынка. Но мера не нашла поддержки ни у участников рынка, ни у регуляторов. Минцифры тогда посчитало проект недоработанным, писал «Коммерсантъ».

Сейчас за пиратство предусмотрено несколько видов ответственности – от административной (штраф с конфискацией контрафактной продукции) и гражданско-правовой (штраф до 5 млн руб. с ликвидацией юрлица) до уголовной (до шести лет лишения свободы), объясняет юрист, член комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций Павел Катков. 

Уход одной из сторон спора с рынка не лишает суд полномочий, продолжает юрист. Если это делает зарубежная сторона, то заключенная в России сделка по-прежнему остается подчиненной российскому праву. Суду нужно будет разрешить лицензиату и дальше использовать продукт, что компании и будут делать, согласно новому законопроекту, отмечает Катков. 

Скорее всего, в ближайшее время стоит ждать огромного количества исков, считает патентный поверенный, управляющий партнер компании «Зуйков и партнеры» Сергей Зуйков. Стоит ждать затяжного процесса рассмотрения споров, добавляет он. «Суды должны извещать иностранного правообладателя через сложную систему уведомлений, занимающих от 6 до 12 месяцев на одно заседание, заседаний обычно 2–3, так что процесс в обычном случае может занять полтора-два года», – предупреждает юрист. 

Россия теряет права

Невозможность продления лицензий на иностранный софт является серьезной проблемой для всего российского бизнеса. 24 января 2023 г. РБК со ссылкой на гендиректора ГК «Рики» (известна мультсериалами «Смешарики» и «Фиксики») Юлию Немчину сообщал, что лицензии на программы для создания мультфильмов истекают этим летом и анимационная индустрия ищет решение проблемы. В середине декабря 2022 г. промышленность и ритейл пожаловались на то, что не могут работать без операционных систем, офисных продуктов и IТ-сред для разработки от иностранных поставщиков, писали «Известия» со ссылкой на письмо Института развития предпринимательства и экономики в Минцифры. 

Необходимо закрепить оба механизма, поскольку история распространения объектов авторских и смежных прав может существенно отличаться, комментирует заместитель генерального директора по правовым вопросам Института развития интернета Борис Едидин. Когда продукт распространялся в России, у отечественного правообладателя были лицензионные соглашения и определение законом способа дальнейшего легального использования ПО даст возможность продолжать работать на прежних условиях, говорит он. Второй подход решает задачу применения нового ПО, которое ранее на рынке не было представлено, что важно с учетом динамики появления технологий, считает Едидин. 

Сегодня международные соглашения предусматривают механизм принудительного лицензирования только в отношении объектов патентного права, указывает член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России, эксперт Moscow Digital School Ирина Абдеева.

По ее словам, в отношении объектов авторского права и смежных прав аналогичного международного опыта нет, как нет и международного соглашения, поэтому законопроект является прецедентом. 

Лицензировать или замещать

Необходимости в законопроекте нет, а принудительное лицензирование только оттягивает импортозамещение, полагает исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий Николай Комлев. Если иностранный поставщик ушел с российского рынка, то он не будет подавать иски к российскому юрлицу, продолжающему незаконно использовать его софт, а значит, и наказания для отечественной компании не возникнет, говорит он. На рынке не было прецедентов и вряд ли будут ситуации, от которых «страхует» законопроект, считает эксперт.

По словам Комлева, не все категории иностранного ПО одномоментно можно заменить отечественным, особенно в крупных организациях. Российских аналогов пока нет, например, у инженерного софта от Siemens, некоторых категорий ПО для управления узкопрофильными предприятиями и систем виртуализации, уточнил он.

В принудительном лицензировании нуждается «тяжелое» ПО, которое требует длительного и трудоемкого внедрения, полагает член правления АРПП «Отечественный софт» Алексей Смирнов. Например, SAP, некоторое отраслевое ПО, системы автоматического проектирования. Отечественные системы автоматизированного проектирования активно развиваются и занимают около трети рынка, говорит он. Но по большей части изделия проектировались на зарубежной базе, а перенос проекта на любую другую систему несет громадные издержки, замечает эксперт.

По большинству универсальных продуктов замена есть и ей нужно дать дорогу, говорит Комлев. В России давно существует и активно развивается прикладное ПО, в том числе операционные системы, программы для работы с документами и средствами коммуникаций, а также решения в области информационной безопасности, подтверждает генеральный директор «МойОфис» Павел Калякин. Из примеров доступного импортозамещения можно выделить также сервисы видеосвязи и CRM-системы, добавляет эксперт группы лицензирования программного обеспечения СКБ «Контур» Жанна Милюкова. 

Подобный закон приводит к негативным последствиям в среднесрочной и долгосрочной перспективе, предупреждает Калякин. Он считает, что механизм можно рассматривать только как краткосрочный при отсутствии российских аналогов и только в совокупности с мерами поддержки и приоритетного развития отсутствующих технологий. К пострадавшим от такого закона эксперт относит интеграторов и отечественных разработчиков программных продуктов. Для первых, по словам Калякина, существуют риски возникновения юридической ответственности в рамках применимого зарубежного законодательства, а для вторых – риск потери клиентов, которые предпочтут иностранные решения.