Для вас этот материал открыл подписчик Екатерина Душкина Подпишитесь и вы

Российские компании взыскали с иностранных IT-вендоров 4,7 млрд рублей

Практически в 100% случаев суды полностью удовлетворяли требования истцов
За отказ работать с Россией IT-компании из недружественных стран получили судебные претензии на миллиарды рублей.И число таких исков будет только расти/ Jim Young / Reuters

Российские дистрибуторы и интеграторы, обеспечивающие оптовые поставки софта и «железа» российским заказчикам, добились взысканий с ушедших из страны иностранных производителей на сумму более 4,7 млрд руб. по 43 искам. Такие выводы сделали специалисты юридической фирмы «МЭФ Legal», проанализировав статистику картотеки арбитражного суда (КАД) с февраля 2022 г. «Ведомости» ознакомились с исследованием.

Самую крупную сумму – почти 2 млрд руб. – по двум искам на 1,4 млрд и 550 млн руб. требует российский дистрибутор компьютерной техники OCS Distrubution (ООО «О-си-эс-центр») с ООО «Хьюлетт Паккард энтерпрайз». Это российская «дочка» американского производителя серверов и систем хранения данных Hewlett Packard Enterprise (HPE). В конце июля 2023 г. оба иска суд удовлетворил полностью, но в начале сентября американцы подали апелляции, писали «Ведомости» ранее.

Интегратор ООО «Талмер» требует с российского юрлица американского производителя компьютерного оборудования Dell (ООО «Делл») 778 млн руб. Решение было принято также не в пользу зарубежного поставщика, но в апелляции стороны заключили мировое соглашение и первоначальное решение было отменено. «Ведомости» направили запрос в OCS и «Талмер».

Два крупных иска было подано от интегратора программных и аппаратных решений ООО «ФОРС дистрибуция» на сумму 431,7 млн руб. и разработчика ООО «ФОРС – Центр разработки» на сумму 111,4 млн руб. к структуре американского поставщика систем управления базами данных Oracle АО «Оракл компьютерное оборудование». В обоих случаях в конце декабря 2022 г. иски были удовлетворены частично.

«Отказываться от своих исковых требований мы не планируем и будем продолжать участие в процедуре банкротства корпорации Oracle в России», – прокомментировал дальнейшие шаги гендиректор «ФОРС – Центр разработки» Евгений Ефименко.

Также иски к Oracle подавали дистрибутор «Марвел КТ», интеграторы «Крок инкорпорейтед», «Инфосистемы Джет» и Альфа-банк. Несколько десятков исков с требованиями до 100 млн руб. было подано к трем крупным IТ-компаниям из США – производителю компьютеров IBM (ООО «ИБМ Восточная Европа/Азия»), вендору сетевого оборудования Cisco (ООО «Сиско солюшенз») и поставщику офисного софта Microsoft (ООО «Майкрософт рус»).

Представители «Марвел КТ» и «Инфосистем Джет» отказались от комментариев. Представитель «Крок инкорпорейтед» сообщил, что компания проводит «все необходимые и предусмотренные законом мероприятия, направленные на взыскание задолженности». Альфа-банк не ответил на запрос.

Диапазон заявленных истцами требований составил от 175 000 до 1,4 млрд руб., в среднем с иностранных компаний взыскивали 115,3 млн руб., подсчитали юристы. Практически во всех из 43 рассмотренных дел суд вставал на сторону истцов и удовлетворял иски полностью, т. е. заявленные требования в 4,7 млрд руб. близки к взысканным.

По данным рейтинга крупнейших IT-компаний в России от TAdviser, за 2021 г. общая выручка ушедших с российского рынка иностранных производителей (Dell, HP Inc, SAP СНГ, Cisco, IBM, HPE, Oracle, Microsoft, Intel) составила 231,3 млрд руб. У тех же компаний за 2022 г. из-за ухода из России доходы хоть и упали втрое до 72,6 млрд руб., но составили почти 3% от всего IT-бюджета страны.

Около 4 млрд руб.

составила сумма уже удовлетворенных требований к ушедшим иностранным IT-компаниям в российских судах, по информации юридической компании «МЭФ Legal». Всего российские потребители IT-решений подали 43 иска на сумму 4,7 млрд руб., подсчитали «Ведомости»

В большинстве случаев судебные иски были связаны с вопросами неоказания услуг, предусмотренных по действующим договорам, или решений, которые были предоплачены, но не поставлены, следует из КАД. Поэтому после приостановки деятельности иностранных поставщиков в России клиенты стали массово обращаться к производителям с исками по возврату предоплаты за те услуги, которые не были оказаны, объясняет партнер практики коммерческих споров «МЭФ Legal» Римма Малинская. Потребители IT-решений заинтересованы в долгосрочной поддержке ПО, поэтому договоры с интеграторами и дистрибуторами заключались, как правило, на продолжительный срок, добавляет она. Такие договоры чаще всего предполагают полную или частичную предоплату, уточняет эксперт.

Эти 43 дела не учитывают иски, поданные от российских юрлиц к самим интеграторам и дистрибуторам, которые выступали в качестве посредников между иностранными производителями и конечными потребителями, следует из аналитики «МЭФ Legal». По словам Малинской, теперь же наступает вторая волна исков, когда истцы смогут подавать требования на большие суммы – например, по упущенной выгоде, которая образовалась с момента отказа иностранных компаний от обязательств. В этом случае потенциальная сумма споров может рассчитываться из показателей прибыли интеграторов от продажи услуг ушедших производителей за полугодовой период, предупреждает юрист.

До февраля 2022 г. кейсы о нарушениях обязательств по поставкам компьютерного оборудования или услуг поддержки были редкими случаями, обращает внимание управляющий партнер юридической компании ЭБР Александр Журавлев. Поэтому текущее количество судебных исков является рекордным за последние годы, подчеркивает он.

Тренд на взыскание упущенной выгоды с иностранцев действительно существует, подтверждает адвокат Forward Legal Людмила Лукьянова. «Изменение характера исковых требований связано с тем, что ранее дистрибуторы оценивали риски, связанные со срывом поставки. Сейчас, спустя время, появилось больше вводных, для того чтобы оценить экономический эффект от прекращения контрактов с такими поставщиками. Поэтому иски о возврате авансов дополнились исками о взыскании убытков и упущенной выгоды», – говорит она. 

Взыскание упущенной выгоды выглядит достаточно перспективным направлением действий, полагает эксперт образовательной платформы Moscow Digital School Ефим Казанцев. «Упущенную выгоду тут не так сложно посчитать – можно взять за основу прибыльность компании за последние несколько лет и вывести средние значения или посчитать прибыльность по тем контрактам с российскими пользователями, которые пришлось расторгнуть из-за одностороннего отказа зарубежных партнеров. Шансы реально получить присужденные суммы точно не равны нулю, но будут сильно зависеть от ряда факторов, например от юрисдикции, в которой зарегистрирован ответчик», – говорит Казанцев.

Впрочем, требования о взыскании упущенной выгоды традиционно являются одними из самых сложных для доказывания в российской судебной практике, предупреждает партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Глеб Ситников. Как правило, основная проблема состоит в доказывании причинно-следственной связи между действиями ответчика и конкретным размером упущенной выгоды, т. е. «дохода, который истец получил бы, если бы не действия ответчика». Практика взыскания упущенной выгоды существовала и до 2022 г., но не имела такого широкого распространения и резонанса, резюмировала адвокат, партнер адвокатской конторы «Сотниковы и партнеры» Елена Сотникова.