Мировые тренды M&A: без фокуса на Россию

Новые технологии, размывание отраслевых границ и изменившиеся потребительские предпочтения подталкивают рынок
Михаил Романов, партнер, руководитель группы по оказанию услуг компаниям отрасли связи, сектора технологий и медиасектора EY

Давайте рассмотрим рынок слияний и поглощений в телекоммуникационном секторе без фокуса на Россию.

Очевидно, что мировой рынок М&A несколько сократился. В основном из-за того, что стало меньше сверхкрупных сделок. Однако активность на рынке М&A, особенно в основном сегменте, который мы оцениваем от $100 млн до $10 млрд, практически та же. Если сравнивать I квартал 2016 г. и I квартал 2015 г., то количество и объем сделок примерно одинаковые. Наибольший интерес к сделкам М&A отмечается в технологическом секторе, при этом стоит отметить, что телеком и медиа не входят в топ-5 секторов по объему и количеству сделок.

Основными драйверами сделок в 2016 г. остаются низкие темпы экономического роста, появление новых технологий, размывание отраслевых границ и изменение потребительских предпочтений. Несмотря на нестабильную геополитическую ситуацию и связанную с ней экономическую неопределенность, как нам видится, в ближайшее время на рынке M&A сохранится стабильность, никаких потрясений мы не ждем.

Относительно мультипликатора сделок стоит отметить, что в телекоме он невысокий и по сравнению с прошлым годом даже немного понизился.

Сделок, стоимость которых рассчитывается на основании этого мультипликатора, не так много, чтобы говорить о какой-то тенденции на понижение, но и тенденции к росту также не наблюдается.

Что происходит в мире M&A с телекомактивами? На рынках США и Западной Европы активно заключаются сделки с целью трансформации бизнеса, что обусловлено высокой привлекательностью мультисервисных предложений и общей тенденцией к консолидации. Как и ранее, высокую инвестиционную активность проявляют азиатские компании, которые совершают смелые приобретения в перспективных сегментах цифрового рынка и консолидируются с другими игроками.

Если говорить о типах сделок, то они разные в разных регионах мира. Это и консолидация операторов внутри секторов мобильной и фиксированной связи, и консолидация мобильных операторов с фиксированными, и покупка провайдеров, и покупка местных игроков иностранными компаниями.

Наша компания в прошлом году провела опрос руководителей операторов связи и выяснила, какие M&A-активности являются для них самыми важными, какие проблемы и бизнес-задачи они пытаются решить, какие сделки их интересуют в ближайшей перспективе.

На первом месте респонденты указали консолидацию на рынке в ключевых услугах и консолидацию на рынке в смежных услугах, например платное телевидение. Это два главных приоритета для бизнеса. Кроме того, респонденты отметили ввод новой индустриальной вертикали и избавление от непрофильных активов, особенно это касается башен. Еще одним приоритетом и драйвером сделок указали привлечение новых талантов и знаний, в том числе посредством покупки компаний. Это, например, одна из причин, которую называла AT&T, когда покупала DirectTV. И, конечно, выход на новые географические рынки. Хотя все сознаются, что географический аспект не самый хороший драйвер именно с точки зрения синергии. Операторы связи рассказали, что у них в приоритетах. Посмотрим, что на самом деле происходит.

Итак, высвобождение капитала, т. е. продажа основных средств (антенно-мачтовых сооружений), и аутсорсинг. Здесь есть определенный рост. В 2014 г. был пик, однако и позже мы наблюдаем активность. Это либо шеринг инфраструктуры между операторами, создание совместных предприятий, т. е. полный spinoff (реорганизация и создание) двух или нескольких компаний и опять-таки шеринг с помощью СП-инфраструктуры; либо lease back. И непосредственно шеринг инфраструктуры между двумя операторами без создания какого-либо СП. Обе эти тенденции показывают рост. И на американском, и на европейском рынке башенные компании растут и продолжают покупать активы. В принципе, это хорошее высвобождение капитала, тем более что уже многие [телекомоператоры] решают, что конкурентным преимуществом и основным бизнесом это для них не является.

С появлением технологии ОТТ многие задумались о создании собственных венчурных фондов. Это тенденция не нова. Особенность в том, что эти венчурные фонды «диверсифицируются» из Силиконовой долины в Израиль, в Европу. К примеру, лаборатория инноваций Orange Fab, которая уже достаточно давно существует в Сан-Франциско, открывает офис в Испании. Инвестиции в молодые компании и их идеи продолжаются: компания Comcast создала СП с большим стартапом в Колорадо; Verizon, которая имеет один из самых больших портфелей технологий и сервисных платформ среди телекоммуникационных компаний, также закрыла большую сделку по покупке AOL, и т. д.

Инвестиции в сферу IоT (Internet on Things – интернет вещей) будут увеличиваться. К 2020 г. общее количество подключенных к интернету устройств превысит 50 млрд. Ожидается, что в этом году к интернету ежедневно будет подключаться 5,5 млн новых физических объектов. Очевидно, что мобильным операторам это достаточно интересно.

С 2011 по 2015 г. было совершено приобретений более чем на $30 млрд в секторе технологии M2M. В приобретение компаний в сфере облачных технологий было вложено более $40 млрд. И все чаще не просто в дата-центры, а и в IaaS (Infrastructure as a Service – предоставление компьютерной инфраструктуры как услуги на основе концепции облачных вычислений) и т. д. Другими словами, происходят вложения в новые услуги, объединенные коммуникации, хранение и безопасность.

Ну и самый ощутимый тренд с точки зрения крупных сделок на телекомрынке – это непосредственно конвергенция и консолидация в основном сегменте. Я умышленно объединяю эти два понятия, потому что граница между различными сервисами, особенно медиа и телекомом, становится все более условной. Давайте здесь чуть подробнее.

Великобритания: Liberty Global покупает Virgin Media именно для того, чтобы развивать модель quad play. Это они пытаются делать не только на рынке Великобритании, а вообще по всей Европе. Liberty Global сегодня много чего покупает. В частности, они приобрели компанию Ziggo, голландского кабельного оператора. Сейчас совместно с Vodafone (50/50) они создают совместное предприятие. То есть Liberty Global через Ziggo вместе с Vodafone, предоставляя услугу quad play, смотрит, как эта бизнес-модель будет отрабатывать. Liberty Global часто говорит о возможном потенциальном слиянии с оператором связи, например Vodafone. Безусловно, это была бы сделка века, огромный синергетический потенциал. Никто серьезно это пока не рассматривает, но, мне кажется, это своего рода тест-кейс. Будет интересно посмотреть именно на примере Нидерландов, где проникновение в FTTH составляет 95%, насколько полноценно эта модель будет работать. Другой пример – Vodafone покупает Kabel Deutschland и т. д.

ВT, как вы знаете, приобрела ЕЕ у Deutsche Telekom и Orange. Поскольку фиксированный оператор приобретал мобильного оператора, антимонопольный регулятор сделку разрешил. В то же время совсем недавно было объявлено, что регулятор запретил объединение Hutchison и О2, потому что это слияние двух мобильных операторов в Великобритании. Это был полный запрет сделки, который регулятор объяснил тем, что в Великобритании нужны четыре мобильных оператора, а концентрация 40% рынка у объединенного Hutchison О2 – это было бы конкурентно неправильно. Здесь наблюдается определенное разногласие между бизнесом и регулятором. Бизнес считает, что 2–3 оператора для такой страны, как Великобритания, в теперешних экономических условиях – это нормально. Регулятор полагает, что для конкурентной среды это слишком мало. В Италии, как вы знаете, компании Wind (Vimpelcom) и H3G (Hutchison) также хотят объединяться в СП. Посмотрим, что регулятор скажет об этой сделке. Много интересного происходит во Франции. Компания SFR была продана более чем за 20 млрд евро кабельному оператору Numericable (Altice Group). Группа Altice также заявляла о своих намерениях приобрести Bouygues Telecom на тот момент времени, но эта сделка не состоялась. Теперь Orange хочет купить Bouygues Telecom, но они пока не договорились.

Все эти примеры говорят о том, что операторы хотят консолидироваться и бизнес хочет конвергировать услуги, и этот тренд сохранится в обозримом будущем.

В заключение – опять-таки из нашего опроса руководителей мировых операторов связи – есть три цитаты, которые, мне кажется, очень правильно подытожат основные M&A-тенденции.

«Мы смотрим на небольшие сделки, которые будут увеличивать наш темп роста и конкурентоспособность и постепенно оказывать позитивное влияние на производительность». В данном случае речь идет о глобальной телекоммуникационной компании, которая рассматривает инвестиции в новые передовые технологии ОТТ, интернет вещей, M2M, – они считают эти направления одними из главных драйверов будущего роста.

«Мы оппортунистически настроены, особенно на развивающихся рынках. Наше видение заключается в том, что мы должны следить за большими рынками на Ближнем Востоке, в Северной Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе». Это уже другая компания, у которой много международных активов и которая всегда проактивно смотрит, где бы еще чего прикупить, присматриваясь именно к локализованным бизнес-кейсам в той стране, где у нее находится target.

И последняя ремарка именно с точки зрения консолидации: «...Никакая экономическая модель не может оправдать наличие более чем двух, максимально трех телекомоператоров в больших европейских странах». Это крупный европейский оператор, который считает, что регулятор часто проявляет немотивированную жесткость и выдвигает нереалистичные требования к консолидационным сделкам, в то время как сами операторы видят их как необходимый механизм для дальнейшего развития.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать