Технологии
Бесплатный
Екатерина Кравченко|Олег Сальманов
Статья опубликована в № 3928 от 30.09.2015 под заголовком: «Пока мы продолжаем расти темпами 300% в год, мы сосредоточены на росте»

«Пока мы продолжаем расти темпами 300% в год, мы сосредоточены на росте»

Что нельзя купить ни за какие деньги и в чем главная заслуга мобильных приложений – рассказывает Шахар Вайсер

Пять лет назад стартап GetTaxi по созданию виртуальной диспетчерской заказа такси казался многим скорее новой забавой предпринимателей-технарей, чем серьезным бизнесом. Выросшая на основе мобильного приложения компания Gett сейчас работает в 54 городах по всему миру, включая Нью-Йорк, Лондон, Тель-Авив, Москву и Санкт-Петербург, а ее сервисом пользуются более 10 млн человек. Сейчас Gett осваивает новые ниши услуг для потребителей – от доставки еды и маникюра до капитального ремонта. Главный принцип – мобильные приложения дают возможность людям экономить время на бытовых услугах и освобождают от рутины, чтобы они могли тратить время на то, что им действительно нравится, отмечает основатель компании Gett Шахар Вайсер: «Мобильный телефон – это уникальное конкурентное место». На этой неделе Gett преподнес сюрприз конкурентам, запустив новый тариф такси на 40% дешевле.

– Рынок такси сложно было назвать цивилизованным, когда вы начинали проект GetTaxi. С тех пор все сильно поменялось: заказ такси через мобильное приложение стал нормой, цены снизились, нелегальные извозчики были вытеснены технологичными сервисами типа GetTaxi, Uber, «Яндекс.Такси». Почему вы решили идти в другие секторы услуг? Стало тесно?

– Мы действительно начинали с транспорта. Но построение транспортной вертикали услуг позволило нам разработать технологию, которую можно применять и в других сегментах.

– В чем суть вашей концепции?

– Мы реализовали идею, которая будоражила умы нашей команды.

Технологию и операционные навыки, которые мы обкатали на заказах такси, в итоге можно применить в других нишах, которые касаются сектора услуг. Это все те услуги, которые сопутствуют вашей жизни, например покупка продуктов, заказ обеда или услуги для дома – все то, на что вы тратите время. Сейчас во всем мире один тренд – человек стремится к максимальному делегированию полномочий. Ведь нет никакой ценности в том, что вы лично уберете свою квартиру. Может, лучше, чтобы с помощью нашей компании вы могли высвободить время и максимально использовать его на то, что вам больше нравится делать?

– На чем вы еще собираетесь сэкономить время потребителям?

– С июля с помощью приложения Gett можно заказывать суши, а позднее можно будет заказывать любую еду – бургеры, пиццу или базовые продукты из супермаркета. Речь идет именно о базовых продуктах. На этом этапе наша компания не собирается заменить 100% из того, что вам нужно сделать, но 80% точно – это и транспорт, и еда, и уборка, и химчистка, и мелкие бытовые задачи по дому. Согласитесь, ведь всегда хочется нажать магическую кнопку, чтобы по мановению палочки было сделано то, что вам нужно в быту. Теперь такая возможность есть.

Шахар Вайсер
Основатель и генеральный директор компании Gett
  • Родился в 1975 г. в Москве, в 16 лет переехал в Израиль. Окончил академический колледж «Тель-Авив – Яффо»
  • 1997
    Основал первый стартап InfoAuto, в 1998 г. – National Board Ltd. (сервис объявлений)
  • 2000
    Менеджер по продажам в американской Comverse, в 2002–2005 гг. – гендиректор Comverse Russia, в 2006 г. основал Trusted Opinion, в 2008 г. – сервис Loyalize
  • 2009
    Основал Private Investment Fund в Израиле. В 2010 г. – онлайн-сервис коллективных покупок Vigoda.ru, возглавил совет директоров
  • 2010
    Совместно с Роем Мором основал компанию GetTaxi (с июля 2015 г. – Gett) и возглавил ее совет директоров

– Сколько услуг должно быть запущено?

– Наша цель – запускать новую вертикаль услуг каждый месяц. Это в идеале.

И кстати, после того как мы выпустили волшебного джинна – сделали объявление о новых услугах, количество потенциальных контрагентов выросло необычайно. Нам казалось, что мы сделали универсальную карту развития бизнеса по услугам, но оказалось, что есть много идей, о которых мы даже не думали.

– А в идеале что бы вам хотелось?

– Потенциальных категорий, естественно, больше, чем мы способны сделать сейчас. Но выпускать новый сегмент услуг раз в месяц – это неплохой план, я вас уверяю.

В первую очередь это касается транспорта. Наша цель – быть альтернативным средством передвижения вашему личному автомобилю. Чтобы этого добиться, надо понижать цены, но при этом увеличивая загрузку водителя: чем больше поездок – тем меньше тариф. Транспорт останется основополагающим направлением бизнеса компании: речь идет о расширении линейки классов автомобилей, оптимизации цен и сохранении высокого заработка у водителей.

С продуктами питания – идея добиться того, чтобы доставка пиццы или суши занимала 10 минут. Некоторые не верят, что такое возможно. Но то же самое раньше говорили и о наших услугах такси. Когда мы заявили, что сможем подавать машину менее чем за 15 минут и минимальная стоимость составит 100 руб., многим одновременное выполнение обеих задач казалось нереальным. Но сегодня так и есть. И сегодня выполнение обоих условий кажется банальным: мы теперь подаем машину за 5–7 минут, а минимальная поездка теперь стоит всего 49 руб. На этой неделе Gett запускает новый тариф «Эконом +», который удешевил услугу такси на 40%.

– Может ли технологическая платформа Gett использоваться для доставки еды?

– Конечно, будет использоваться та же технология, но исполнители будут другие – не наши водители, а другие специально обученные специалисты.

– Некоторые считают, что рынок тех или иных услуг насыщается довольно быстро и может не появиться достаточного спроса на ту или иную услугу при большой конкуренции.

– Интересная тенденция наблюдается на стороне предложения. Мы заметили, что фактически даем возможность 20 000 водителей зарабатывать и содержать свою семью. Конечно, не мы платим зарплаты – это делает рынок, но мы создаем основы для рынка. И в итоге 20 000 семей водителей живут за счет этого сектора. Это само по себе удивительно, и к концу года будет более 100 000 таких семей.

Сегодня мало кто говорит о том, что технология сама по себе создает рабочие места. А это действительно так. Многие просто не обращают на это внимания.

– Но потенциальные рабочие места существовали, вы просто заняли эту нишу.

– Не совсем. Один из интереснейших моментов состоит в том, что формат пользования такси поменялся фундаментально. Зарегистрировавшийся в Gett человек сначала делает X поездок в месяц, через три месяца – 2X, через 12 месяцев – 4X поездок. Только задумайтесь: когда человек понимает преимущества службы Gett, открывает для себя эту услугу, понимает комфорт, который она предоставляет, он начинает пользоваться услугой чаще и это в итоге расширяет рынок такси. Количество рабочих мест выросло пропорционально всем этим факторам.

Например, в Нью-Йорке рынок такси сейчас в два раза больше размера, который существовал на момент запуска проекта. И пользователю понятно: то же самое удобство может появиться в других областях, где наша компания начнет работать. И в конечном итоге город выигрывает, выигрывает вся экономика.

– Для многих такси – это элемент уровня жизни выше среднего...

– Главная проблема города – отсутствие парковки и ее стоимость. Такси часто дешевле, чем стоимость парковки вашего автомобиля.

Стиль передвижения людей сильно изменился. Сейчас утилизация личного транспорта – всего несколько процентов от его потенциальных возможностей. Задумайтесь! Всего несколько процентов. А автомобиль – это один из самых дорогих активов человека, и при этом он не используется. Раньше была другая ситуация: наличие личного транспорта предоставляло свободу передвижения. Сейчас Gett предоставляет ту же свободу, но не требует таких расходов.

Времена, когда люди каждый день пользовались автомобилем, прошли. По выходным – да, это осталось, но среднее использование машины в течение рабочей недели невелико. Идет обратная тенденция. Например, в Калифорнии покупки автомобилей сокращаются и владение машиной уже не считается очевидным преимуществом. Дилемма перед ведущими производителями, например GM и Ford, сейчас стоит именно так – им надо думать, как они будут продавать машины в ближайшие пять лет. Не через 10–20 лет, а именно через пять лет, потому что рынок сильно изменился, отношение к автомобилям изменилось. Человек не хочет владеть машиной, поскольку это невыгодное и неэффективное вложение при наличии альтернатив. Такие компании, как наша, позволяют оптимизировать инфраструктуру и перераспределять ресурсы, которые тратились раньше на покупку автомобилей для членов семьи, на себя, семью, развлечения, другие полезные вещи.

Гражданин мира

«Я родился в Москве на Старом Арбате, уехал в Израиль в 1991 г., когда мне было 16 лет, и там заканчивал образование, служил в армии, создавал первые бизнесы, – рассказывает Вайсер о себе. – В 2000 г. я вернулся в Россию возглавить публичную телекоммуникационную компанию Comverse. Это был интересный период – построение и развертывание мобильной связи. Первый стартап я основал в 1997 г. Тогда, конечно, были совсем другие времена – половина клиентов получала информацию по телефону, поскольку не у всех был на тот момент доступ в интернет. В 2005 г. я ушел из Comverse и вернулся к построению стартапов – переехал в Кремниевую долину и семь лет создавал компании там». По его словам, идея создать GetTaxi родилась в Израиле. На вопрос, тяжело ли после Кремниевой долины возвращаться в Россию, Вайсер отвечает: «Мне всегда нравилась Москва». На вопрос, не думал ли он расширять бизнес на азиатских рынках, Вайсер замечает: «Мне кажется, в Азии надо родиться, чтобы работать».

– Вы подробно говорите о транспорте, поскольку там это работает лучше всего или рынок дозрел до альтернативного решения?

– В конечном итоге выигрывает город и социальная структура – улучшается ситуация с транспортом, парковками, снижается уровень загрязнения и проч. Изменения на рынке фантастические, и они произошли всего за четыре года.

– Где именно вы видите большой потенциал роста спроса на такие услуги?

– Все, что связано с услугами по дому, сферой красоты, питания и транспорта. Сейчас всем важна скорость получения услуги и ее цена. Ведь время бесценно – его нельзя купить, и в этом состоит главный тренд. Компании, которые способны сэкономить время потребителя, имеют большое будущее. Например, хочет девушка сделать маникюр: нажала кнопку – и за 15 минут приехал мастер. Или еще один пример – покупка цветов: это спонтанное желание и вам обычно не хочется тратить много времени на поиск букета, а просто хочется, пока вы делаете другие дела, чтобы к вам приехал прекрасный букет, который вы заказали.

В современном мире очень быстро происходит сдвиг в потребительских предпочтениях, в поведении – как и чем пользуется человек. Социальная динамика сейчас довольно интересная: человек старается успеть как можно больше за меньшее количество времени и думает, как быть более эффективным и первым. Услуги, которые предоставляет наша компания, помогают этого добиться.

– В России, наверное, этого меньше?

– Как раз наоборот: больше.

– Вы говорили, что вас интересует также сфера медицинских услуг. Это что-то типа скорой помощи?

– Согласитесь, довольно интересные данные, что наши машины такси приезжают к людям быстрее, чем приезжает «скорая помощь» или милиция.

Мы пока не придумали, как это использовать. Но нам очень хочется помочь улучшить ситуацию в этих сферах. Ведь возникают ситуации, когда можно спасать жизнь, например своевременно сделав инъекцию инсулина или укол от аллергии, – в такие моменты минуты, когда они должны быть сделаны, критичны для жизни человека.

– Ваши конкуренты двигаются в том же направлении. Например, Uber запустил услугу курьера, «Яндекс» запустил «Яндекс.Мастер». Но если конкуренты являются более крупными компаниями, у них есть возможность зарабатывать в одной нише, а в другой можно и демпинговать, чтобы завоевать рынок. Как вы с этим взаимодействуете?

– Наш транспортный сервис используется в России, Великобритании и Нью-Йорке. Но услуга, по сути, локальна, и, если у компании нет в наличии 10 000 автомобилей, как, например, у Gett в Москве, а есть всего 1000 автомобилей, обеспечить рынок ее услугами невозможно, какой бы красивой идея ни была в принципе: при небольшом количестве машин любая подача автомобиля все равно займет уже другое время. Если машин нет, никакая концепция не сработает на большом рынке – это будет всего лишь компания, которая работает только в пределах Садового кольца.

– Uber, осваивая московский рынок при схожих возможностях, может за счет доходов от американского рынка и инвесторов продержаться на низких ценах и в зоне убытка дольше на любом конкретном рынке, выдавливая конкурентов.

– За счет большого оборота Gett может предложить более выгодные цены, а после сегодняшнего запуска новых тарифов и подавно.

– У меня на мобильном телефоне, например, есть несколько транспортных операторов – и Gett, и Uber, и «Яндекс.Такси».

– Мобильный телефон – это уникальное конкурентное место, но нельзя заставить человека делать что-то, если он этого не хочет. Если удобно и выгодно работать на одной платформе, потребителя не заставишь пользоваться другой услугой. Uber, например, высококонкурентен в CША – занимает около 90% рынка, но на крупнейших рынках, в числе которых Россия, их покрытие составляет всего 3–5%.

– А как вы решили осваивать нью-йоркский рынок? Почему вы решили там работать?

– Нью-йоркский рынок такси составляет половину таксомоторного рынка Америки, но он малоконкурентен. Там работает всего одна компания, и монополист, как известно, обычно максимизирует прибыль и не думает о качестве или конкурентности своих услуг. Зайти на такой рынок обычно легко, предложив более выгодную услугу.

При этом половина таксомоторного рынка Нью-Йорка востребована корпорациями. Gett там известен именно за счет лучшего продукта для корпораций (b2b). Половина списка Fortune 500 – это наши клиенты, и мы добились этого за три года. Весной мы запустили сегмент b2b в Нью-Йорке. Мы понижаем стоимость услуг, увеличиваем эффективность и прозрачность транспортных услуг, и компании это очень ценят. Поверьте, 2500 клиентов b2b в корпоративном мире – хороший результат.

– Какой из рынков для вас является самым важным с точки зрения его доли в выручке?

– Все рынки важны и равносильны. Два рынка – России и Великобритании – самые крупные в Европе.

Израиль, правда, также оказался крупным рынком, и это удивительно. Там люди пользуются такси очень много, стоимость рынка составляет около $2 млрд, Это было большой неожиданностью для нас.

– В декабре вы изменили цены в Москве, в феврале произошла забастовка водителей, что крайне редкое явление в России вообще. Водители аргументировали, что цены на бензин и запчасти растут, издержки увеличиваются, цены на такси снижаются. С чем были связаны жалобы водителей?

– Был пиар-акт – объявление о том, что будет забастовка. Но на самом деле забастовки не было.

– Есть статистика, сколько водитель зарабатывает?

– Водитель в Gett может заработать около 120 000 руб., но вы должны брать во внимание, что это очень тяжелый труд.

– Хорошо, вы снизили цену на услугу. Что это дало?

– Такси стало доступным для очень многих, произошел огромный скачок заказов.

– Несколько лет назад в России было зафиксировано мошенничество с банковскими картами при оплате заказов такси.

– Люди с криминальным прошлым действительно занимались этим, правоохранительными органами были приняты меры. Но говорить об этом не хочу.

– У вашей компании в основном инвесторы с российскими корнями.

– Да, в нас инвестировали лучшие фонды, работающие в России. Последние $150 млн инвестировали фонды Baring Vostok и Vostok Nafta. Среди инвесторов есть Creos – лондонский венчурный фонд. Access Industries Леонарда Блаватника также была в числе инвесторов.

– Свою долю в компании можете раскрыть?

– Не могу. На начальном этапе мы с первоначальным партнером вкладывали много собственных средств. У нас остается существенный пакет.

– Не скажете?

– Нет.

– Сколько было проинвестировано?

– $207 млн, это фантастическая на самом деле сумма.

– Не хотите выходить на публичный рынок?

– Пока нет.

– Почему не стремитесь на публичный рынок – больше становится конкурентов за пакет и до публичного рынка может не дойти?

– Нет, это доступная дорога. Но пока мы продолжаем расти темпами 300% в год, мы сосредоточены на росте.

Gett Inc.  (бывшая GetTaxi)
Gett Inc. (бывшая GetTaxi)

Интернет-компания
Финансовые показатели не раскрываются. Годовой оборот (оценка компании на август 2014 г.) – $150 млн. Компания основана в 2010 г. Роем Мором и Шахаром Вайсером. В 2014 г. вошла в тop-15 среди самых быстрорастущих компаний мира по версии Forbes. Общий объем привлеченного финансирования – $207 млн. Развивает сервис по вызову такси через мобильное приложение. Сервис доступен в США, Великобритании, России, Израиле (всего в 54 городах). В июле 2015 г. компания объявила о ребрендинге и сменила название на Gett.

– В свое время вы уехали из России. Можете рассказать немного о себе?

– Я родился в Москве на Старом Арбате, уехал в Израиль в 1991 г., когда мне было 16 лет.

– С семьей?

– Один. Там я заканчивал образование, служил в армии, создавал первые бизнесы. В 2000 г. я вернулся в Россию возглавить публичную телекоммуникационную компанию Comverse. Это был интересный период – построение и развертывание мобильной связи. В 2005 г. я ушел из Comverse и вернулся к построению стартапов – переехал в Кремниевую долину и семь лет создавал компании там.

– Вы сказали, что вернулись к построению стартапов. Когда вы начали ими заниматься?

– Первый стартап я основал в 1997 г. Тогда, конечно, были совсем другие времена – половина клиентов получала информацию по телефону, поскольку не у всех был на тот момент доступ в интернет.

– Где родилась идея создать GetTaxi – в США?

– В Израиле.

– После Кремниевой долины не тяжело возвращаться в Россию?

– Мне всегда нравилась Москва.

– Некоторые предпочитают Азию – более быстрые темпы развития...

– Я никогда не занимался там бизнесом. Там культура сильно отличается от всех других рынков, в том числе и культура бизнеса. Мне кажется, в Азии надо родиться, чтобы работать.

– Почему не выходите в новые города России с Gett?

– Как раз этим летом компания объявила о выходе на рынки городов-миллионников по всей России. Наш сервис уже запущен в Питере, Новосибирске и Нижнем Новгороде, а также готовятся запуски в нескольких новых городах.