Статья опубликована в № 4293 от 03.04.2017 под заголовком: «Если делаешь для пользователей что-то бесплатно, люди тоже помогут»

«Если делаешь для пользователей что-то бесплатно, люди тоже помогут»

Руководитель Avast Technologies рассказывает, как можно зарабатывать на бесплатных антивирусах

Производитель антивирусов Avast, как и остальные зарабатывающие на кибербезопасности компании, любит делать пугающие заявления. В марте этого года, например, Avast выпустила исследование, в котором сообщалось, что в 52% случаев пользователи используют необновленные версии самых популярных программ для РС вроде Java, Flash Player, Firefox. То есть в их ПО есть хорошо известные, но не закрытые обновлениями дыры, чем легко могут воспользоваться злоумышленники.

Жителей США Avast пугала сообщением, что у половины роутеров пароля, можно сказать, и нет – он из разряда admin/admin. А у четверти пароль – улица, фамилия, номер телефона владельца или другие легко подбираемые данные. Между тем хакеры, получив доступ к роутеру, могут перенаправить трафик на подставные сайты. Например, копирующие банковские порталы, чтобы получить логин и пароль.

Одно из самых громких заявлений гендиректор Avast Винсент Стеклер сделал в октябре 2015 г. Он поделился анализом 100 самых популярных приложений для Android, сделанных его компанией в сентябре 2015 г. 99 из них имеют полный контроль над гаджетом и позволяют управлять им удаленно, 92 видят, куда вы ходите по сети, и 90 могут считывать и изменять информацию, хранящуюся в гаджете, а 10 способны самостоятельно делать фотографии, видео- и аудиозаписи. Кроме того, он заявил, что Google, WhatsApp и Facebook шпионят за пользователями, но так и должно быть. «Google – рекламная компания. Выручку Google получает, по сути, от [рекламного сервиса] AdWords, – цитирует Стеклера International Business Times. – Шпионить за пользователями, узнавать, что им интересно, и предлагать [соответствующую] рекламу – вот его бизнес-модель. В этом нет ничего плохого. Пользователи знают, что происходит, думаю». Стеклер добавил, что Facebook показывает рекламу на основе переписки в принадлежащем ему WhatsApp.

Превращение в «единорога»

Историю создания своей компании Стеклер рассказал автору книг об IT-бизнесе Шрамане Митре. «В 1988 г. в Чехии жило двое ученых – Эдуард Кучера и Павел Баудиш. Один был химиком. Другой с докторской по физике, но так как он не вступил в компартию, то не мог получить работу по специальности. Он устроился в компьютерную лабораторию университета, которая однажды была поражена вирусом. Химик решил написать небольшую утилиту, чтобы вычистить его», – рассказывал Стеклер (цитаты по ее сайту sramanamitra.com). Идея показалась ученым перспективной. Как только было разрешено создавать кооперативы, партнеры зарегистрировали собственный бизнес. Продукт назвали Avast – сокращение от anti-virus advanced set. Потом обнаружилось, что в английском языке есть такой морской термин, означающий «Стоп!». Сначала компания называлась Alwil Software, семь лет назад ее переименовали в честь главного продукта в Avast Software.

В 1993 г. Чехословакия распалась. «Чехия вступила в ЕС, и конкуренция на местном рынке обострилась. Чтобы выжить, Avast начала международную экспансию», – объяснял Стеклер. То, что они стали пионерами на рынке, давало свои плоды. Например, подразделение Intel Security, занимающееся разработкой антивируса McAfee, использовало в своих продуктах антивирусное ядро чехов. По выражению Стеклера, «в середине 1990-х гг. McAfee, можно сказать, был Avast».

Но сам Стеклер пришел в Avast только в 2009 г. За год до этого основатели решили, что пора увеличивать темпы роста, и занялись поисками гендиректора. Рекрутеры предложили 18 кандидатов. 17 были отметены с ходу. А 18-й сам не захотел работать – он как раз вышел на пенсию и не желал снова впрягаться в лямку, рассказывал Стеклер. Но это был бывший начальник Стеклера – и он посоветовал чехам присмотреться к своему протеже.

К тому времени в Avast работало 40 человек: один специалист по финансам, один – по маркетингу и продажам, остальные 38 – программисты, вспоминал Стеклер. Выручка компании в 2008 г. составила $18 млн, говорил он The Huffington Post. При очередном раунде финансирования в феврале 2010 г. Avast оценили более чем в $1 млрд – так компания стала «единорогом». В начале 2016 г. в ней работало 650 человек, писал чешский портал Idnes.

Avast – непубличная компания. В 2012 г. она готовила публичное размещение акций, но «рынок был ужасен», по выражению Стеклера. Как правило, компания не раскрывает финансовых показателей. Но по итогам 2014 г. похвасталась, что выручка выросла на 51% до $217 млн, EBITDA составила $154 млн, т. е. 70%.

Число пользователей Avast при Стеклере выросло с 70 млн до 230 млн, пишет The Huffington Post. А в сентябре прошлого года Avast закрыла сделку по поглощению AVG Technologies – другого производителя антивирусов чешского происхождения. Сделка обошлась в $1,3 млрд. Получившаяся компания обслуживает более 400 млн пользователей, подсчитало Reuters.

Сейчас Avast занимается делистингом AVG: «На то чтобы достичь настоящей интеграции, у нас может уйти весь 2017 год. Потом мы поищем пути расширения бизнеса», – заявил Стеклер Reuters в ответ на вопрос, планируются ли еще поглощения до IPO, которое может пройти в 2019 г. Avast будет избегать поглощения известных брендов, но ее интерес будет вызывать что-то покрупнее стартапов, уточнил Стеклер. Основное внимание станет уделяться проектам в сфере безопасности мобильных устройств вне США –в Америке у компании и так прочные позиции.

Нарисованная прибыль

В биографии Стеклера есть эпизод, когда он был подвергнут штрафу в $35 000 за манипулирование корпоративной отчетностью. Как следует из документов SEC, компания Logicon, в которой на рубеже веков работал Стеклер, собиралась закупить в компании Legato программное обеспечение и позже перепродать его ВВС США. Оформить сделку требовалось до конца III квартала 1999 г. Трудность состояла в том, что у Legato еще не было готового продукта. А Logicon, где работал Стеклер, не готова была рисковать и покупать кота в мешке.
Тогда топ-менеджеры обеих компаний договорились о хитрости. Контракт на поставку ПО на $7 млн был заключен. Но одновременно подписано соглашение, что сделка может быть отменена без штрафных санкций. Его текст Стеклер лично диктовал по телефону менеджерам Logicon. По правилам GAAP в таком случае прибыль от сделки не может включаться в финансовые показатели компании. Но бухгалтерии о допсоглашении не сообщили. В итоге чистая прибыль Legato в III квартале 1999 г. оказалась на 146% выше ожидаемой. Котировки акций Legato во второй половине 1999 г. взлетели с $30 почти до $80.
В январе 2000 г. аудитор Legato наткнулся на эту историю. Сделку аннулировали по взаимному согласию. В апреле того же года, когда история стала достоянием общественности, котировки упали ниже $20. Дело кончилось тем, что в 2005 г. Стеклер, не признав, но и не опровергнув обвинения SEC, согласился выплатить штраф в $35 000.

СвернутьПрочитать полный текст

64% времени – в дороге

«Родился я в Лос-Анджелесе, но мало что о нем помню. Мы переехали, когда мне было два года, – вспоминал Стеклер в беседе со Шраманой Митрой. – Я вырос в округе Ориндж (Южная Калифорния) в местечке, которое мы с любовью звали «Мусорной рощей». Здесь игра слов – официально город называется Гарден-Гроув, но вместо слова Garden («сад») дети подставляли Garbage («мусор»).

«Я родом из большой семьи, – рассказывал Стеклер The Huffington Post. – У моих родителей было пятеро детей. Сами они не оканчивали колледжей. Но <...> хотели, чтобы дети владели литературной речью и были хорошо образованны. <...> Все пятеро поступили в университет, получили диплом бакалавра, магистра или МВА». У родившегося в 1958 г. Стеклера два диплома бакалавра Университета Калифорнии – по математике и информатике. К точным наукам ему привили интерес еще в школе – спасибо отличным учителям по химии и физике, вспоминал он на страницах The Huffington Post.

Получив диплом, в 1980 г. Стеклер устроился программистом. Два года он писал код. «Я не особо продвинутый в области технологии парень, но выделяюсь пониманием, как применять технологии в бизнесе. Так что я перешел на управленческую позицию», – говорил он. Главным клиентом компании, где он работал, были американские власти. Фирма закупала ПО, дорабатывала его при необходимости и поставляла госструктурам. Компания, где Стеклер проработал 20 лет вплоть до сентября 2000 г., называлась Logicon. Но он не любит упоминать ее имя в интервью, нет его и в его биографии на сайте Avast. Неспроста – в 2003 г. SEC обвинила Стеклера и ряд других менеджеров в мошенничестве (см. врез).

«У нас, как правило, были сделки на суммы с восемью нулями, – вспоминал Стеклер о работе на Logicon в беседе со Шраманой Митрой. – Средняя – на $15–20 млн. Я набрался немало опыта в коммерческой стороне бизнеса ПО. А потом Symantec наняла меня, чтобы запустить отдельное подразделение по поставкам госструктурам». Он вспоминает, что за два года сумел увеличить выручку от сделок с госструктурами с $15 млн до $150 млн: «Это сильно поддержало Symantec, когда лопнул пузырь доткомов. Наш бизнес с государством был больше, чем коммерческое направление». Речь шла о поставках не только федеральным властям, но и штатам, муниципальным образованиям, школам и вузам.

Таланты Стеклера по раскручиванию бизнеса понравились руководству Symantec, и оно предложило ему развивать бизнес в Азии. «Я никогда не был в Азии, но это сулило большие возможности. Я согласился и переехал в Сингапур».

Одним из неожиданных последствий этого была женитьба: супруга Стеклера – уроженка Сингапура. А одним из первых шагов Стеклера – перевод штаб-квартиры в Сингапур из Сиднея: «Для нас, американцев, география представляет сложность. Считается, что Австралия – часть Азии, при этом не принимается в расчет, что от нас до Австралии ближе, чем от Австралии до Пекина».

Азиатское направление до прихода Стеклера было аутсайдером, он же вывел его в лидеры по показателям за три года, уверял он Митру. После чего его призвали обратно в Штаты, где он стал старшим вице-президентом, вторым человеком в сфере потребительских продаж: «Я отвечал за мировые продажи, всю электронную коммерцию и онлайн-маркетинг антивируса Norton. Но жил в Сингапуре. У нас с женой родился ребенок. Ей не нравилось жить в США – там ни родни, ни друзей. Я все время был в дороге. Дважды в месяц мотался из Сингапура в Купертино».

Дорога занимала около суток. «Я подсчитал количество дней, проведенных в США. За два года поездок их набралось 18%. Довольно странно, но на Сингапур тоже пришлось 18%. 18% времени в штаб-квартире. 18% дома. И 64% в дороге», – рассказывал он. Мы решили, что так не пойдет. Я увольнялся из Symantec и собирался открыть собственный стартап в Сингапуре». Но в этот момент к нему обратились с предложением чехи: «Я знал об Avast, потому как она была одним из конкурентов Symantec, по поводу которого мы испытывали озабоченность. Мы не очень много о них знали, но вроде как они становились все популярнее».

Бесплатная приманка

В 2001 г. Avast сделала антивирус бесплатным для личного использования. При желании можно было купить более продвинутую платную версию. Это дало компании большую базу лояльных пользователей, но нужно было ее монетизировать. «Мы существуем благодаря личным рекомендациям, – рассказывал Стеклер Шрамане Митре. – Они приносят 65% новых пользователей».

Avast Software
Avast Software

IT-компания
Совладельцы и их доли не раскрываются.
Финансовые показатели (2014 г., позднее не раскрывались):
выручка – $217 млн,
EBITDA – $154 млн.
Основана в 1988 г. учеными из Чехословакии Эдуардом Кучерой и Павлом Баудишем, разработавшими решение для защиты компьютеров от «венского вируса» (назван так по предполагаемому месту разработки, вызывал перезагрузку операционной системы при запуске некоторых из пораженных им программ). В 2010 г. Summit Partners инвестировала в Avast $100 млн. В 2014 г. вторым миноритарием стала CVC Capital Partners, инвестировавшая $1 млн.

Придя в Avast, он затеял исследование, почему люди раскошеливаются на платную версию. Обнаружилось три основные причины. Первая – понимание, что за плату откроются дополнительные возможности. Вторая причина больше всего распространена была в Америке и среди англоговорящих респондентов – они верили, что платный продукт работает лучше бесплатного. Наконец, третья – чувство вины за даровое использование чужого труда.

Раньше Avast спрашивала, не хочет ли пользователь заплатить за программу, через 15 месяцев после начала ее использования, рассказывал Стеклер. С его приходом через месяц после установки пользователь проходил регистрацию, во время которой предлагалось купить платную версию.

Бизнес-модель Avast Стеклер в беседе с веб-ресурсом Softpedia объяснял так: «Пробная версия какого-нибудь производителя работает 60 дней и просит денег. Если не заплатить, то <...> продукт перестает работать и говорит: «Счастливо оставаться!» [Наше] бесплатное ПО просит денег, и, если пользователь говорит: «Нет, спасибо, не хочу платить вам денег», оно отвечает: «Ок, попользуйся мною еще год, и затем я спрошу снова». Правда, эта модель меняется. Так, после слияния с AVG стал недоступен для скачивания бесплатный антивирус для компаний Avast Free For Business.

Среди других шагов Стеклера был перевод Avast на другие языки. Например, во Франции была сильная конкуренция на рынке антивирусов, но все они были на английском. Первый блин у Avast вышел комом, рассказывал Стеклер Шрамане Митре. Они нашли человека, который якобы знал французский. Позже выяснилось, что его опыт в познании языка ограничивался несколькими любовницами-француженками. Качество перевода оказалось не лучшим. Когда французы возмутились, основатели компании публично извинились и попросили помощи в переводе. Нашлось несколько франкоязычных добровольцев, переведших текст на идеальный французский. «Если делаешь для пользователей что-то бесплатно, люди тоже помогут», – подвел итог Стеклер. С тех пор о переводе стали просить пользователей из нужной страны, Avast стала выходить почти на полусотне языков. Этим дело не ограничилось. «Одна из наших техподдержек состояла полностью из волонтеров, – вспоминал Стеклер. – Были люди, которые ответили на 60 000 вопросов пользователей».

«Когда я работал с Norton, у нас было около 50 млн пользователей по всему миру и 3000 в техподдержке. Кто-то в Индии, на Филиппинах, в Малайзии. У Avast в 4 раза больше пользователей – 230 млн, – говорил он. – При похожей модели нам нужно 15 000 человек на телефоне. Не важно, где они будут работать, – вы не можете столько себе позволить». Американцы очень любят звонить в техподдержку, добавил Стеклер. А вот бразильцы, французы или русские почти никогда не обращаются с вопросами, предпочитая разобраться самостоятельно.

Уязвимые для хакеров кофеварки

«Самый большой вызов для индустрии ПО – то, как быстро меняются технологии. <...> Думаю, здесь добиваются успеха те, кто с паранойей относится к появляющимся технологиям, которые делают продукты проще и привлекательнее для потребителей», – говорил Стеклер The Huffington Post.

В феврале этого года он ездил на выставку Mobile World Congress в Барселоне. Перед этим Avast провела исследование и нашла в столице Испании 22 000 веб-камер и видеонянь, которые легко взломать и перехватить видеоизображение. В самой же Испании Avast обнаружила 5,3 млн гаджетов, в том числе кофемашин, гаражных ворот и других компонентов умного дома, уязвимых для атаки. «Личная жизнь людей оказалась под угрозой, хотя куда более вероятно, что киберпреступники взломают незащищенные веб-камеры, кофеварки или смарт-телевизоры, чтобы превратить их в <...> часть мировой сети ботов, которую можно использовать для скоординированной атаки на серверы», – предупредил Стеклер (цитата по сайту компании). Не зря он заговорил об интернете вещей – именно эту сферу Avast назвала одним из приоритетов, когда объясняла цели покупки AVG. Учитывая, что интернетом вещей интересуется все больше организаций по всему миру, от Siemens и General Electric до российского Фонда развития интернет-инициатив, работы на долю Стеклера хватит с лихвой.

avatar-ds
01:17 03.04.2017
Когда-то очень давно я пользовался AVG. Постепенно он разросся до совершенно неприличных размеров по объемам скачивания, количеству ненужных дополнительных функций и назойливости напоминаний о себе, к тому же стал тривиально тормозить всю работу - превратился в то, что называется bloatware. Тогда я поискал-поискал и обнаружил прекрасный антивирус Avast. Снес AVG и установил его, с тех пор пользовался им много-много лет. Постепенно он разросся до совершенно неприличных размеров, точь-в-точь повторив судьбу AVG. Я его долго терпел зачем-то, надеясь, видимо, на лучшее по старой памяти, но недавно узнал, что Avast и AVG слились, и под это дело торжественно снёс и его. В Виндах есть антивирус, мне вполне хватает, и главное - работает тихо, ненавязчиво и не пытается втянуть меня в какие-то не имеющие к его работе отношения авантюры по запрещению, улучшению или очищению чего-то, что и так вполне неплохо работает. Пожалуй, после печального опыта с AVG и Avast я за одну такую ненавязчивость готов был бы заплатить, но виндовский антивирус на данный момент бесплатен (если не считать платы за саму ОС).
00
Комментировать