«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги»

Миллиардер, американский телевизионный магнат Джон Мэлоун постоянно нацелен на расширение бизнеса и теперь ищет синергию от взаимодействия кабельных провайдеров, операторов беспроводной связи и поставщиков контента
Джон Мэлоун, председатель совета директоров Liberty Media и Liberty Global /Drew Angerer

Статуя орла с распростертыми, словно в полете, крыльями встречает гостей штаб-квартиры Liberty Media на окраине бизнес-парка в пригороде Денвера в Энглвуде. Орел смотрит на запад, в направлении Скалистых гор. В том же направлении двигался и молодой Джон Мэлоун на пути к тому, чтобы стать одной из самых влиятельных фигур медиарынка.

Окончив Йельский университет в родном штате Коннектикут и Университет Джона Хопкинса в Мэриленде, Мэлоун некоторое время работал в McKinsey. Затем обосновался в Колорадо, где заслужил прозвище «кабельный ковбой» за рискованные шаги при консолидации кабельного телевидения страны. Обладая докторской степенью в области исследований операций (научная организация управления с помощью математических, статистических и др. методов. – «Ведомости»), он превратил переживавшую не самые легкие времена кабельную группу TCI в крупнейшую в Америке, скупив более мелких операторов и миноритарные пакеты в кабельных каналах, а затем в 1999 г. продал все это AT&T за $48 млрд. С тех пор с помощью хитрых сделок и инвестиций, выбирая максимально эффективные с точки зрения налогообложения решения, он упрочил свои позиции на медиарынке, поспорить на котором за влияние с ним могут только Руперт Мердок и владелец Viacom Самнер Редстоун.

Сейчас Мэлоуну 76, он контролирует массу компаний и инвестиций по всему миру. Решения в двух его основных компаниях – Liberty Media и Liberty Global – принимают гендиректора Грег Маффей и Майк Фрайс. Но человек, которого Альберт Гор как-то назвал Дартом Вейдером, имеет право окончательного голоса.

Американская кабельная индустрия, которую помогал строить Мэлоун, испытывает давление: многим потребителям надоели дорогие пакеты телеканалов и они «перерезают провода». Аналитик Моффетт Натансон полагает, что платное телевидение в США падает сейчас сильнее, чем когда-либо: в I квартале подписку аннулировали 762 000 клиентов, это в 5 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Но Мэлоуна, по его словам, это не беспокоит: в конце концов, в наши дни кабель – это больше, чем средство доставки телесигнала в дома. Сегодня он еще дает доступ к интернету и стриминговым сервисам, от Netflix до Amazon: «Это и услуги подключения к сети, и продажи видео». Подключение к интернету – «конкурентное преимущество, которым располагает [кабельная] отрасль».

Мэлоун признает, что потребители испытывают враждебность к кабельным операторам (в некоторых частях США кабельные компании почти или совсем не испытывают конкуренции), но считает ее неоправданной.