«С системой OneWeb в России не останется мест без широкополосного интернета»

Гендиректор OneWeb Адриан Стекел​ обещает высокое качество интернета со спутников в любой точке
Адриан Стекел: гендиректор OneWeb /AFP

Британская компания OneWeb начала формировать группировку примерно из 600 спутников, которая по замыслу сможет обеспечить высокоскоростной доступ в интернет в любом, даже самом отдаленном уголке на Земле. И не только на Земле, но и, например, на воздушных лайнерах. Уже через полтора года спутники должны быть на орбите, и почти все их доставят туда ракеты «Союз». Для этого OneWeb договорилась с французским оператором запусков Arianespace, который заключил контракт с «Роскосмосом». Первые шесть спутников отправились на орбиту в феврале 2019 г. с космодрома «Куру» во Французской Гвиане, еще 34 – в феврале этого года с «Байконура».

Теперь OneWeb планирует запуски примерно раз в месяц.

Частный космический рынок стремительно развивается. По данным венчурного фонда Space Angels, с 2009 г. инвесторы вложили почти $24 млрд в 509 компаний.

OneWeb привлекла $3,4 млрд и вместе с одним из инвесторов, Airbus, выпускает спутники во Флориде. По информации компании, производство одного спутника стоит около $1 млн, сообщал CNBC.

OneWeb считает Россию идеальным рынком благодаря ее территории. Но пока не может получить для работы здесь лицензии и разрешения (включают решение Государственной комиссии по радиочастотам – ГКРЧ – о выделении частот и разрешение на их использование, лицензии на виды услуг, разрешение на эксплуатацию земных станций и др.).

Для предоставления услуг на территории России OneWeb создала в 2017 г. совместное предприятие «Уанвеб» вместе со «Спутниковой системой «Гонец» (дочерняя компания «Роскосмоса»). Первоначально у британцев было 60% в СП, у «Гонца» – 40%. «Уанвеб» запросил частоты, необходимые для оказания услуг, но ГКРЧ в конце 2017 г. отказалась их выделить. В 2018 г. агентство Reuters сообщало, что против проекта OneWeb выступила ФСБ. Он несет угрозу национальной безопасности России и может использоваться в разведывательных целях, сказал тогда представитель ФСБ Владимир Садовников. После чего OneWeb высказала намерение передать «Гонцу» контрольную долю в СП.

В августе 2019 г. «Уанвеб» временно отозвал заявку на получение частот для доработки, сообщало издание CNews. Компания также назначила коммерческим директором в России бывшего заместителя директора департамента инфраструктурных проектов Минкомсвязи Михаила Кайгородова.

OneWeb – не единственная компания, которая хочет раздавать интернет из космоса. Спутниковые группировки строят или планируют строить SpaceX Илона Маска (проект Starlink, запущено 120 спутников в 2019 г., еще столько же запланировано на этот год; проект заработает, когда в группировке будет около 800 спутников, сообщал CNBC со ссылкой на документы Федеральной комиссии по связи США – FCC); Amazon Джеффа Безоса (Project Kuiper, еще не получил разрешения FCC); канадская Telesat. Расположение спутников на низкой орбите позволяет обеспечить низкую задержку сигнала и высокую скорость передачи данных.

Чем OneWeb отличается от конкурентов, как намерена завоевывать расположение российских регуляторов, кому и как предоставлять свои услуги в условиях распространения суверенных интернетов, «Ведомостям» рассказал генеральный директор Адриан Стекел.

– Какой бизнес у OneWeb будет основным – предоставление интернета людям или организациям?

– OneWeb будет работать не напрямую с конечным потребителем, а продавать связь оптовым покупателям, которые уже станут предоставлять услуги как организациям, так и людям. Мы строим широкополосную систему и будем предоставлять связь как бизнесу, так и физлицам в зависимости от рынка, от страны. Но система будет глобальной, она развернется по всему миру. Нам нужно получить в России разрешения и лицензии для начала коммерческой деятельности (мы ожидаем, что получим их), и вместе с нашим российским партнером мы будем использовать систему OneWeb, чтобы подключить к интернету школы, компании, самолеты везде, где это необходимо. Вам не надо будет идти на сайт и там оформлять покупку услуг связи. Мы будем не конкурировать с местными операторами, а дополнять их бизнес, чтобы они могли расширить зону своего покрытия. Будем добавлять мощности, которые они смогут использовать.

– В чем тогда разница для потребителей, ведь Россия уже в основном обеспечена связью?

– Она обеспечена широкополосной связью в основном в городских центрах. Из-за своего размера Россия для нашего бизнеса – идеальный рынок, поскольку мы сможем обеспечить связью тех, кто находится в движении, отдаленные области, куда нельзя проложить оптоволоконный кабель. То есть наша система предназначена не для городов, а для того, чтобы обеспечить покрытием всю территорию страны, предоставить интернет везде, где невозможно использовать кабель. Это могут быть не только области за пределами городов, но также поезда, самолеты, летящие над территорией России, – везде OneWeb предложит связь такого же качества, как по оптоволоконному кабелю. Также мы будем предоставлять связь для кораблей, и она хорошо подойдет для северных территорий, где низкое покрытие, а у нас там будут летать спутники.

Одно из важных направлений – связь для школ, больниц, критической инфраструктуры, у которой должны быть резервные мощности для предупреждений о плохой погоде, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

То есть это еще один уровень покрытия – более широкий, при котором связь есть везде: в России не будет ни одного места без широкополосного интернета. Вы можете находиться в машине, вертолете, самолете, на вершине горы, на берегу озера, на Крайнем Севере – везде у вас будет интернет.

Адриан Стекел

гендиректор OneWeb
Родился в Нью-Йорке 5 апреля 1967 г. Получил степень бакалавра по истории в Йельском университете
1994
руководит проектами Grupo Elektra и TV Azteca в мексиканском холдинге Grupo Salinas. Став финансовым директором TV Azteca, организовал ее IPO на NYSE в 1997 г.
1999
основал и стал гендиректором мобильного оператора Unefon. Впоследствии был гендиректором lusacell, купившей Unefon. Продал lusacell американской AT&T в 2015 г.
2005
назначен гендиректором Azteca America, подразделения TV Azteca
2018
стал генеральным директором OneWeb
– Будет ли это с самого начала связь пятого поколения (5G)?

– Это будет система 5G ready, т. е. ее можно будет легко модифицировать до 5G, но уже сейчас мы имеем задержку около 32 миллисекунд и скорость до 400 Мбит/с. То есть это связь, к которой вы привыкли, с хорошим соединением.

– Сколько у вас будет спутников, кто их запускает?

– Работать будут 588 спутников и некоторое количество – в резерве (какие-то в космосе, какие-то на Земле). Мы тесно сотрудничаем с Россией, подписали контракт с Arianespace на запуск почти всех спутников ракетами «Союз». Первый запуск с «Байконура» состоялся 7 февраля; там 34 спутника. Следующий планируется в марте.

– У OneWeb есть совместное предприятие со «Спутниковой системой «Гонец». В прошлом году «Гонец» получил 51% акций в СП, так?

– Да, мы поняли, что Россия хочет иметь контрольный пакет в нашем местном бизнесе. Мы открыты для этого и при необходимости планируем провести соответствующую реорганизацию и в других странах. Это часть нашей философии – мы стремимся заключать партнерства с местными игроками, именно такому подходу мы и следуем в России.

– Было ли это сделано из-за беспокойства российских спецслужб, что иностранная спутниковая сеть может использоваться в разведывательных целях, стать доминирующим поставщиком связи в некоторых районах России, особенно малонаселенных и труднодоступных?

– Мы видим отличные возможности для работы с российскими компаниями, чтобы люди воспринимали нас как местную компанию. Наша система глобальная: спутники будут проходить над Россией и над другими странами на планете Земля. Моя миссия в обеспечении работы этой системы – сделать так, чтобы наши партнеры чувствовали, что это их система, чтобы они полностью ее понимали. Мы нормально относимся к их пожеланиям.

В США у нас есть разрешения и лицензии для начала коммерческой деятельности как у иностранной компании. Будучи иностранной компанией, мы пытаемся получить их во многих других странах, и для нас очень важно иметь сильного местного партнера. В этом случае мы становимся частью национальной повестки. Во всех странах вопросы безопасности и обеспечения связи включены в национальную повестку, и мы уважаем суверенный подход в этих вопросах. И, принося экономические выгоды стране, хотим, чтобы нас воспринимали как местную компанию.

– Если вы хотите предоставлять услуги связи по всей планете, получается, вам нужно договориться с каждой страной на Земле? Чертовски много работы.

– Поэтому нам и нужно, чтобы система была абсолютно прозрачна. Причина, по которой мы затеяли этот проект, – мы рассматриваем это как социальную миссию: дать связь тем, кто ею еще не охвачен, в том числе на кораблях, в самолетах, школах, сельских и дальних районах. Наша услуга дает хорошую возможность местным телекоммуникационным операторам предоставить свои сервисы там, где это пока технически невозможно или экономически нецелесообразно, и улучшить качество услуг там, где оно пока еще недостаточное, чтобы предоставить абонентам современные высокоскоростные сервисы.

– В прошлом году OneWeb не смогла получить в России необходимые частоты. Как сейчас обстоят дела?

– Мы оптимистично оцениваем ситуацию с получением частот. Понимаем, что идет процесс и ему нужно следовать.

– Вы будете еще раз подавать заявку на получение частот, возможно, что-то в ней изменив?

– Мы занимаемся этим вопросом, но я не могу делать заявлений о том, что сейчас находится в процессе.

– Также есть проблемы с поставками в Россию терминалов мобильной спутниковой связи – ГКРЧ запретила их ввоз тем, кто не является оператором связи.

– Регуляторы хотят понимать, как работает наша система, и чтобы мы следовали российским регулирующим нормам. Конечно, мы будем им следовать. Мы очень прозрачная компания и делаем все необходимое, чтобы здесь понимали, как система устроена.

– Сколько ракет со своими спутниками вы хотите запустить? Они все будут российскими?

– Из 18 ракет, которые запланированы к запуску, 17 – это «Союз», а одна – Ariane  62.

– Сколько времени займут запуски?

OneWeb Global Limited

Спутниковый оператор

Крупнейшие акционеры (данные британского реестра на 3 апреля 2018 г., голосующая доля): Softbank Group (37,4%), Qualcomm Global Trading (15,9%), 1110 Ventures (11,9%, по данным SEC на январь 2016 г., контролировалось Грегом Уайлером), Airbus Group Proj (8,5%).
Чистый убыток (2018 г.) – $214,97 млн.

Компания основана Грегом Уайлером в 2012 г., занимается созданием орбитальной спутниковой сети для обеспечения высокоскоростного доступа в интернет. В начале февраля 2020 г. запущено 34 спутника с космодрома «Байконур» (в целом проект предусматривает запуск 684 спутников). 

– Мы планируем вывести на орбиту все спутники до III квартала 2021 г.

– А вы не видите проблемы в том, что OneWeb строит спутниковую группировку, не имея согласия властей на работу в России? И как обстоят дела с разрешениями на работу в других странах?

– Мы запускаем спутники, веря, что договоримся с Россией и другими странами. Так как считаем, что предлагаем нечто уникальное и то, что людям необходимо. Это мы и пытаемся донести до тех, с кем ведем переговоры. Поскольку наша система очень прозрачна и легко понять, как она работает, со временем люди начинают видеть, в чем ее предназначение, ее цели, и им это нравится. Мы нашли понимание в Грузии, Казахстане, Армении в том числе потому, что наша система может сыграть важную роль в реализации правительственной программы цифровизации. Цифровизация невозможна там, где нет связи, а наша главная миссия – расширить покрытие. И, что очень важно, качество подключения к интернету везде будет высоким – и в сельских районах, и в городских, и в северных странах, и в южных.

– Сейчас набирает популярность идея суверенного интернета. Россия такой строит, в Китае он уже давно действует. Как у вас обстоят дела с китайским правительством?

– Забавно, но в китайском правительстве меня спрашивают, как у нас обстоят дела с российским правительством, а в российском спрашивают, как обстоят дела с китайским. Там есть прогресс. В качестве модели мы используем наш подход в Казахстане, где мы доказали, что можем быть стратегическим партнером страны. В этой модели мы включаемся в национальную повестку, создаем совместное предприятие и делаем компанию более местной. В Казахстане мы находимся на финальной стадии этого процесса. У нас было много встреч с правительством Казахстана, я встречался с премьер-министром в декабре, затем с казахской делегацией в Давосе [на Всемирном экономическом форуме в январе]. То есть мы хотим и готовы работать в партнерстве с правительством и ведущими местными операторами связи.

– В Европе и США у OneWeb такой же подход?

– Там мы тоже можем работать с операторами связи и правительствами, хотя и другим образом. В Европе сотрудничаем скорее с коммерческими организациями, а не с правительствами. Потому что там экономические особенности таковы, что выгоднее работать скорее с операторами.

– То есть в Европе работать легче?

– Я бы не сказал, что легче. По-другому. Но страна, для которой будут выделены наибольшие мощности, – это Россия. Наша система идеальна для России. Это очень большая страна, и мощности OneWeb смогут обеспечить покрытие всей ее территории.

– Если вам удастся договориться с правительством.

– Главный вопрос – получение разрешений и лицензий, тогда мы сможем начать коммерческую деятельность. Потому что спутники в любом случае будут проходить над Россией. Но если мы сможем здесь работать, это будет иметь огромный как социальный, так и бизнес-эффект.

– Какие у вас ожидания?

– Частоты, которые мы используем, регулируются Международным союзом электросвязи. Эти частоты выделены под работу таких систем, как наша, для спутников. Чтобы начать коммерческую деятельность в стране, нам нужны лицензии, поэтому мы и стремимся работать с местными партнерами. Мы рассчитываем получить их своевременно в рамках стандартного процесса, которому следуют регуляторы. Система, как я уже говорил, открыта и прозрачна, и мы хотим, чтобы они были в ней уверены. Поэтому мы хотим, чтобы с нами работал российский партнер и имел контроль в нашем СП.

Мы хотим, чтобы система заработала как можно скорее, а для этого нужно иметь наземные станции. Это очень важно. Владеть наземными станциями будет СП. Их будет несколько, потому что Россия велика. И над ней проходит много международных авиационных маршрутов, так что это хороший бизнес – обеспечить интернетом всех пассажиров на борту этих рейсов.

– Но если вы не получите разрешений в какой-то стране, то, значит, будете работать в других, но не в ней?

– Да. Если не получим, то работать в России не будем – это мы прекрасно понимаем. Мы – частная компания и очень уважительно относимся к вопросу суверенитета.

– Какой капитал вы уже привлекли и как его используете?

– Уже $3,4 млрд. Будем привлекать еще, чтобы завершить строительство системы, но публично пока не предоставляем такую информацию.

– Кто основные инвесторы?

– Крупнейшие – это SoftBank, Virgin, Qualcomm, Airbus, мексиканская Grupo Salinas, правительство Руанды, а также некоторые другие. Спутники производит Airbus OneWeb Satellites, совместное предприятие OneWeb и Airbus.

– Над проектами по раздаче интернета из космоса работает еще несколько компаний, например SpaceX, Amazon и др. Чем OneWeb отличается от них?

– Прежде всего, мы не американская компания, а европейская. Британская. Во-вторых, дизайн нашей системы таков, что позволяет правительству чувствовать себя абсолютно комфортно в таких вопросах, как контроль над интернетом, передача данных и их безопасность. Другие системы устроены не так, и поэтому наша будет очень хорошо работать в России.