Статья опубликована в № 3975 от 07.12.2015 под заголовком: Слуга двух господ

Сирийский связной: кого Эрдоган обвинил в торговле нефтью террористов

Обвиненный в торговле с боевиками россиянин Джордж Хасвани ведет бизнес и с нашими госкомпаниями

На прошлой неделе Россия и Турция обменялись уколами. Сначала российский президент Владимир Путин обвинил Турцию в покупке нефти у террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), а российское Министерство обороны предоставило фото с нефтяными караванами у турецкой границы (см. врез). В ответ президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Москва сама торгует нефтью с ИГ. Покупателями нефти он назвал бизнесмена «с российским паспортом» Джорджа Хасвани и «известного российского шахматиста». Посольство Турции в Москве не ответило на просьбу «Ведомостей» конкретизировать эти обвинения.

Хасвани уже давно под санкциями. В конце ноября 2015 г. казначейство США внесло его и еще нескольких сирийских предпринимателей в санкционные списки. Хасвани попал под них, как заявлено американским казначейством, за посредничество в торговле нефтью между сирийским режимом Башара Асада и ИГ. В санкционном списке ЕС он с марта – и по тем же самым обвинениям. Правда, там его российское гражданство не упоминалось.

Еще один сириец с российским паспортом – Мудалал Хури – оказался в американских списках за поддержку финансовых операций режима Асада в России. Вместе с ним под санкции угодил партнер Хури, бывший президент Калмыкии и президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов, которого американское казначейство также считает человеком, поддерживающим интересы сирийского режима.

«Ведомости» разобрались, чем известны сирийские предприниматели с российскими паспортами, какие у них связи в России и за что на них обратили внимание американские и турецкие чиновники.

Посредник поневоле

Хасвани учился в СССР в ленинградском Политехе и защитил здесь кандидатскую в 1979 г. Закончив учебу, он начал вести бизнес на две страны. В начале 1990-х его фирма «Хесвани братья», зарегистрированная в сирийском городе Ябруд неподалеку от Дамаска, участвовала в трех совместных предприятиях в России: фирме по пошиву одежды «Ната», названной в честь дочери Хасвани, СП с «Мосшвеей» «Шаммос», а также в СП «ДМП», созданном с производителем велосипедов пензенским Заводом им. Фрунзе и московским заводом «Гранит». Больших оборотов эти бизнесы не набрали и до нынешнего дня не дожили. Основные деньги Хасвани приносили проекты на родине.

В качестве своего адреса в Ябруде фирма «Хесвани братья» указывала сирийское министерство снабжения и внутренней торговли. В списке учредителей «Наты» компания фигурировала как «Фирма Хесвани братья / Хеско». Из нее выросла сирийская строительная компания Hesco Engineering & Construction, назвавшая себя одним из лидеров на сирийском рынке строительных и инженерных услуг. На своем сайте компания указывала, что ее учредители – Джордж, Мунир и Майкл Хасвани, все они входят в совет директоров.

По утверждениям сирийской прессы, семья Джорджа Хасвани могла получать выгодные заказы в том числе и потому, что его супруга близка к окружению сирийского лидера Асада. Среди своих клиентов Hesco называет сирийские госкомпании – газовую и нефтяную, министерство электроэнергетики, министерство нефти и минеральных ресурсов, министерство промышленности, а также минобороны Сирии.

Сейчас сайт компании не работает: в конце 2013 – начале 2014 г. его взломали не жаловавшие Hesco сирийские оппозиционеры. В ноябре 2015 г. Hesco, как и ее основатель, попала в американские санкционные списки. Компания, по данным казначейства США, «оперирует предприятиями по производству энергии в Сирии на территориях, подконтрольных ИГ».

Нефть с неизвестными

Генштаб Министерства обороны 2 декабря на брифинге представил спутниковые снимки скопления сотен нефтяных фур на границе с Турцией, а также видео «со средств объективного контроля», доказывающие, по его мнению, что фуры-наливники проезжают пропускные пункты на турецкой границе без остановки. Как заявил на брифинге замминистра обороны Анатолий Антонов, в транспортировку в Турцию сирийской и иракской нефти, по полученным российскими военными данным, вовлечены высшее турецкое руководство и лично президент Эрдоган. Представители госдепа и Пентагона позже подтвердили, что фотографии подлинные, но отметили, что в Турцию попадает незначительное количество контрабандной нефти с территорий, контролируемых запрещенной в других странах ИГ, и никаких доказательств того, что власти Турции имеют отношение к этой ситуации, нет. В конце прошлой недели руководитель нефтегазовой комиссии парламента Иракского Курдистана Шерко Джевдет заявил, что автономия поставляет в Турцию собственную нефть и на снимках, сделанных Россией, именно те цистерны, что перевозят нефть из Курдистана в порт Джейхан в Турции. «Наше министерство природных ресурсов ранее неоднократно заявляло, что сотни цистерн доставляют нефть из Курдистана в Турцию, и это не является секретом», – заявил Джевдет в эфире турецкого телеканала «А Хабер».

СвернутьПрочитать полный текст

Сам Хасвани сотрудничество с ИГ опровергает. «Я утверждаю, что сирийское правительство не получило ни одного барреля нефти от ДАИШ (арабская аббревиатура ИГ. – «Ведомости») – ни от меня, ни от кого-либо еще», – заявил он в интервью ТАСС, распространенном в воскресенье, 6 декабря. Хасвани утверждает, что все обвинения основаны на одной статье, написанной еще год назад и использованной, чтобы наложить на него санкции Евросоюза. Бизнесмен указывает, что оспаривает эти санкции в суде. «В Сирии все открыто – нефтеперерабатывающий завод в Баниасе работает на иранской нефти, которую нам дают два корабля в месяц, а нефтеперегонный завод в Хомсе, мощность которого в нормальное время – 120 000 барр., работает с теми 15 000 барр. нефти, которые остались доступны сирийскому правительству», – заявляет Хасвани.

Hesco после начала гражданской войны в Сирии могла оказаться в сложной ситуации. Территория, на которой находились ее предприятия, переходила из рук в руки. Получилось так, что, к примеру, газоперерабатывающий завод Tuweinan, которым управляла Hesco, оказался на территории, подконтрольной ИГ. И теперь, по данным Financial Times (FT), заводом частично управляет Hesco, а частично – группировка, признанная террористической, против которой воюют коалиция западных стран и Россия с Ираном.

Так как газ и электро- и тепловая энергия в Сирии нужны и режиму Асада, и ИГ, они их просто делят, объясняли источники FT: с теплоэлектростанции под Алеппо, на которую отправляет газ Tuweinan, официальное правительство ежедневно получает 50 МВт электроэнергии, а ИГ – 70 МВт и 300 барр. конденсата.

Означает ли это, что совладелец Hesco Хасвани выполняет посреднические функции между режимом Асада и ИГ? Его знакомые объясняют, что в условиях гражданской войны вряд ли есть выбор: бизнесменам поневоле приходится взаимодействовать с любой силой, контролирующей территорию, где находятся их активы. Но контакты с террористическими группировками накладывают отпечаток на репутацию (см. врез).

В сирийских СМИ Хасвани еще называют посредником между сирийцами и Москвой. По крайней мере, с российским бизнесом связей Хасвани никогда не терял. Например, на сайте Hesco упоминались 10 проектов по строительству нефти и газопроводов в Сирии, Алжире, Судане, Иордании и Арабских Эмиратах, в которых сирийская компания участвовала с 1997 г. в качестве подрядчика. Генподрядчиками в девяти из них выступали российские «Стройтрансгаз», контроль над которым с 2008 г. приобрел старый знакомый российского президента Геннадий Тимченко, и «Тяжпромэкспорт», входящий в госкорпорацию «Ростех». Данных о стоимости всех проектов нет, но четыре из них оценивались в $404 млн. «Стройтрансгаз» продолжил работать с Hesco и после того, как в 2011 г. в Сирии начались волнения.

Представитель «Стройтрансгаза» на вопросы о Hesco не ответил.

Финансисты под санкциями

Попавший в санкционный список Мудалал Хури тоже учился в СССР – в 1983 г. окончил Университет им. Патриса Лумумбы по специальности «инженер-строитель». С апреля 1998 г. и до сих пор он работал заместителем руководителя российского представительства кипрской компании Hudsotrade Limited, тоже попавшей в санкционный список США. Американское казначейство считает, что Хури представляет режим Асада в России, а также как минимум с 1994 г. связан с денежными проводками, в которых было заинтересовано сирийское правительство.

Хури с июня 2015 г. возглавляет совет директоров включенного в санкционный список банка «Русский финансовый альянс» и через фирму «Эникойн» владеет в нем 19,75%. Еще 19,03% в банке через фирму «Конмэкс» принадлежит бывшему президенту Калмыкии, президенту ФИДЕ Илюмжинову.

В «Русском финансовом альянсе» ситуацию не комментируют. Сами бизнесмены обвинений американского казначейства не признают.

Посредник в деле монахинь

В феврале 2014 г. через Джорджа Хасвани свои требования властям Сирии передала группировка «Джебхат ан-Нусра» (в России она признана террористической в декабре 2014 г.), которая является сирийским отделением «Аль-Каиды» и воюет в составе «Армии завоевания» не только против режима Асада, но и против ИГ. «Джебхат ан-Нусра» захватила в православном монастыре Маалюли монахинь и требовала обменять их на 500 своих боевиков. По итогам переговоров монахини были освобождены в марте 2014 г., и, как сообщал ТАСС, пару месяцев до освобождения они провели в доме Хасвани близ Ябруда под охраной боевиков.

«Это чепуха», – заявил «Ведомостям» брат Мудалала Хури – Имад Хури. По его словам, Илюмжинов – известный в мире человек, который общается со многими людьми. «Он наш близкий друг», – сказал Имад Хури, уточнив, что санкции имеют политическое значение, но ничего страшного в них нет. «В Америку мы [с братом] не собираемся», – отметил он.

Илюмжинов заявил «РИА Новости», что на его работе ситуация не скажется, назвав санкции провокацией накануне его запланированного визита в США и подписания контракта по проведению чемпионата мира по шахматам в Нью-Йорке. Он также обещал узнать в казначействе, какие к нему есть претензии и вопросы. Сотрудник банка «Русский финансовый альянс» сказал «Ведомостям», что Илюмжинов никогда и нигде не выступал посредником в связи с продажей, покупкой или перепродажей нефти.

Имад Хури рассказал, что учился в Болгарии, с 1994 г. работает в России, а с 1997 г. они с братом стали российскими гражданами и до сих пор активно ведут тут свой бизнес.

Российские организации, связанные с братьями, не скрывают, что работают с Сирией. Так, в России Мудалал и Имад Хури являются миноритарными совладельцами Темпбанка (им принадлежит 3,8 и 3,3% соответственно), который попал в американский санкционный список еще в мае 2014 г. – как было указано, за миллионные долларовые транзакции в интересах режима Асада и финансовые услуги сирийской нефтяной госкомпании Sytrol, которая поставляла нефть в Иран в нарушение режима санкций.

Темпбанк на своем сайте сообщает, что является финансовым оператором торгово-экономических отношений России и Сирии: «Банк обслуживает сирийские сделки в рублях по ряду приоритетных направлений, в частности сделки с сирийскими государственными компаниями, в том числе Syrian Gas Company». Сирийский центробанк открыл в Темпбанке корреспондентский счет в рублях и евро.

В прошлом Имад Хури владел двумя фирмами («Альконд» и «Квадрис») – совладельцами Банка торгового финансирования (им принадлежало в банке 18 и 15,33% соответственно). «Альконд» впоследствии отошел гражданке Нидерландов Элис Снатерсе, а «Квадрис» – бывшему премьер-министру Армении Армену Дарбиняну.

Владельцем 17,5%-ной доли в банке через фирму «Лукарс» является Фади Мишель Сааб – банкир из Ливана, основатель кипрского FBME Bank (бывший Federal Bank of the Middle East). В июле 2014 г. отдел по борьбе с финансовыми преступлениями казначейства США опубликовал предупреждение в адрес FBME Bank, назвав его организацией, подозреваемой в отмывании денег, в июле того же года операции банка были заморожены кипрским регулятором.

От Сирии до Донбасса

Семья Хури занимается не только бизнесом.

Мудалал и Малек Хури значатся в числе учредителей благотворительного фонда «Руссар» вместе с российскими врачами и предпринимателями сирийского происхождения, а также бывшим послом России в Сирии Александром Зотовым, бывшим зампредом Госдумы Сергеем Бабуриным и координатором гуманитарных проектов ассоциации ветеранов «Боевое братство» Нелли Кусковой.

Бабурин подтвердил, что вместе с Хури является соучредителем фонда «Руссар». «Но, к сожалению, я общался с ними совсем немного, в формально-официальных ситуациях», – добавил он и посоветовал обратиться за более подробными характеристиками бизнесменов к президенту фонда (и основной его движущей силе) Олегу Фомину.

Фомин также руководит международной секцией Императорского православного палестинского общества (ИППО), председателем попечительского совета которого является президент «Транснефти» Николай Токарев.

Связаться с Фоминым не удалось.

«Благотворительный фонд «Руссар» создан решением учредительного собрания 21 апреля 2014 г. как реакция на трагические события в Сирии. Это российская общественная организация, учредителями которой являются как коренные, так и сирийского происхождения граждане Российской Федерации <...> Название нашего фонда, «Руссар» (Русь и Сирийская Арабская Республика), говорит само за себя. Он призван творить благо для народов Сирии и России и от имени России и Сирии – для других народов», – говорится на страничке фонда в Facebook.

«Руссар», например, в этом году организовывал в Москве вечер, посвященный 69-й годовщине Дня независимости Сирийской Арабской Республики, и фотовыставку. Представленные на последней фотодокументы, по мнению организаторов, «доказывают, что наемники, начавшие с банального вторжения в Сирию через турецкую границу, а продолжающие свой кровавый проект созданием некоего «исламского государства», воюют не с президентом Асадом и поддерживающей его армией, а с самим сирийским народом.

«Мы оказываем гуманитарную помощь Сирии и Донбассу, потому что не ограничиваемся только Сирией. Один из наших членов, предприниматель, оказал помощь в 1,5 млн мирному населению, населению Газы», – рассказывал Фомин ресурсу pravda.ru. По его словам, различные организации России, прежде всего ИППО, в котором он руководит международной секцией, отправили в Сирию до 12 партий грузов самолетами.

«Бизнесы семьи Хури – одни из основных источников средств «Руссара», – рассказал «Ведомостям» человек, участвующий в деятельности фонда.

По мнению Фомина, те, кто проявил себя как друг Сирии в тяжелые для нее времена, впоследствии могут участвовать в восстановлении страны. «Чтобы восстановить инфраструктуру Сирии, понадобится не менее $300 млрд <...> Потому что разрушены целые города, вывезены сотни фабрик в ту же Турцию. Разрушены некоторые скважины. Власти настроены на то, что уже надо восстанавливать. Они думают, как восстанавливать инфраструктуру, и говорят, что почетная обязанность восстанавливать Сирию будет предоставлена только друзьям, конечно, в первую очередь российским предпринимателям. Кто участвовал в разрушении Сирии, допущены к восстановлению не будут», – рассказывал Фомин pravda.ru.

Узнать у него о работе фонда, благотворительных и бизнес-проектах не удалось: он не ответил на звонки и письма корреспондента «Ведомостей».

Бизнес на новой родине

Родственники и дети попавших под санкции предпринимателей активно ведут бизнес в России – и все больше на потребительском рынке.

Имад Хури владеет четвертью брокерской ИК «Ориент-финанс». Половина этой компании принадлежит предпринимателю Вазгену Геворкяну, который в 2012 г. попал в список Forbes «Короли госзаказа», замкнув десятку крупнейших получателей господряда. Это случилось благодаря тому, что его компания «Закнефтегазстрой-Прометей» в 2009 г. выиграла конкурс «Транснефти» на строительство самого длинного участка (456 км) второй очереди БТС-2 за 45,6 млрд руб.

Малеку Хури, по данным СПАРК, принадлежит 88% в агентстве «Мегаполис-недвижимость», которое, как указано на его сайте, предлагает к продаже и в аренду квартиры и дома в Москве и Подмосковье.

Юсеф Арбаш, женатый, по словам знакомых семьи, на дочери Джорджа Хасвани Нате, владеет московской «Хеско инжиниринг энд констракшн», зарегистрированной в конце ноября 2015 г. для строительства и производства работ, связанных с добычей нефти и газа, а также фирмой «Гуд таймс», поставляющей восточные сладости, и рестораном «Сомбреро».

У всех компаний незначительные финансовые показатели. Сыну Джорджа Хасвани, Юсефу Хесуани, принадлежит по четверти медцентра «Знакомый доктор» и известной медицинской лаборатории «Инвитро-Москва», а также доли в лабораториях «Инвитро-Кубань» (18,67%) и «Инвитро-Нальчик» (33,3%). Сейчас он управляет созданной вместе с учредителем «Инвитро» Александром Островским лабораторией биологических исследований «3D Bioprinting Solutions». В группе компаний «Инвитро» не прокомментировали ситуацию.