Галицкий будет продавать по 1% «Магнита» ежегодно

За последний такой пакет год назад он получил почти 10 млрд рублей

Основатель крупнейшего российского ритейлера «Магнит» Сергей Галицкий планирует в ближайшие годы продавать около 1–1,5% компании в год. Об этом бизнесмен рассказал аналитикам и инвесторам на встречах в Лондоне и Нью-Йорке, которые прошли в начале этой недели, сообщили «Ведомостям» несколько участников встречи и подтвердил финансовый директор «Магнита» Хачатур Помбухчан. Галицкому нужны деньги на финансирование личных проектов.

Предприниматель рассказал о планах снижения своей доли в ответ на вопросы инвесторов, есть ли у него стратегия выхода из бизнеса, уточняет Помбухчан. Он добавляет, что слова бизнесмена не следует трактовать как то, что в ближайшие дни будет объявлено о сделке. Это в целом долгосрочные планы, указывает Помбухчан.

Последний раз Галицкий продавал долю в «Магните» год назад. В феврале 2015 г. за один день были собраны заявки на 1% «Магнита», Галицкий получил 9,8 млрд руб. Такой пакет на закрытие торгов на Лондонской фондовой бирже 3 февраля 2016 г. стоил $170 млн (13,3 млрд руб.). Тогда средства тоже были необходимы бизнесмену для финансирования личных проектов, не связанных с «Магнитом», говорил участвовавший в подготовке сделки человек. Среди таких проектов он называл финансирование футбольного клуба «Краснодар» и строительство одноименного стадиона.

О грандиозных планах рассказывал и сам Галицкий. «Я живу в Краснодаре, и мне, например, не нравится советская архитектура в городе. Но я могу ее скрыть правильным озеленением. Это будет стоить $4–5 млрд. Я хочу построить хороший университет в Краснодаре, хорошую школу в Краснодаре, чтобы богатые не отправляли детей за границу, – это будет еще по полмиллиарда стоить. При этом я не должен потерять контрольный пакет компании. Мне катастрофически не хватает денег, я все время в ужасе!» – рассказывал Галицкий в сентябре 2014 г. журналу «Сноб».

Сейчас «Магнит» – крупнейший по выручке продавец товаров повседневного спроса в России, его выручка за 2015 г. едва не дотянула до 1 трлн руб. (950,61 млрд руб.).

Многие инвесторы долгое время воспринимали «Магнит» как компанию, успехи которой во многом связаны именно с вовлеченностью ее основного акционера. Но в последние годы в краснодарском ритейлере постепенно менялся стиль руководства. Так, летом 2015 г. Галицкий говорил инвесторам, что сейчас команда «без нас (Галицкого и его партнера Владимира Гордейчука. – «Ведомости») спокойно может развивать этот бизнес». «Мы моложе не становимся, – пояснял тогда Галицкий. – А чтобы развиваться агрессивно, требуется много энергии».

Гордейчук, работавший в «Магните» практически со дня его основания, досрочно ушел с поста гендиректора АО «Тандер» (основная операционная компания «Магнита») в январе 2016 г. Как говорили тогда два источника «Ведомостей», знакомых с топ-менеджером, тот решил уйти на пенсию. Гордейчука сменил Александр Барсуков. Его, а также Вячеслава Бочарова (отвечает за маркетинг ритейлера), Илью Саттарова (логистика) и Сергея Гончарова (магазины косметики) аналитик Credit Suisse Виктория Петрова называет в числе костяка новой управленческой команды «Магнита».

На начало 2016 г. Галицкому напрямую принадлежало 38,7% акций «Магнита» (данные списка аффилированных лиц), другие крупные акционеры – Гордейчук (2,5%) и Андрей Арутюнян (0,2%), в свободном обращении – около 54%. В списке самых состоятельных бизнесменов России, который составляет журнал Forbes, в 2015 г. Галицкий занял 15-е место с $8,3 млрд.

Вряд ли в случае постепенного сокращения доли Галицкого в «Магните» ее размер опустится ниже 25%, которые позволяли бы ему по-прежнему влиять на главные решения в компании, говорит старший аналитик Райффайзенбанка Наталья Колупаева. Да и то на это потребуется 9–13 лет, если планы Галицкого не поменяются.

Переломным моментом был 2009 год, добавляет Колупаева, когда в результате доля Галицкого упала ниже 50%. «Тогда у ряда инвесторов были опасения, что для эффективной работы «Магниту» с учетом специфики бизнеса в России необходимы жесткий контроль и полная вовлеченность основателя и ключевого акционера», – напоминает Колупаева. Но сейчас «Магнит», пожалуй, единственный пример российской компании, которая развивается по модели из западной практики, когда компания эволюционирует после проведения IPO и количество акций в свободном обращении постепенно растет (например, как у Facebook), отмечает она. Такой процесс хорошо известен и понятен западным инвесторам и планы Галицкого не должны их настораживать, добавляет Колупаева. Больший размер free-float может добавить уверенности для отнесения «Магнита» к числу голубых фишек.

Идея Галицкого постепенно снижать долю в «Магните» звучала и раньше, напоминает Михаил Красноперов из «Сбербанк CIB». Озвученные планы предполагают небольшой объем размещения, у компании много лояльных инвесторов, в целом об изменении приоритетов Галицкого речи нет, поэтому никаких рисков для компании возникать не должно, рассуждает Красноперов.

Для рынка это ожидаемая новость, говорит Мария Колбина из «ВТБ капитала»: такое было – и не раз, инвесторы знают, что у Галицкого есть интересы вне «Магнита». «Вероятно, не все расходы покрываются дивидендами», – отмечает она. Как ранее говорил Галицкий, за 2015 г. дивиденды «Магнита» не превысят 25 млрд руб.

Сам Галицкий вчера был недоступен для журналистов.