Как компании обходят санкции в отношении России

За год с прошлого Петербургского экономического форума бизнесмены приспособились к «новой норме» в западно-российских отношениях
  • Кэтрин Хилл,
  • Джек Фарчи,
  • Кортни Уивер
  • / Financial Times

Год назад одним из главных вопросов, который обсуждали на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) руководители многих российских и ряда приехавших на него зарубежных компаний, были перспективы развития бизнеса после введения санкций Соединенными Штатами и Европейским союзом, которые объявили о визовых ограничениях и заморозке активов ряда российских политиков и компаний. Позднее, в конце июля и в сентябре, Запад ввел секторальные санкции, которые закрыли для крупных российских компаний и банков доступ на рынки капитала, ограничили поставки технологий и оборудования военного и двойного назначения, запретили определенные виды сотрудничества в энергетической сфере.

Немецкий торговый дом Ротенбергов снабжает «Газпром» трубами, которые нельзя купить  в России

Как выясняется, для работающих в России американских и европейских компаний жизнь в условиях новой нормы оказалась более сносной, пусть и сопряженной с бóльшими рисками и сложностями, чем опасались их руководители год назад. Хотя у банков, по словам их представителей, бизнес практически остановился, этого нельзя сказать о многих компаниях из других секторов. «Товары и услуги, в теории подпадающие под санкции, в реальности могут и поставляться. Компании, похоже, находят обходные пути. И совершенно очевидно, что [некоторые западные правительства] закрывают на это глаза, – говорит Крис Уифер, основатель Macro-Advisory. – Думаю, основной посыл здесь такой: если не будешь слишком высовываться, все у тебя будет в порядке».

Хотя юристов и специалистов по соблюдению регулирующих и законодательных норм покорежили бы такие слова, подобную позицию разделяют сотрудники отделов продаж многих иностранных компаний в России. «Есть законные, полузаконные и незаконные способы [обхода санкций], и все они широко распространены», – говорит высокопоставленный сотрудник зарубежной бизнес-ассоциации в Москве. По словам менеджеров двух иностранных компаний, они теперь перенаправляют экспорт некоторых товаров в Россию через страны, не вводившие санкции: одна – через Турцию, вторая – через Бразилию.

Владимир Путинпрезидент России, на ПМЭФ-2014
«(Инвесторам) Думайте о своих выгодах и о возможных дивидендах работы в России, не поддавайтесь давлению, шантажу, – идите своим путем, и вы добьетесь успеха, а мы вам будем помогать».

Как рассказал менеджер европейской энергетической компании, некоторые из ее конкурентов теперь иногда выполняют на заводах в третьих странах поступающие из России заказы, которые в противном случае попали бы под ограничение поставок продукции двойного назначения. В частности, по его словам, для этого используются заводы в Китае и Индии.

Проверить, что за продукты ввозятся из Белоруссии в Россию, могут только инспектора Россельхознадзора. Других контролеров нет

Один из наиболее популярных обходных путей – создание попавшими под санкции российскими компаниями других компаний для закупки соответствующей продукции на Западе. Как рассказал работающий в России менеджер по продажам одной французской компании, после того как его компания проинформировала в феврале российскую госкомпанию, которая давно была ее клиентом, что не может поставить ей запрошенное оборудование, вскоре с ней связалась другая российская компания, попросившая ровно о такой же сделке. «Мы ранее никогда не слышали ни о ней, ни о ее акционерах, но они попросили точно такую же продукцию, что и наш предыдущий клиент, они знали спецификацию, цену и с кем нужно об этом разговаривать, – рассказывает менеджер. – Мы провели быструю проверку и выяснили, что ни один акционер из реестра этой компании не входит ни в один черный список. Это все, что мы можем сделать, хотя в общем-то мы можем догадываться, что тут происходит».

По словам юристов, все подобные операции могут привести к проблемам. «Тактика страуса», при которой вы заявляете, что не знали конечного владельца, не работает», – говорит Брайан Зимблер, управляющий партнер американской юридической фирмы Morgan Lewis в Москве.

Иностранным компаниям также бывает сложно убедить своих российских сотрудников не рисковать. Об этом говорит Доминик Сандерс, партнер британской юридической компании Linklaters в Москве, поясняя: тем сложно понять, что их коллеги – граждане стран ЕС могут быть обвинены в уголовном преступлении. «Российские сотрудники иностранных компаний читают российские газеты. Они воспринимают заявления, что все это скоро закончится, и решают, что пойдут на этот риск как на любой другой коммерческий риск», – говорит Сандерс.

Наказания не будет

В отличие от 2014 г., когда Белый дом от лица президента США Барака Обамы призвал американских бизнесменов бойкотировать Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), сегодня запрета на его посещение нет, утверждают чиновники и бизнесмены из США. По словам одного из дипломатов, власти по-прежнему не поощряют присутствие руководителей американских компаний на форуме, «но если те не спросят [стоит ли им ехать], ничего не будет». Два топ-менеджера американских компаний, работающих в России, подтвердили, что правительственные чиновники сказали им: если их генеральные директора поедут на форум, «никакого наказания не будет». ПМЭФ открывается 18 июня. Согласно предварительному списку, с которым ознакомилась Financial Times, на нем будут председатели советов директоров AT Kearney, Boston Consulting Group, PwC, EY. Также в нем собираются принять участие генеральные директора Royal Dutch Shell, BP, Total, Societe Generale, Metro, Carlsberg и ряда других ведущих европейских транснациональных корпораций. Правда, некоторые компании сохраняют осторожность. Так, PepsiCo, для которой Россия — второй по величине рынок после США, отправит туда руководителя европейского подразделения, а Telenor пошлет исполнительного вице-президента. На ПМЭФ будет немало представителей компаний из стран Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, в том числе Аргентины, Китая (включая основателя Alibaba Джека Ма), Индии, Ирана, Монголии, Турции, Чада, Ямайки и др.

СвернутьПрочитать полный текст

Разбираться с санкциями компаниям помогают и изменения в регулировании. В энергетическом секторе европейские власти одобрили некоторые проекты, связанные с сотрудничеством европейских компаний с российскими; по словам источника в отрасли, фактически они даже получат возможность работать в Арктике, хотя формально им запрещено помогать российским госкомпаниям добывать там нефть и газ.

На стартующем 18 июня Петербургском форуме может быть объявлено о покупке британской ВР у «Роснефти» 20% в проекте по разработке сибирского месторождения Таас-Юрях за $700 млн. И если санкции США имеют обратную силу (поэтому ExxonMobil пришлось заморозить 9 из 10 проектов с «Роснефтью»), то европейские – нет. Поэтому европейские власти дали добро Eni и Statoil на продолжение работ в проектах с «Роснефтью», а Shell, сотрудничающая с «Газпром нефтью» в проекте «Салым петролеум», получила согласие Нидерландов на работу и в других российских проектах.

Офис по контролю за иностранными активами министерства финансов США, который следит за исполнением санкций, пояснил банкам и экспортерам, что российские компании, попавшие под секторальные санкции, все-таки могут регулярно привлекать кредиты на срок до 30 дней, если каждый раз полностью погашают их в срок. «Фактически это разрешение постоянно давать им кредиты в виде 30-дневных траншей», – говорит Зимблер.

По словам источников в банковской и энергетической отраслях, западные трейдинговые компании пользуются этим разрешением. «Мы настаиваем, чтобы между этими 30-дневными кредитами всегда был перерыв в 3–5 дней, потому что не хотим, чтобы создавалось впечатление, будто мы следуем только букве, а не духу [санкций], – говорит старший риск-менеджер иностранного банка в Москве. – Но мы знаем, что некоторые нефтетрейдеры это делают».

Перевел Михаил Оверченко