Статья опубликована в № 3916 от 14.09.2015 под заголовком: Срок застоя

Экономика потеряет шесть лет

Основной вариант прогноза ЦБ: продолжение рецессии в 2016 году и отсутствие роста до 2018 года

  • Ольга Кувшинова

Падение цен на нефть в июле – августе вызвало новый виток девальвации рубля и отправило экономику России искать новое дно, почти было достигнутое. Правительство переверстывает «кризисный» бюджет 2016 г., отказавшись от трехлетнего планирования и бюджетных правил, ЦБ из-за ускорившейся инфляции прервал снижение ставки, несмотря на отмечаемые им риски дальнейшего охлаждения экономики. После двух лет фактической стагфляции – торможения экономики в 2014 г. и ее спада в 2015 г. при двухлетнем ускорении роста цен – следующий, 2016 год станет для России еще одним годом рецессии, а к темпам роста, отличным от статпогрешности, экономика вернется только в 2018 г., прогнозирует ЦБ в проекте «Основных направлений денежно-кредитной политики на 2016–2018 гг.». Он обнародован одновременно с решением сохранить ключевую ставку 11% и очередным докладом о денежно-кредитной политике.

Минус шесть лет

Из-за избытка предложения нефти ее цена до конца 2015 г. останется в коридоре $45–50/барр., в среднем за год составив $52, ожидает ЦБ. Спад экономики достигнет 3,9–4,4% – больше, чем в мартовском прогнозе регулятора, при том же уровне цены нефти (3,5–4% при $50–55/барр.) из-за более сильного, чем ожидалось, спада потребления и продолжения инвестиционного кризиса. Перехода экономики от спада к восстановлению ЦБ ожидает не ранее середины 2016 г.

Дальнейшее определяется динамикой цены нефти. ЦБ разработал три сценария: базовый – $50/барр. в 2016–2018 гг. и варианты – уход на уровень ниже $40/барр. на все три года или последовательный рост до $75 в 2018 г. (см. таблицу).

В базовом рецессия продлится в 2016 г. из-за дальнейшего сжатия потребительского и инвестиционного спроса, при этом инвестиционный спад может продлиться и в 2017 г., не исключает ЦБ. Он начался еще до 2014 г. – и не в связи с повышенной турбулентностью финансовых рынков, а из-за ограничений существовавшей модели экономического развития, поэтому для возобновления роста инвестиций необходима определенность экономических перспектив, сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Высокая прибыль реального сектора в первом полугодии была слабо использована для инвестиций даже в секторах с потенциалом импортозамещения, указала она.

В 2018 г., после года околонулевых темпов, экономика вернется к росту – на 2–3%, ожидает ЦБ. Это в лучшем случае позволит ей остаться примерно на уровне 2013 г., потеряв шесть лет развития: среднегодовой темп за 2014–2018 гг. составит от нуля до минус 0,6%. Остальной мир за тот же период продолжит расти, по оценкам МВФ, в среднем на 3,6% в год.

В рисковом сценарии при падении цены нефти ниже $40 в 2016 г. экономический спад усилится до 5%. В оптимистичном – рецессия ограничится одним 2015 годом, в 2017 г. экономика вырастет на 1–2% после года околонулевых темпов. В результате в самом лучшем варианте за шестилетку 2013–2018 гг. экономика России вырастет на 4% при увеличении мировой экономики за тот же срок на 23%.

Повышение цены нефти вполне возможно, допускает Набиуллина, и большинство прогнозов предполагают, что так и будет. Но единого понимания, где будет новый устойчивый уровень цены нефти, нет и, пока происходит изменение структуры нефтяного рынка, колебания цены могут быть значительными, сказала Набиуллина.

Избыток предложения нефти сохранится и в 2016 г., считает Goldman Sachs, допуская снижения цены нефти до $20; по оценкам Morgan Stanley, баланс спроса и предложения выровняется к концу 2016 г., а в 2018 г. цена барреля Brent может вырасти до $85.

Даже в самом лучшем случае российская экономика в ближайшие годы будет функционировать в более сложных внешних условиях, чем раньше, заключила Набиуллина. Помимо волатильности нефтяных цен мировые финансовые рынки нервируют ухудшение перспектив развивающихся экономик, трансформация модели экономики Китая, неопределенность в отношении ставки ФРС США. Сдерживать рост будут и введенные в отношении России санкции, говорится в докладе ЦБ: их сохранение на 2016–2018 гг. предполагают все три варианта прогноза. Поддержать экономику изнутри могут только структурные изменения, которые поспособствуют перераспределению ресурсов в более конкурентоспособные секторы, развитию несырьевого экспорта, новых технологий, повышению уровня человеческого капитала, перечислила Набиуллина.

Судьба России тесно связана с динамикой цен на сырьевые товары, эта ситуация вряд ли изменится в ближайшее время, констатирует Владимир Тихомиров из БКС, но кризис подталкивает власть к реформам.

Слабый рубль

ЦБ отложил план пополнения ЗВР на три года: базовый сценарий предполагает «околонулевую динамику резервов». Покупки валюты возможны, когда позволяет ситуация на валютном рынке, сказала Набиуллина, по опыту других стран – когда валюта укрепляется. Возможность пополнения резервов появляется в оптимистичном варианте прогноза – на $15 млрд ежегодно, в пессимистичном из-за усиления волатильности финансовых рынков ЦБ готов к интервенциям и к увеличению кредитования банков в валюте. В основном варианте прогноза ЦБ не видит ни угроз финансовой стабильности, ни тренда на ослабление рубля, но курс сохранит повышенную волатильность из-за колебаний цены нефти, считает Набиуллина.

Основным каналом притока валюты в страну останется внешнеторговый профицит, отток капитала будет формироваться в основном выплатами долга и по мере его снижения сократится до $50–60 млрд в год, ожидает ЦБ.

Во всех трех сценариях ЦБ достигает цели по инфляции – 4% в 2017 г., обещая до тех пор сохранять денежно-кредитную политику умеренно жесткой. Сокращение спроса из-за рецессии тормозит инфляцию лишь отчасти, пишет ЦБ: при сохранении структурных диспропорций в экономике могут расти издержки производителей из-за снижения производительности труда. Весомым проинфляционным фактором может стать повышенная индексация соцрасходов, а также тарифов: в таком случае ЦБ будет вынужден дольше держать паузу в снижении ставок. Но пока прогноз исходит из замедления инфляции до 7% в сентябре 2016 г. До летней девальвации ЦБ предполагал, что до 7% темпы роста цен замедлятся к июню 2016 г. Вклад девальвации в инфляцию-2015 ЦБ оценил в 2 п. п., ожидая, что влияние курса на цены сохранится три месяца, т. е. до ноября, и повысив годовой прогноз с 10,8 до 12–13%. Следующее снижение ставки ЦБ произойдет в лучшем случае в декабре при условии стабильности рубля, считают аналитики «Ренессанс капитала» и БКС, или только в 2016 г., полагают в Альфа-банке и Deutsche Bank.