Статья опубликована в № 3918 от 16.09.2015 под заголовком: В поисках второго дна

Промышленность в августе возобновила падение

«Хрупкое дно», достигнутое в июле, не выдержало и месяца
  • Ольга Кувшинова

В августе промышленный выпуск сократился на 4,3% к августу 2014 г., сообщил Росстат. В итоге спад промышленности за январь – август углубился до 3,2% с 2,7% по итогам полугодия.

Некоторое замедление темпов падения в сравнении с июлем, когда выпуск к тому же месяцу прошлого года сократился на 4,7%, обусловлено сравнительной базой: в июле 2014 г. производство увеличилось на 1,5%, а в августе роста не было.

Ранее министр экономического развития Алексей Улюкаев сообщал, что к июлю экономика нащупала «хрупкое дно», и ожидал, что углубления спада не будет. А последующее увеличение железнодорожных перевозок – это один из косвенных индикаторов деловой активности в промышленности – позволило министру рассчитывать на рост промышленного производства по итогам августа: «Возможно, падение прекратилось. Мы рассчитываем на небольшой рост». В то же время из трех индикаторов промышленности два – потребление электроэнергии и индекс PMI – указывали на спад производства, в том числе PMI, отражающий ситуацию в обрабатывающих производствах, – на усиление спада.

Эффект прошлогодней базы несколько замедлил в августе падение обрабатывающих отраслей, вносящих максимальный вклад в сокращение промпроизводства. Выпуск в них сократился чуть меньше, чем в июле, и чуть больше, чем в июне, но тогда обрабатывающая промышленность снижалась на фоне роста в те же месяцы прошлого года, а в августе – падала на фоне спада: на 6,8% против 5,2% за январь – август. Выпуск в секторе добычи полезных ископаемых, напротив, в августе продолжил рост (на 0,8%).

По оценке Росстата с исключением влияний сезонных факторов, промышленность в августе возобновила спад после нулевых темпов в июле. Начиная с апреля, выпуск в промышленности находится ниже среднемесячного уровня 2012 г., в августе этот разрыв был максимальным (см. график).

Ситуацию в промышленности можно охарактеризовать как вялотекущую рецессию, считают эксперты. Хорошая новость – в отличие от прошлого кризиса вялотекущий характер нынешнего позволил промышленности заблаговременно сократить издержки, запасы и не закладываться на бурный рост спроса, отмечает Сергей Цухло из Института Гайдара, оптимальный баланс запасов снижает вероятность катастрофического обвала промпроизводства. Плохая новость – причин для возобновления роста пока не видно, и, более того, в июне – августе стали заметнее факторы, которые могут усилить негативное давление на промышленность, считает директор Института конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. Это хроническое снижение инвестиций, в июле ставшее максимальным с прошлого кризиса 2009 г., и новый виток девальвации рубля, за которым неминуемо последует рост издержек и цен.

По данным июльского опроса Института Гайдара, удорожание импортного оборудования и сырья привело к росту издержек и цен, снижению спроса и выпуска более чем у 25% предприятий, ровно год назад такой эффект отмечали только 10%. Позитивный эффект девальвации декабря 2014 г. – сокращение конкуренции с импортом – к середине года себя исчерпал, плюсы летней девальвации будут действовать еще меньше, тогда как негативное влияние обесценившегося рубля будет только усиливаться, считает Цухло. Увеличение издержек переносится в цены, интенсивность роста которых в августе снова возросла, хотя и не так сильно, как после предпоследней девальвации.

Инвестиционные планы предприятий в августе четвертый месяц оставались на минимуме с кризиса 2009 г. В отношении инвестиций российская промышленность, похоже, выработала вполне определенную стратегию, заключает Цухло, и она совершенно логична в условиях затяжного кризиса, высокой неопределенности даже ближайших кварталов, избытка мощностей и подорожания оборудования.

В то же время спад нефтяных цен, вызвавший девальвацию и ускорение инфляции, что негативно отразится на инвестиционном и потребительском спросе, мог еще не в полной мере отразиться на августовских данных. Удорожание импорта продолжит ухудшать технологическую структуру основных фондов: с учетом их 50%-ного износа следствием может стать дальнейшее снижение производительности труда. А взятая Центробанком пауза в снижении ставок из-за августовского ухудшения ситуации затруднит и так не очень благоприятную ситуацию с кредитованием, отмечает Остапкович.

Минэкономразвития в августе ухудшило прогноз по промпроизводству на 2015 г. с минус 1,3 до минус 2,5–3% из-за более сильного, чем ожидалось, снижения инвестиций и внутреннего спроса. Примерно таков же прогноз экономистов: от минус 2,6% (консенсус «Интерфакса») до минус 3,2% (Bloomberg). Августовские данные не меняют возможности замедления спада промышленности в IV квартале – должно наконец-то сработать антикризисное фондирование крупнейших предприятий, ожидает Остапкович, скажется и завершение заказов с длинным циклом, в том числе оборонных. А вот прогнозы роста промышленности в 2016 г. скорее всего из-за нарастающего негатива теперь под вопросом, считает он: «Скорее всего промышленность в 2016 г. выйдет из рецессии, но перейдет в фазу стагнации, вращаясь около нуля». Прогноз Минэкономразвития на 2016 г. был снижен до 1,1% с 1,5%.