Статья опубликована в № 3979 от 11.12.2015 под заголовком: Минфин подсчитал бюджетные риски

«План C» Минфина: $40 за баррель

Минфин предлагает не тратить антикризисный резерв и сократить 5% расходов
  • Ольга Кувшинова,
  • Александра Прокопенко,
  • Филипп Стеркин

Бюджет на 2016 г., одобренный Советом Федерации, требует корректив: Минфин просчитал два варианта рисков. Они возникают не только при сохранении цены нефти на уровне $40/барр., но и при заложенных в бюджет $50/барр. «Ведомостям» удалось ознакомиться с обоими вариантами (см. таблицу на стр. 05).

У правительства есть не только план B, но и план С, рассказал премьер Дмитрий Медведев 9 декабря в интервью пяти телеканалам в ответ на вопрос о реалистичности бюджета: «Если потребуется <...> если будет продолжаться совсем негативный сценарий на углеводородном направлении, на нефтяном и на газовом треке, нам придется вносить коррективы, и в этом смысле позиция правительства будет абсолютно реалистична».

Доклад о бюджетных рисках Минфин представил в правительство, подтвердил представитель министерства. Обсуждение прошло у первого вице-премьера Игоря Шувалова в прошлую пятницу, когда бюджет утвердила Госдума.

Чтобы минимизировать риски выпадающих доходов, Минфин предложил меры экономии, рассказали три федеральных чиновника. Ведомство вышло с инициативой 5%-ного секвестра, увеличения доходов от приватизации до 1 трлн руб., сокращения субсидий и ассигнований, замораживания новых объектов капитальных вложений, начало строительства которых запланировано на 2016 г., а также предложило использовать 557 млрд руб. антикризисных резервов, заложенных в бюджет, только в исключительных случаях. Минфин просчитал вариант оптимизации расходов бюджета и с учетом закрытой части расходов (1,9 трлн руб.): в таком случае доля не подлежащих сокращению расходов бюджета сокращается с 70% (11,3 трлн руб.) до 55% (9 трлн).

Риск цены на нефть ниже $40/барр. может реализоваться полностью, может – частично, но не учитывать его совсем Минфин не может, говорит представитель министерства: «Мы обязаны были эти риски обозначить, что мы и сделали». Но решение по оптимизации расходов будет принимать правительство, уточняет он.

На самом деле главная цель Минфина – удержать правительство от использования антикризисных резервов, знает федеральный чиновник, а также сэкономить 5% бюджетных лимитов. Президент не зря в послании Федеральному собранию подчеркнул, что дефицит бюджета не должен быть более 3% ВВП, напоминает он, это без учета 1 трлн руб. поддержки ВЭБа. Лоббисты пытаются дотянуться до антикризисных резервов – направить их на поддержку отраслей, говорит другой федеральный чиновник. «Обязательства в значительной степени превышают доходы, которые генерирует экономика, поэтому Минфин призывает аккуратнее расходовать резервы», – подтверждает третий человек, знакомый с предложениями министерства. В бюджете-2016 сформирован резерв на 342 млрд руб. за счет замороженных накопительных пенсионных взносов, еще один резерв в 150 млрд руб. сформирован за счет остатков средств этого года. Фонды предназначены для поддержки отраслей экономики, социальной поддержки и расходуются по решению президента и правительства.

Предложение о недоведении 5% бюджетных лимитов пока понимания не нашло, знает один из собеседников «Ведомостей», а новые стройки, вероятно, будут замораживать.

План В

В первом варианте даже при среднегодовой цене нефти $50/барр., заложенной в бюджет, казна недоберет 750 млрд руб. доходов, дефицит возрастет до 4,1% ВВП (3,2 трлн руб.) и в резервном фонде к концу 2016 г. останется чуть более 600 млрд руб.

Причина выпадения доходов – в изменении некоторых параметров макропрогноза, разработанного Минэкономразвития. Оно предполагало, что при нефти $50/барр. курс рубля к доллару составит 63,3 руб., но, по оценкам Минфина, рубль будет крепче: 58,5 руб./$. Компании начинают получать рефинансирование за рубежом, в течение 2016 г. в общей сумме долга, подлежащего погашению, доля тех, кто рефинансироваться не может, будет сокращаться, кроме того, идет небольшой приток капитала, в том числе в ОФЗ, на что еще полгода назад не рассчитывали, объясняет федеральный чиновник: в силу этого отток капитала будет сокращаться, поэтому курс рубля будет выше.

В сентябре при средней за месяц цене нефти Urals $46,7/барр. средний курс рубля к доллару был 66,7 руб.; в октябре при почти такой же цене нефти – $46,8/барр. – он укрепился до 63,1 руб.; в ноябре при снижении нефти до $42,1 рубль ослаб до 65 руб./$.

Потери бюджета от более крепкого курса рубля составят 431 млрд руб. Еще около 300 млрд руб. доходов может быть недополучено из-за сокращения объемов экспорта нефти и газа, более низкой прибыли ЦБ, перечисляемой в бюджет. При этом бюджету придется увеличить трансферт Пенсионному фонду на 138–158 млрд руб. из-за нехватки страховых взносов – она возникнет из-за более низкого, чем в макропрогнозе, роста фонда зарплат. Минэкономразвития прогнозирует рост зарплатного фонда на 7%, Минфин считает, что рост составит лишь 4,5% – это чуть меньше, чем ожидается по итогам 2015 г. (4,9%).

План С

В случае снижения цены нефти до $40/барр. в среднем за год бюджет недоберет 1,6 трлн руб. доходов (в том числе 1,4 трлн – нефтегазовых), это 2% ВВП, – министр финансов Антон Силуанов ранее предупреждал о таком варианте. При этом прочие причины недобора и дополнительных расходов из «варианта В» сохраняются. В этом случае дефицит может превысить 5% ВВП, а резервный фонд будет фактически исчерпан: к концу 2016 г. в нем останется менее 200 млрд руб.

В консервативном сценарии макропрогноза Минэкономразвития при нефти $40/барр. курс рубля составит 72,6 руб./$; по оценкам Минфина, будет крепче – 65,75 руб./$. Это позволит экономике не остаться еще на год в рецессии (прогноз Минэкономразвития – спад на 1%), ожидает Минфин: рост составит 0,2%. Но это тоже выпадающие доходы (базовый прогноз – рост на 0,7%).

Ситуация уже хуже консервативного сценария – Urals стоит $37/барр., говорит федеральный чиновник, не исключено, что нефть может провалиться на непродолжительное время и до $20/барр. Скорее всего в первом полугодии дисбаланс предложения и спроса на нефтяном рынке возрастет, полагает он. Кризис можно пройти, если не использовать бюджетные резервы, средств резервного фонда на 2016 г. хватает, а вопрос о бюджете на 2017–2018 гг. стоит очень остро, говорит федеральный чиновник: «Еще и поэтому нельзя тратить антикризисный резерв, это создаст высокую базу расходов, сокращать будет трудно, а резервы закончатся».