Участники форума в Давосе не решились спрогнозировать цену нефти на 2016 год

Но ожидают ее подъема во втором полугодии

«Я не рискну своей репутацией, предсказывая цену, – заявил Халид аль-Фалих, бывший генеральный директор нефтяной госкомпании Saudi Aramco, а ныне министр здравоохранения Саудовской Аравии, в ответ на вопрос ведущего сессии «Новый энергетический баланс», какой, по его мнению, может быть средняя цена нефти в этом году. – Но, думаю, рынок упал чрезмерно, и он неизбежно начнет расти. Не знаю, на каком уровне цена будет к концу года, но, безусловно, выше, чем сегодня».

Дэниел Ергин, вице-председатель аналитической компании IHS, улыбнувшись, также отказался назвать среднюю цену на этот год. «В первом полугодии – ниже, во втором – несколько выше», – добавил он, отметив, что цены и на нефть, и на другие виды сырья вернулись на уровень 2003 г., до того, как начался сырьевой суперцикл.

Нефтяной рынок в четверг ведет себя достаточно спокойно. Цена нефти Brent опускалась ниже $28, но к 19.30 мск показывает рост на 2,8% до $28,7 за баррель.

Когда многие бьются за долю рынка, цена падает; но миру нужна энергия, а 80% ее производится из ископаемого топлива, сказал генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев: «Цена будет оставаться на достаточно низком уровне некоторое время. Сегодня для роста мировой экономики нужно вдвое меньше энергии, чем 10 лет назад. Но отложены проекты на $400 млрд. Поэтому в следующем году цена будет более стабильна, а прогноз – $57,95». «Но это прогноз 31 аналитика, опрошенного Reuters, не мой», – тут же оговорился Дмитриев.

Цифру в $400 млрд – на такую сумму будет отложено проектов в 2016-2020 гг. – на днях представила Wood Mackenzie, напомнил ведущий Джон Дефтериос, редактор по развивающимся рынкам и ведущий CNN International. По оценке IHS, в 2015-2020 гг. будет на $1,8 трлн капиталовложений меньше, чем ожидалось в 2014 г., добавил Ергин, это падение на 40% по сравнению с ожидавшимися планами.

Из-за проводящегося сейчас масштабного сокращения инвестиций можно в ближайшие годы ожидать исчезновения избытка нефти и подъема цен, согласны участники дискуссии. «Можно ждать бум через 3-4 года, но будет ли подъем сильным или нет, зависит от других факторов», – полагает Ергин. А в ближайшие 2-3 месяца нужно следить за двумя вещами, считает он: сколько нефти на самом деле Иран выведет на рынок, потому что оценки колеблются от 0,3 млн до 1 млн в день, и за тем, что произойдет с добычей в США. Она там уже сократилась на 0,5 млн баррелей в день с пика в апреле 2015 г., «нужно смотреть, что с ней произойдет за период, скажем, до начала лета». «Изменение в одном из этих факторов может изменить психологию рынка. Сейчас каждая новость, каждое информационное сообщение оказывает негативное воздействие на него. Нужно следить, когда появятся новости, которые не будут негативными», – считает Ергин.

Сейчас рынок падает не только из-за больших объемов предложения, но и из-за слабого спроса на нефть, а он в значительной степени связан с ситуацией в Китае. В декабре Китай импортировал 7,4 млн баррелей в день, это достаточно много, отметил ведущий. «Импорт большой, но спрос слабый, часть нефти идет в стратегические резервы», – прокомментировал Линь Боциан, ректор Института исследований энергетической политики при Xiamen University. Потребление энергии сконцентрировано в промышленности, прежде всего в тяжелой, где используется более 60% всех энергоресурсов, пояснил он. Ситуация в экономике не очень хорошая, особенно в промышленности, и это оказало огромное воздействие на спрос на энергоресурсы. Сейчас сложный переходный период, но спрос вернется, потому что Китай все еще находится в процессе индустриализации, считает Линь.

Могут ли страны ОПЕК все-таки договориться друг с другом, а также с другими крупными производителями о сокращении добычи и поддержке рынка, спросил Дефтериос. Министр нефти Нигерии и президент ОПЕК Эммануэль Ибе Качикву, сказал, что ситуация на рынке требует обсуждения, будь то на внеочередном саммите ОПЕК или на запланированном на июнь. «Мы оптимистичны и думаем, что в этом году цена будет все-таки лучше, чем сейчас», – добавил он.

В данный момент у разных стран разное видение ситуации, разные задачи, поэтому сейчас координация вряд ли возможна, полагает Дмитриев. Может быть, о каком-то сотрудничестве между ОПЕК и не входящими в картель крупными странами можно будет говорить через год, когда точки зрения будут более похожи.

«После каждой встречи ОПЕК цена нефти падает, поэтому мы очень озабочены возможностью новой встречи, может, лучше ее не проводить», – сказал под смех на сцене и в зале президент Азербайджана Альхам Алиев. «Мы не очень крупный производитель, но готовы говорить о координации. Однако она нужна прежде всего между ОПЕК и крупными производителями, не входящими в картель».

Может быть, с нынешних уровней цена нефти упадет еще на $2-3, а затем будет расти во втором полугодии и наступит стабилизация, полагает Алиев. «Я тоже не хочу давать прогнозы, но думаю, что для компаний, инвесторов, правительств $60-70 было бы прекрасной ценой, и надеюсь увидеть ее на этом уровне скорее раньше, чем позже, думаю, в 2017 г.», – добавил он.