Статья опубликована в № 4208 от 22.11.2016 под заголовком: Вычет не в пользу бедных

Отмена НДФЛ для бедных граждан ударит по бедным регионам

Чиновники подступаются к реформе налога на зарплаты
  • Ольга Кувшинова,
  • Александра Прокопенко
  • / Ведомости

Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) должен быть прогрессивным, а бедных нужно освободить от его уплаты, заявила вице-премьер Ольга Голодец: «У нас эта мера просчитана, и мы ее на сегодняшний день обсуждаем» (цитата по «Интерфаксу»).

У премьер-министра никаких совещаний на тему НДФЛ не было, говорит его пресс-секретарь Наталья Тимакова. В Минфине обсуждения нет, «Основные направления налоговой политики на 2017–2019 гг.» таких предложений не содержат, отмечает помощница министра Светлана Никитина, обсуждение возможно не ранее 2018 г.

Реальные доходы населения снижаются, у предприятий сложное финансовое положение, так что повышение НДФЛ будет стимулировать уход зарплат в тень, объяснил министр финансов Антон Силуанов депутатам-коммунистам. Бюджет на 2017–2019 гг. изменений НДФЛ не предусматривает, но среди депутатов эта тема популярна: три из четырех (кроме «Единой России») парламентских партий шли на выборы с обещанием сделать шкалу НДФЛ прогрессивной, освободив от уплаты наименее обеспеченных.

Вопрос обсуждается внутри социального блока правительства как способ снизить остроту проблемы бедности, объяснил представитель Голодец. Четких критериев низкого заработка пока нет, продолжал он, определяться это будет на основе не минимального размера оплаты труда (МРОТ; с июля 2016 г. – 7500 руб.), а прожиточного минимума.

Для борьбы с бедностью важнее ориентироваться на прожиточный минимум, а не МРОТ, но работающих людей с доходом ниже минимального немного, говорит директор НИФИ Владимир Назаров. Об интеграции системы социальной помощи точно никто не думал, уверен он, сейчас нет возможности даже агрегировать доход по налогоплательщику с разных мест его работы, а уж учет доходов членов семьи – высший пилотаж.

По данным Росстата, в 2015 г. заработок ниже МРОТа получали 1,4% работающих; заработок ниже прожиточного минимума (9701 руб. в 2015 г.) – менее 10%. С 2006 по 2015 г. разрыв в заработках 10% наименее и 10% наиболее высокооплачиваемых работников сократился с 25 до 14,5 раза. НДФЛ – основной налог для региональных бюджетов, за 10 лет его доля в собственных доходах регионов выросла с 29 до 36,5% (2,8 трлн руб.). С 2011 г. сборы НДФЛ превышают сборы налога на прибыль.

Реальные зарплаты снижаются с 2014 г., в III квартале 2016 г. они на 6% ниже, чем в начале 2013 г. Реальные доходы с 2014 г. сократились на 10%: повлияли и недоиндексация пенсий, и сжатие дохода от предпринимательства и неформальной занятости. С 2014 г. снова растет бедность – с 15,5 млн человек в 2013 г. до 19,1 млн в 2015 г.

В 2015 г. почти 80% всего прироста бедности пришлось на семьи с детьми, говорит директор по социальным исследованиям Высшей школы экономики Лилия Овчарова, освобождение таких семей от НДФЛ не перекрыло бы потери их реальных доходов: рост бедности затормозился бы только на треть.

«Это я предлагала идею с освобождением от НДФЛ, но она заключалась в предоставлении вычета по НДФЛ в размере прожиточного минимума абсолютно для всех при повышении плоской ставки налога на остальную часть заработка», – говорит директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева: для людей с зарплатой, равной или ниже прожиточного минимума, ставка НДФЛ была бы 0%. Для остальных вычет в размере прожиточного минимума был бы стимулом к легализации доходов. Но, продолжает Малева, для покрытия выпадающих доходов ставку НДФЛ пришлось бы повысить с текущих 13% до 17,5%. «И тут есть риск, что бедные регионы просто недоберут доходов», – с сожалением констатирует она.

Именно эта идея обсуждалась чиновниками, знает участник обсуждений. Прогрессия же самой ставки дестимулирует предложение труда, а оно и так сокращается на 0,5% в год из-за демографии. ОЭСР назвала прогрессивный налог на доход самым вредным для экономического роста. Но НДФЛ если и будет меняться, то после 2018 г., говорит участник обсуждений: «А что, народ уже сейчас пугают?»

Прогрессивная ставка НДФЛ к выравниванию доходов отношения не имеет, подчеркивает Малева: «Налог поступает в казну, и все – то ли на мосты потрачен, то ли на плитку. Ничего, кроме морального удовлетворения, что богатые платят больше, это не вызывает».

Если и реформировать НДФЛ, то экономически правильный вариант – повысить общую ставку, оставив ее плоской и освободив от уплаты бедных, говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Но с популистской точки зрения более эффектно сделать крутую прогрессию, рассуждает он, чтобы люди испытали удовлетворение от того, что богатые платят больше.

Варианты изменения НДФЛ рассматривали последний раз в сентябре, вспоминает федеральный чиновник, но от идеи решили отказаться: «Высока вероятность, что люди уйдут в тень». На самом деле в правительстве даже нет консенсуса, как эту тему обсуждать, говорит чиновник финансово-экономического блока: логично уже сейчас все посчитать, подготовить население и после 2018 г. ввести. Но обсуждения не происходит, сказал он: «[В 2018 г.] новый кабинет министров пусть и решает».

Выбор редактора