Статья опубликована в № 4212 от 28.11.2016 под заголовком: Налоги без границ

ОЭСР подготовила многостороннее соглашение для борьбы с уходом от налогов

Пострадать от него могут и российские компании

Международным компаниям станет еще труднее уклоняться от налогов: в четверг ОЭСР опубликовала текст Многостороннего соглашения (MLI), присоединившись к которому страны смогут ужесточить уже действующие двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения сразу вместе со всеми, кто его подпишет.

Борьбу с офшорами ОЭСР начала давно, почти ежегодно появляются новые рекомендации. Странам с большим числом налоговых соглашений передоговариваться по каждому из них слишком сложно, говорит партнер EY Марина Белякова. MLI позволяет создать алгоритм, по которому изменить соглашения можно скоординировано, объясняет она. Присоединяться к MLI страны смогут с 31 декабря 2016 г., для этого нужно будет ввести в свои двусторонние соглашения «минимальный стандарт» MLI и сообщить об этом партнерам.

Россия планирует присоединиться к соглашению, писал Минфин в проекте Основных направлений налоговой политики на 2017–2019 гг., двусторонние соглашения заключены у нее с 82 странами.

Представитель Минфина не ответил на запрос.

MLI дополнит действующие соглашения новыми нормами и ограничит применение льгот, говорит партнер PwC Наталья Кузнецова. Одна из них – включение в холдинги компаний из стран, с которыми действуют наиболее выгодные соглашения об избежании двойного налогообложения. Через них деньги перекачиваются из России в офшоры и обратно с минимальными налоговыми издержками. Страна должна взыскивать налог, если конечный получатель не является ее резидентом, а вся прибыль уходит в офшор. Сейчас такое условие есть лишь в некоторых налоговых соглашениях, а в многостороннем оно будет стандартным.

Суд о минимизации

Налоговики непрозрачные сделки с применением льгот активно оспаривают в судах, указывая, что единственная цель – минимизация налогов. И в последнее время им это все чаще удается. Например, в октябре Арбитражный суд Москвы рассмотрел дело о том, как банк «Интеза» выплачивал проценты по займу люксембургской компании, а налоговики решили, что реально деньгами распоряжалась материнская компания из Италии. Суд согласился, что «Интеза» должна была удержать налог по ставке 10%.

MLI вводит несколько дополнительных требований. Если компания создаст холдинг, который не ведет никакой экономической деятельности, по международному соглашению страны не смогут предоставлять ему налоговых льгот. Фактически применять пониженные ставки по налогам, если деньги и проценты идут в зарубежные холдинги, будет сложнее, предупреждает Белякова. Есть риск, что налоговые льготы по соглашениям просто перестанут работать: налоговики будут оценивать наличие деловой цели структуры, а если ее не окажется – отказывать в льготе, опасается Кузнецова.

Чтобы не получать претензий, нужно сделать компанию реальной бизнес-единицей в корпоративной структуре, реинвестировать прибыль дочерних компаний в другие активы, а не переводить их тут же конечным бенефициарам, советует консультант крупной аудиторской компании. Но доказать, что у такой структуры есть деловая цель, может быть сложно, предупреждает Кузнецова: придется покупать бизнес, набирать людей в штат в странах с соглашениями, что приведет к удорожанию международных структур.

Воспользоваться пониженными ставками будет сложнее и при выплате дивидендов. MLI запрещает использовать льготные ставки по соглашениям, если компания владела долей в структуре или ее акциями к моменту выплаты дивидендов меньше года. В России такое ограничение уже есть к дивидендам, получаемым российской компанией, говорит партнер KPMG Наталья Вальковская. Заплатить налог придется и с дохода от прироста стоимости акций компании, более 50% активов которой прямо или косвенно состоит из недвижимости в России, говорит партнер EY Алексей Кузнецов.

Но до конца не понятно, как механизм будет работать на практике, говорит консультант, например, если Россия захочет принять самый жесткий вариант, а Кипр – мягкий, и может ли быть разница в позициях. Вряд ли механизм заработает в скором времени, согласна Белякова.