Статья опубликована в № 4213 от 29.11.2016 под заголовком: Минфин пробурил налоговую скважину

Минфин переиграл нефтяных лоббистов

За снижение налоговой нагрузки на некоторых месторождениях придется заплатить всей отрасли

Минфин разработал законопроект («Ведомости» ознакомились с его текстом), по которому c 2018 г. на нефтяников повышается налоговая нагрузка: НДПИ придется заплатить на 50 млрд руб. больше. Это плата за эксперимент с налогом на добавленный доход (НДД), на котором так долго настаивала сама же отрасль. Ставка НДД – 50% дохода от продажи нефти минус расходы на добычу и транспортировку, но не более 9520 руб. за 1 т.

На НДД смогут перейти все новые месторождения Восточной Сибири, а также сколько-то старых месторождений Западной Сибири – их общая добыча не должна превышать 15 млн т. Остальным месторождениям будет повышена нагрузка – добавлением коэффициента в формулу НДПИ (см. врез на стр. 12). Исключение – проекты, работающие по соглашению о разделе продукции, и проекты, получившие нулевую ставку НДПИ, объясняет главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.

НДПИ и пошлины будут рассчитываться так: на старом месторождении – 35% цены, на новом в первые пять лет – 14% цены, затем будет плавно увеличиваться, чтобы к восьмому году разработки применялась обычная (35%) ставка.

Переход на НДД приведет к выпадению доходов бюджета в 40–50 млрд руб., предупреждал Минфин, именно их он и пытается отбить.

Такой размен – плата всех за эксперимент для избранных, возмущается человек, участвовавший в обсуждении законопроекта, в сентябре это же говорил на совещании с нефтяниками и зампред правительства, куратор ТЭКа Аркадий Дворкович – правда, в протокол это не попало. Представитель Дворковича не стал это комментировать. Никто не думал, что Минфин всерьез, все посмеивались, вспоминает другой участник обсуждений.

Минфин долго думал, как распределить потери бюджета, из-за этого к изначальному сроку – 1 октября – не закончил законопроект, объяснял чиновник Минфина.

Как повысится нагрузка

НДПИ будет высчитываться по формуле: базовая ставка (919 руб. за 1 т с 2017 г.), умноженная на коэффициент, отражающий динамику мировых цен на нефть, и за вычетом показателя добычи нефти (ДН; исчисляется по особенностям месторождений); чем больше ДН, тем меньше платят нефтяники. Минфин предлагает уменьшить ДН на 104 руб. за 1 т.

Замена НДПИ на НДД обсуждается уже более 10 лет, чиновникам поручено запустить реформу в 2017 г. – но год ушел на борьбу Минфина и нефтяников. Компании всегда понимали НДД как способ снизить нагрузку на отрасль, а Минфин повел дело так, что выигрывает бюджет.

НДД выгоден только старым месторождениям – нагрузка на них снизится, это повысит коэффициент извлечения нефти, настаивали нефтяные лоббисты. Минфин вообще не хотел распространять НДД на старые месторождения, потом согласился на эксперимент с 15 млн т добычи. Минфин предлагал НДД только новым месторождениям, у них льготы на пошлины и НДПИ, а НДД де-факто их отменяет. Компании добились права добровольно переходить на НДД. Минфин уступил, потому что считал на несколько ходов вперед, говорит участник обсуждений: пошлины могут обнулить уже в 2018 г. Получилось, что все потери Минфина захеджированы, констатирует сотрудник нефтяной компании. НДД станет основной темой на президентской комиссии по ТЭКу (запланирована на 9 декабря), говорили «Ведомостям» члены комиссии.

Все нефтяные компании, опрошенные «Ведомостями», отказались от комментариев. Минфин не ответил на запрос. У Минэнерго с Минфином есть разногласия, скоро их снимут, обещает представитель Минэнерго.

Высокая валовая налоговая нагрузка на добычу – одна из причин перехода на НДД, поэтому ее дальнейшее увеличение непоследовательно, считает Ежов.

Список старых месторождений с общей добычей 15 млн т будут формировать Минэнерго и компании. Минэнерго уже готовило список для несостоявшейся реформы с налогом на финансовый результат (предтеча НДД), в нем были месторождения четырех крупнейших компаний – «Роснефти», «Газпром нефти», «Сургутнефтегаза» и «Лукойла». Вероятно, в новом списке будут те же, полагает один из участников обсуждений. Тогда такой размен будет приемлем только для этих четырех компаний, остальные понесут потери. «Роснефти» может достаться более крупная квота – из-за присоединенной «Башнефти», полагает собеседник «Ведомостей».

Независимые нефтяные компании подавали заявки на включение в список, для них даже выделена квота, дискриминации нет, надеется гендиректор ассоциации «Ассонефть» Елена Корзун, но не у всех компаний есть месторождения, где выгоден НДД.

Это сомнительная выгода и для крупнейших компаний, говорит сотрудник крупной нефтяной компании: «НДД увеличит налоги на новых месторождениях, планировали это компенсировать выигрышем на старых, но Минфин и этот выигрыш забирает».

Эффект от НДД для старых месторождений будет сильно зависеть от затрат на проект, говорит директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов: проекты с более высокими затратами будут платить меньше налогов, эффект увеличивается по мере роста цен на нефть.

Оценка чистых потерь всей отрасли пока преждевременна, но исходя из текущих издержек, характерных для западносибирских месторождений, рост НДПИ на 104 руб. на 1 т – чрезмерная компенсация, считает Борисов. Она рассчитана на основе самых пессимистичных оценок выпадающих доходов – если до 2022 г. не будет никакого прироста добычи на месторождениях, перешедших на НДД, и будут предельно допустимые затраты на добычу, объясняет Ежов. «Но в этом случае есть ли смысл в эксперименте?» – спрашивает он: потери налогов должны восполняться за счет роста добычи.