Статья опубликована в № 4281 от 16.03.2017 под заголовком: Налоговый маневр в ускоренном темпе

Проверка возмещения НДС может сократиться до месяца

Это может стать дополнительным аргументом в пользу повышения налога
  • Маргарита Папченкова,
  • Елизавета Базанова
  • / Ведомости

Федеральная налоговая служба (ФНС) обсуждает сокращение срока проверки права на возмещение НДС с трех месяцев до одного, рассказали «Ведомостям» три чиновника ФНС, если нет риска, что компания мошенничает с возмещением, такие безрисковые компании автоматизированная система контроля за НДС окрашивает в зеленый цвет. Три месяца – предельный срок, ничто не запрещает проверять быстрее, замечает один из чиновников.

В III квартале 2016 г. была подана 224 021 декларация от «зеленых» налогоплательщиков, сообщает представитель ФНС, или около 6% от общего числа деклараций, доля несильно меняется. Саму идею он не комментирует.

На недавней закрытой коллегии ФНС сократить сроки возмещения НДС просил замминистра экономического развития Станислав Воскресенский, рассказали два участника коллегии. Воскресенский подтверждает, что такая идея есть: «Система возмещения НДС у нас подстроена под крупнейших экспортеров, на средний бизнес не ориентирована». По его данным, в России возмещение длится свыше 20 недель, что далеко от показателей лидеров в рейтинге Doing Business. Для сравнения: в Австрии – три недели, в Германии – пять. Российские условия должны соответствовать лучшим мировым практикам, уверен он.

«Зеленые» – это традиционные экспортеры и отчасти инвесторы, вкладывающиеся в строительство дорогостоящих объектов, объясняет руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин.

Процедуру можно изменить не поправками в Налоговый кодекс, а приказами ФНС. Сокращать сроки для всех рано, говорит чиновник: информационные ресурсы ФНС показывают, кто сколько не заплатил, но информация собирается за квартал, поэтому и камеральная проверка длится квартал.

Для «зеленых» можно сделать исключение, но они могут стать «незелеными», нужно действовать аккуратно, поясняет он.

Ускорение возмещения НДС может стать аргументом в пользу налогового маневра, который обсуждается в Минфине и Минэкономразвития. От повышения НДС с 18 до 22% (страховые взносы снижаются с 30 до 22%) бюджет получит дополнительные 1,2 трлн руб., говорил замминистра финансов Владимир Колычев. Маневр может быть выгоден экспортерам только в случае серьезного ускорения возмещения НДС, отмечает чиновник финансово-экономического блока правительства, и Минэкономразвития, и ФНС понимают это. Повышение НДС увеличит сумму, которую государство должно экспортерам, три месяца – очень долгий срок – государство перманентно должно бизнесу, говорит член Торгово-промышленной палаты Максим Хвалибов. «Раз в квартал мы сдаем декларацию НДС, если через месяц его вернут, мы сможем быстрее закрывать кредитные обязательства, снизить расходы на проценты по кредитам, что увеличит налог на прибыль», – радуется он.

Крупным компаниям (налоги за три года не менее 7 млрд руб.) НДС возмещают по заявлению, а проверка проводится потом, рассказывает старший юрист KPMG Андрей Грачев, остальным нужно представить банковскую гарантию. С 1 июля 2017 г. ее можно заменить поручительством взаимозависимой российской компании без долгов и с теми же 7 млрд руб. налоговых выплат за три года. Гарантии в кризис подорожали, пользуются ими в основном крупные компании, говорит старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин.

Еще быстрее

Бизнес просит сократить срок проверки НДС еще сильнее – до 14 дней. Это одно из предложений объединений предпринимателей к плану развития России до 2025 г. («Ведомости» ознакомились с ними), который готовит правительство.

Эффект будет большим: при крупных сделках в финансовую модель закладываются сроки возврата НДС, рассказывает партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин. В основном это поможет среднему бизнесу, считает управляющий партнер юридической компании «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Эффект будет небольшим, к безрисковому можно отнести узкий круг бизнеса, если вообще можно считать такую категорию постоянной, осторожен Грачев.

Реально на возмещение уходит больше трех месяцев, говорит партнер EY Алексей Кузнецов. Проблема с нехваткой оборотных средств стоит остро, рассказывает налоговый менеджер крупной компании: «Приехал крупный поставщик и умолял сократить срок нашей кредиторской задолженности всего на 10 суток, не хватает оборотки. Это принципиально для него – финансировать кассовые разрывы банковскими деньгами дорого».

Риски бюджета невысоки, уверен Щекин: налоговый контроль все более оцифровывается, можно не ждать ответов по почте при проверке контрагентов, а для подтверждения экспорта не нужно запрашивать таможню. Трехмесячный срок – прошлая эпоха, уверен он. «Давно пора убрать этот анахронизм – что они три месяца могут проверять?» – говорит налоговый менеджер крупного экспортера.

Лучше менять закон, а не внутренние документы, настаивает налоговый юрист крупной компании: «Кто из компаний «зеленый» – внутренняя кухня ФНС; мы знаем, что мы «зеленые», но знаем неформально». А завтра компанию могут разжаловать в «желтую» или «красную» – и срок возмещения вырастет, продолжает он: «Как при таких рисках планировать денежные потоки?»

Важна ясность, какие нарушения налоговики будут учитывать при определении «зеленого» статуса, предупреждает Еремин.