Статья опубликована в № 4382 от 10.08.2017 под заголовком: HSBC – друг степей

HSBC оплатит долг калмыцкой компании Уильяма Браудера

Такое решение суда создает опасный прецедент для международных компаний

Банк HSBC получил счет из далекого прошлого по операциям с фондом Hermitage Уильяма Браудера – некогда крупного инвестора в акции российских компаний и инициатора санкционного списка Магнитского. По долгам фонда перед кредиторами банк должен заплатить 1,4 млрд руб., решил в августе Арбитражный суд Калмыкии.

К 2004 г. Hermitage был крупнейшим иностранным владельцем российских акций с активами на $4 млрд, рассказывал ранее Браудер. Управлял им HSBC, пишет суд, Браудер же в интересах фонда скупал активы через зарегистрированные в Калмыкии компании, в том числе «Дальнюю степь» (ей принадлежало 37,5 млн акций «Газпрома»). В 2004 г. МВД республики возбудило уголовное дело, обвинив Браудера в незаконной покупке акций, уклонении от налогов и преднамеренном банкротстве компаний. За невыплату свыше 522 млн руб. налогов Браудер в 2013 г. был заочно осужден судом Москвы на девять лет.

Сама «Дальняя степь» была обанкрочена, но получить от нее деньги в бюджет налоговики так и не смогли: акции были проданы, а вырученные за них 2,8 млрд руб. – выведены на Кипр, в том числе через HSBC, следует из материалов суда. Арбитражный управляющий не смог найти ни имущество, ни деньги, чтобы погасить долги, и в 2007 г. дело было закрыто.

Но спустя 10 лет оно возобновилось: МВД выяснило, что арбитражный управляющий Александр Довженко и не собирался искать активы «Дальней степи». Против него было возбуждено уголовное дело, а заменивший его в 2016 г. Кирилл Ноготков возоб-новил поиск активов. Высокий суд Лондона подтвердил его право запрашивать в Англии и Уэльсе все финансовые документы по делу и вызывать в суд свидетелей. Внимание Ноготкова привлекли две компании, входящие в структуру HSBC: его дочерний банк в России и зарегистрированная на Гернси HSBC Management. Именно они и должны заплатить по долгам «Дальней степи», решил суд.

История Магнитского

В середине 90-х гг. калмыцкие компании при соблюдении определенных условий платили в бюджет вместо 35% налога на прибыль 11%, а структуры Hermitage – всего 5,5%, так как нанимали на работу инвалидов. В 2008 г. консультировавший тогда фонд юрист Сергей Магнитский был арестован. По мнению следователей, он участвовал в ведении бухучета и составлении налоговой отчетности калмыцких компаний. Спустя год Магнитский умер в сизо, а представители Hermitage Capital обвинили российских полицейских и налоговиков в том, что юрист был замучен в тюрьме, так как раскрыл мошенническую схему возмещения налогов на $230 млн. В 2013 г. Браудер добился принятия в США закона о введении санкций в отношении российских чиновников, подозреваемых в причастности к нарушениям прав человека и предположительно причастных к смерти Магнитского.

Все деньги «Дальней степи» были размещены в российской «дочке» HSBC, которая контролировала компанию и самостоятельно распоряжалась деньгами, указывал Ноготков в суде. За 2004–2005 гг. банк вывел почти 1,8 млрд руб. без подписей или печатей исполнительного органа компании, хотя уже тогда ее долг перед налоговой превышал 1 млрд руб., настаивал Ноготков. Банк же утверждал в суде, что не контролировал ни «Дальнюю степь», ни ее деньги, а документы, которые могли бы описать его роль в тех операциях, например бумажные поручения, не сохранились. Да и привлечь банк к ответственности спустя столько лет после завершения дела о банкротстве нельзя. Прошло 12 лет, указывает представитель HSBC, дело касается клиента, обслуживание которого прекратилось еще в 2005 г. Банк уже подал апелляционную жалобу на решение суда. Ноготков узнал о спорных операциях только в 2016 г., когда получил необходимые документы, – с этого момента и начинается срок исковой давности, решил суд.

Суд может создать опасный прецедент, предупреждает партнер KPMG Антон Зыков: до сих пор международные компании считали минимальными риски привлечения их к субсидиарной ответственности в России. Управляющий смог не только привлечь к ответственности иностранную компанию, что само по себе прецедент, но и возобновить процесс спустя много лет после его завершения, согласен арбитражный управляющий Евгений Семченко. Есть риск, что дело против управляющего может стать поводом для пересмотра всех его прошлых банкротств, опасается Зыков: кредиторы будут искать поводы для возбуждения таких уголовных дел.

Решение вряд ли будет формировать судебную практику, надеется Семченко: случаи привлечения управляющих к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство единичны, а дело слишком громкое, чтобы такая практика стала массовой. Человек, близкий к одной из сторон конфликта, с ним не согласен. Решение суда основано на механизмах, которые уже заложены в законе, предупреждает он: за долги должны отвечать бенефициары схем. Взыскание долгов по субсидиарной ответственности – один из методов борьбы с злоупотреблениями, поддерживает федеральный чиновник.

Связаться с Ноготковым не удалось. Представитель Браудера не ответил на запрос «Ведомостей», а ФНС – отказался комментировать решения суда.

Исправленная версия. Уточнена сумма долга.