Статья опубликована в № 4208 от 22.11.2016 под заголовком: Brexit как шанс заработать

Последствия Brexit для финансовых рынков оказались не такими печальными, как предрекали аналитики

Банкирам удалось заработать миллиарды

Апокалиптические прогнозы относительно Brexit не оправдываются: первый квартал после референдума банки завершили достойно, хотя неопределенности впереди еще много

Банки – полет нормальный

После британского референдума инвесторы стремительно распродавали акции британских банков. Котировки Barclays, Royal Bank of Scotland и Lloyds Banking Group за день снижались на 30% и более. Но после первого шока акции пошли в рост. RBS и Lloyds часть потерь отыграли, хотя все еще дешевле, чем стоили в конце июня. Barclays, у которого есть инвестиционный бизнес, сейчас стоит дороже, чем до Brexit.

В целом III квартал (первый, в отчетности за который отразились последствия Brexit) оказался успешным для банков, работающих в Великобритании. «Мы не заметили больших изменений в активности клиентов после Brexit», – говорит гендиректор Lloyds Антонио Хорта-Осорио (цитата по FT).

RBS и Virgin Money отчитались о росте ипотечного и потребительского кредитования. III квартал «стал лучшим для банка с точки зрения ипотеки», отметила гендиректор Virgin Money Джейн-Анна Гадхиа, на результатах банка не отразились «шоки, которые были до и после Brexit». Но из-за неопределенности на рынке Virgin Money отложил начало кредитования малого бизнеса.

Barclays, а также крупные банки США с инвестиционным бизнесом хорошо заработали в III квартале на волатильности, охватившей рынки после британского референдума. Большую прибыль банкам принесли трейдеры, торгующие облигациями (см. график). JPMorgan заработал благодаря клиентам, продававшим инструменты, которые они покупали до Brexit, рассказала Bloomberg финансовый директор банка Мэриан Лейк: «Мы жали на все рычаги, поскольку на рынке было несколько факторов [позволяющих заработать]: Brexit, действия центробанков и реформа фондов денежного рынка».

Горячим для банков остается вопрос, сколько сотрудников придется переводить из Лондона в другие страны, если Великобритания потеряет «паспорт» ЕС, сказал FT гендиректор Citi Майкл Корбат. По словам финансового директора BofA Пола Донофрио, «пока слишком рано говорить о последствиях [Brexit] и тем более о реакции банка на них». Более оптимистичен финансовый директор Goldman Sachs Харви Шварц: «Из-за Brexit часть лондонского рынка может перейти к США, я думаю, мы нужны европейским клиентам».

Худшая валюта года

В июле, августе и октябре Bloomberg называл фунт худшей валютой года. Накануне июньского референдума фунт стоил почти $1,49, затем за считанные дни подешевел до $1,3. В диапазоне $1,27–1,33 британская валюта торговалась до 7 октября, когда ранним утром при низкой ликвидности рынка за несколько минут ее курс рухнул до $1,1819. Официальные причины случившегося до сих пор не названы, но трейдеры, опрошенные Bloomberg, говорили, что могла иметь место ошибка (так называемый жирный палец – когда трейдер ошибается в количестве нулей), которую на фоне низкой ликвидности усугубили компьютерные стратегии.

Часть потерь фунт отыграл, но выше $1,26 его курс с тех пор не поднимался. «В октябре на первый план вышли опасения «жесткого Brexit», – говорит стратег ING Group Вираж Пател. – Это нормально, что валюта, на которую давит политическая неопределенность, реагирует на новости – и хорошие, и плохие, – и это будет продолжаться до тех пор, пока не появится определенность в том, какими будут взаимоотношения Великобритании с ЕС».

В начале ноября фунт укрепился, когда Высокий суд Лондона постановил, что для запуска процедуры Brexit потребуется одобрение парламента, а затем – после победы на президентских выборах в США Дональда Трампа. В начале декабря в Италии пройдет конституционный референдум, в 2017 г. – президентские выборы во Франции и парламентские в Германии, поэтому для евро политические риски еще впереди, а для фунта они уже во многом отыграны.

Джейми ДаймонГендиректор JPMorgan Chase
Из-за Brexit шанс того, что еврозона не переживет ближайшие 10 лет, повышается в 5 раз.

На слабом фунте заработали не только валютные спекулянты, но и инвесторы, вложившиеся в акции компаний из индекса FTSE 100. В этот индекс входят крупные экспортные компании и компании с международным бизнесом, и подешевевший фунт позволяет им зарабатывать больше прибыли за рубежом. «Для нас главная тема в связи с дешевеющим фунтом – как выиграют от этого акции FTSE 100», – отмечает стратег JPMorgan Asset Management Нандини Рамакришнан.

Рост FTSE 100 привлекает внимание и спекулянтов. Основатель хедж-фонда Odey Asset Management Криспен Одей утверждает, что Банк Англии породил неустойчивую ситуацию, при которой прибыль компаний падает, а их котировки продолжают расти. «Мы живем в интересное время, – сказал он Reuters. – За пять лет индекс FTSE 100 вырос на 30%, а прибыль компаний [входящих в него] снизилась на 80%». Одей предрекает Великобритании рецессию, инфляцию и падение корпоративных доходов.

Курс – за океан

Если Великобритания лишится «паспорта» ЕС, то лучшие шансы переманить сотрудников глобальных банков из Лондона будут у Нью-Йорка, а не у европейских столиц. «Нет ни одного города в ЕС, который обладал бы нужной инфраструктурой и регулированием, чтобы стать альтернативой Лондону, – цитирует Bloomberg председателя совета директоров Lloyd’s of London Джона Нелсона. – В мире всего один такой город, это Нью-Йорк». Для инвестбанков бизнес в Лондоне – второй по размеру или даже основной, и, если лондонский офис не сможет обслуживать клиентов из разных стран ЕС, Ближнего Востока и т. д., банкам придется выводить из Лондона специалистов по слияниям и поглощениям, трейдеров и бэк-офис.

Если из-за Brexit Лондон не сможет проводить расчеты по сделкам с деривативами в евро, альтернатива только одна – Нью-Йорк, где проходят расчеты с 17 валютами, недавно говорил гендиректор Лондонской фондовой биржи Ксавье Роле. «От Brexit выиграют Нью-Йорк и США, – утверждает гендиректор Morgan Stanley Джеймс Горман. – Больше бизнеса будет перетекать в Нью-Йорк».

Один крупный банк Уолл-стрит уже начал переводить сотрудников из Лондона и, вероятно, переведет весь неключевой персонал из Европы в США и Азию, пишет Bloomberg со ссылкой на источники. В Нью-Йорк, где в основном торгуются долларовые инструменты, могут переехать трейдеры, работающие с макростратегиями, валютами и облигациями.

Банки США потратили более 20 лет, чтобы сосредоточить бизнес в Лондоне. Сейчас на него приходится 87% их инвестбанковского штата и 78% операций на рынках капитала в ЕС (данные New Financial). Дробить этот бизнес, переводя его по частям в другие страны ЕС, банкам невыгодно. «Как только вы создаете бизнес в другой стране, вы тратите на него часть капитала и часть ликвидности, а это снижает прибыль», – недавно говорил заместитель гендиректора подразделения JPMorgan Chase в странах EMEA Висвас Рагхаван.

Великое переселение

После британского референдума Даймон говорил, что банк может изменить юридический статус европейских «дочек» и перевести 4000 сотрудников из 16 000, работающих в Великобритании, в другие страны.

«Нет никакой уверенности, что если банки будут переводить операции, они будут их переводить в другой город ЕС, – соглашается аналитик Open Europe Винченцо Скарпетта. – Нью-Йорк – гораздо больший финансовый центр, чем Париж. Но если банки начнут переводить людей туда, то Европе как единому целому будет только хуже».

Однако Париж, Франкфурт и Амстердам не теряют надежды побороться за 70 000 рабочих мест, которых, по оценке TheCityUK, Лондон лишится, если правительство Терезы Мэй пожертвует финансовым сектором, чтобы обеспечить контроль над иммиграцией. Schroder European Real Estate Investment Trust ведет переговоры о покупке офисного здания во Франкфурте, пишет Bloomberg. «Ожидание роста спроса со стороны компаний, которые будут переводить сотрудников из Лондона, дали нам возможность проявить больше жесткости в вопросе цены», – говорит управляющий Schroder Тони Смедли.

CBRE Global Investors и Standard Life присматривают офисы в нескольких европейских городах – от Дублина до Амстердама. «Мы полагаем, что спрос на офисы со стороны банков и финансовых компаний будет высокий, – говорит гендиректор CBRE Global Investors в странах EMEA Джереми Пламмер. – Мы так считали и до Brexit, а сейчас еще более уверены в этом, поскольку получаем запросы от компаний, которые хотят перевести часть операций».

«Есть несколько причин, из-за которых особенно неплохи шансы у Амстердама, – отмечает портфельный управляющий Standard Life Джеймс Рашуорт. – Как и Лондон, это исторический глобальный торговый центр, туда легко добираться, он привлекателен с точки зрения проживания, у него хороший транспорт и образованное население, прекрасно говорящее по-английски».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать