Статья опубликована в № 4102 от 24.06.2016 под заголовком: «Зеркало» переднего вида

В Плесе награжден колумбийский последователь Андрея Тарковского

Фильм «Темный зверь» Фелипе Герреро получил гран-при 10-го артхаусного кинофестиваля «Зеркало»

Волжский городок Плес с населением в несколько тысяч жителей, взбирающийся от самой водной кромки живописными горками, славится левитановскими красотами, жирными лещами и тучами вечно голодных комаров. Но это из местного списка вечных ценностей, а из сравнительно недавних приобретений Плеса следует отметить почти бездыханный интернет и международный кинофестиваль «Зеркало», который прошел в десятый раз. С формальной точки зрения права Плеса на этот юбилей не безусловны, так как «Зеркало» родилось в областном центре Иваново и там же пять лет проживало. Плес же в те годы фигурировал на «зеркальной» карте исключительно как пункт ритуального отправления фестивального теплохода в Юрьевец, где маленький Андрей Тарковский провел несколько военных лет с мамой и сестрой. Однако губернатор Михаил Мень, при котором фестиваль родился, не скрывал намерения превратить именно Плес в место культурно-туристической силы и в этих целях перенес «Зеркало» из урбанистического фабричного пейзажа на волжский берег, оставив ивановцам факультативные показы в городских кинотеатрах и торжественную церемонию закрытия в городском театре. Правда, нынешним летом Иваново обскакало Плес в изобретательности. Несколько стесненный в средствах фестиваль на этот раз не смог себе позволить свой традиционный экран, устанавливаемый прямо в Волге, перед которым вечерами восседают зрители в пледах, спасаясь ими от комаров, зато ивановские бизнесмены устроили на крыше одного из торговых центров кинотеатр под открытым ночным небом, и это начинание имело у местной светской молодежи большой успех.

Судьбой удачно перемещенного «Зеркала» занимается фестивальная команда, которая в нынешнем виде сложилась не сразу; сейчас ее возглавляют президент Павел Лунгин, генеральный продюсер Алексей Боков и программный директор Андрей Плахов, совместно придающие своему фестивалю серьезный кинематографический вид и интеллектуальный и прочий лоск, чтоб ни перед Тарковским, ни перед Левитаном не было стыдно.

«Зеркало», отражающее в силу своей специфики мировой артхаус, помещено в изящную раму, в узоре которой нынче сплелись чтецкий вечер Аллы Демидовой (стихи Арсения Тарковского, разумеется), выставка живописи Шавхата Абдусаламова, фортепианный концерт Луиса Густаво Карвальо и другие художественные затеи. Само же «отражение», составляющее суть дела, множится всевозможными кинопрограммами, из них главные – два конкурса: игровой и документальный. Последний называется «Зеркало «Артдокфеста», не скрывая, таким образом, близких отношений с самым заметным и бескомпромиссным фестивалем документального кино.

Зеркала большие и малые

В распоряжении жюри документального конкурса было два призовых «зеркала»: большое и малое. В результате затяжных внутренних баталий большое «зеркало» присудили шведско-финскому «Дон Жуану» о том, как мама при поддержке бабушки борется с бездельником-отпрыском, не гнушаясь достижениями психотерапии, а «малое» – отечественной «Саламанке», в которой русский взгляд обращен в мексиканские дали, а знаменитая тарковская формула «запечатленного времени» находит свое особенное воплощение.

Конечно, хотелось бы, чтоб главный конкурс маленького артхаусного фестиваля был горкой cамоцветов, чтоб все его фильмы, как один, мощно сверкали уникальным искусством, но такого и на главных мировых площадках не случается – чего ж на «Зеркало» пенять? Думаю, его программа вовсе не обязана быть столпотворением художественных вершин – ей достаточно быть по-разному показательной. Скажем, авторское кино, настоянное на плохо усвоенном Тарковском, обязательно должно присутствовать в конкурсе с назидательными целями. При условии, конечно, что фильм еще хоть чем-то примечателен.

Для меня таким показательным фильмом стал «Темный зверь» колумбийца Фелипе Герреро, сумевшего для его производства привлечь ресурсы не только родины, но и Аргентины, Нидерландов, Германии и Греции. Истерзанная войной Колумбия – знатная фактура, но помещенные в нее истории женщин, которые по-разному войной изувечены, рассказаны способом, в котором многозначительность возведена в канон, длительность кадра осознается автором исключительно как смысловое усиление, отказ от диалогов кажется выспренностью, а все вместе навевает тоску, особенно поначалу. Жюри, однако, рассудило иначе, а председателя – знаменитого нидерландского режиссера Йоса Стеллинга фильм Герреро захватил так сильно, что, по его словам, несколько дней зависал живыми картинами у него перед глазами. В результате «Темный зверь» непостижимым для меня и для некоторых других зрителей образом отхватил Гран-при. Что ж, Стеллингу виднее.

Полной противоположностью мутному «Зверю» оказались эксцентричные «Радиогрезы» иранца Бабака Джалали, который не грезит тарковской метафизикой, а изобретательно и с драйвом рассказывает, как так получилось, что амбициозный иранец с литературным даром, покинув родину ради американских перспектив, оказался на крошечной радиостанции и вынужден заняться совсем не тем, к чему себя готовил. Сюжет несоответствия – на все времена, сделано лихо, и жюри, наградившее «Радиогрезы» за режиссуру, доказало, что оно и к такому кино тоже чувствительно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать