Статья опубликована в № 4167 от 23.09.2016 под заголовком: Гений без злодейства

В Кельне возобновили парижскую версию «Бенвенутто Челлини» в постановке знаменитого Карлуша Падриссы

Его карнавальная атмосфера поднимает настроение бездомного оперного театра

Провал в 1838 г. парижской премьеры «Бенвенутто Челлини» Берлиоза мог стать роковым для оперы. Но 14 лет спустя Ференц Лист сделал из двух актов три и предложил сокращения. Эта версия и закрепилась в мировом репертуаре.

Барселонский режиссер Карлуш Падрисса вернулся в Кельне к первому варианту. Он поставил спектакль о том, как на карнавале жизни смешиваются радость и грязь, любовь и кровь, а лучшей страховкой художника оказывается талант. Творцу простится и преступление (скульптор Челлини убивает пытающегося похитить его невесту), лишь бы удивительное искусство продолжало радовать влиятельных заказчиков, а сами заказы сдавались вовремя. Сказка? Зато симпатичная.

Масштаб спектакля рожден размерами сцены – Берлиоз звучит в павильонах кельнской ярмарки, но и без них фантазии Падриссы хватило бы на дюжину постановщиков, он выдумщик, каких мало. Огромный светящийся череп – то квартира, то символ смерти, увеличенный до немыслимых размеров пищеварительный тракт человека (внутри ползают статисты), лазерное шоу по случаю рождения статуи Персея, акробаты и видео с цитатами из автобиографии Челлини... (декорации Ролана Ольбетера). Команде одного из основателей театральной труппы «Фура дель Бауш» можно позавидовать. Художник по костюмам Чу Урос (вместе с Ольбетером и Падриссой он ставил «Троянцев» в Мариинке) будто одевает героев космических телесериалов, это фирменный стиль труппы, близкий к самоповтору, но далекий от скуки. Визуальное пиршество не работало бы без хора оперы и Гюрцених-оркестра, которым руководит новый главный дирижер Кельна француз Франсуа-Ксавье Рот. Оркестр помещен за сценой, за длинным рядом колонн, к финалу его застраивают декорациями, условия не идеальны, что жалко. Филигранно работающий Рот даже возвращает в оркестр полузабытый сегодня офиклеид, давно вытесненный тубой. Но оркестр все равно сильнее, чем главные певцы: Челлини поет немецкий тенор Фердинанд фон Ботмер, Терезу – американка Эмили Хиндрикс. Симпатичнее исполнители других партий: поющий Бальдуччи французский бас-баритон Венсан Ле Тексье и Асканио – австрийская меццо-сопрано Катрин Вундзам. Над ними в прямом смысле возвышается облаченная во все золотое фигура папы Римского, у баса Николая Диденко (одно время он выступал в московской «Новой опере») даже лицо покрыто золотом.

Пространство Штатенхауса, где работает кельнская опера, временное для театра. Его здание ремонтируют с 2002 г., история уже напоминает анекдот про петербургский футбольный стадион – меняющиеся подрядчики и растущая стоимость, виновных не найти.

Берлиозом собирались открыть обновленную оперу прошлой осенью, затем этой. Но и в будущем сезоне театр останется бездомным. Одна надежда – легкомысленно-карнавальный «Челлини» не исчезнет из репертуара.

Спектакли 24 сентября, 3 октября

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать