Статья опубликована в № 3973 от 03.12.2015 под заголовком: Турецкая малая доля

Напряженные отношения с Турцией вредят российскому малому бизнесу

Из-за торговых санкций предприниматели готовятся к потере партнеров и росту расходов

Около $4 млрд в год, по оценке Nomura International, приносили экономике Турции российские предприниматели (малые и средние компании), закупающие в Турции одежду и другие товары для российского рынка. Это даже больше, чем годовой доход от организованных туристов из России, составляющий $2,7 млрд.

Список товаров, которые с 1 января 2016 г. будут запрещены к ввозу в Россию из Турции, еще не был готов, но на таможенных пунктах практически сразу после того, как был сбит российский бомбардировщик, начали задерживать грузовики с турецким трикотажем, текстилем, обувью и продуктами. Весь турецкий товар подвергается полному досмотру, чего раньше никогда не было, говорит Игорь Ребельский, гендиректор транспортно-логистической компании V.I.G. Trans. Он обращает внимание на то, что пострадают от таких мер только российские предприниматели, которые не получат в срок уже полностью оплаченный груз, и все расходы, связанные с задержкой товара, лягут именно на них (только простой транспорта оценивается в 100 евро в сутки). В грузообороте V.I.G. Trans Турция занимает небольшую долю – всего 5%. Но у других транспортных компаний, которые до конфликта плотно сотрудничали с этой страной, объемы перевозок резко упали, замечает Ребельский.

Застряли фуры и деньги

В российско-турецком бизнесе есть две основные отрасли, в которых доминирует малый и средний бизнес: продовольствие и легкая промышленность. Доля некрупных российских предпринимателей в общем объеме закупок турецких овощей и фруктов доходит до 60–65%, а в поставках одежды – почти до 50%, говорит Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group.

На днях турецкая компания Minimen (производитель детской ортопедической обуви) отправила российским партнерам две фуры зимней обуви. Но таможня не приняла товар и груз вернулся обратно, рассказывает Хакан Буль-Буль, владелец Minimen. Это при том, что в списке запрещенных турецких товаров детской обуви нет. Во вторник компания снова отправила фуры, но теперь таможенники заявили, что будут проверять каждую пару обуви, а это около 25 000 пар. На досмотр одного грузовика уйдет не меньше двух месяцев, сезон закончится, и зимняя обувь уже будет никому не нужна. Стоимость партии – $1 млн, и Буль-Буль уже получил от российских партнеров 30%-ную предоплату.

«Мы везли груз клиентов из Турции в Новороссийск морем, когда таможня получила неофициальное письмо по усилению контроля, – рассказывает Дмитрий Паcнов, совладелец логистической компании Galley Shipping. – У нас целые сутки не принимали декларацию, ссылаясь на технические проблемы». Сейчас, говорит он, из-за задержки не хватает места в порту, а без проверки таможня не может пропустить груз в Россию: в ожидании досмотра прошло еще пять дней. Мало того что клиент вовремя не может получить товар, он еще и заплатит порту за досмотр и хранение груза – это $1000 за контейнер.

По словам предпринимателей, сложности возникают не только с перевозкой грузов из Турции, но и с банковскими переводами в эту страну. Руководитель небольшой компании, которая поставляет газовое оборудование из Турции, рассказал «Ведомостям», что на днях он получил от турецких партнеров счет-фактуру, но банк отказался провести платеж. Компании пояснили, что банки получили негласное распоряжение от ЦБ усилить валютный контроль при расчетах российского бизнеса с турецкими партнерами. По его словам, некоторые банки проводят платежи только для крупных клиентов. Мелкий бизнес оказался среди тех, кому банк не оказывает эту услугу. От предпринимателей требуют дополнительные документы, которые подтверждают реальность сделки, хотя раньше такого не было, рассказывают предприниматели.

Из турции в Узбекистан

Российские предприниматели, которые размещают свои заказы на пошив одежды на турецких фабриках, опасаются, что спрос на турецкую продукцию упадет – на волне патриотизма. В этом не сомневается один из основателей компании «Лэпкэп», которая шьет колготки под брендом lap’n’cap, Максим Дьячков. С турецкими фабриками он и его партнер Дмитрий Серебряков работают с 2011 г. До подписания контракта со стамбульским партнером – фирмой Lateks – они сотрудничали с украинцами и пробовали размещать заказы в России, но все безуспешно. Lateks устроила их по всем параметрам: низкой себестоимостью производства, хорошим качеством, минимальными сроками изготовления товара и его доставки. Сейчас компания готовит новый заказ и планирует запустить производство на сезон весна/лето с поставкой в феврале. «В сложившейся ситуации мы будем стараться минимизировать риски, например снизим объем закупок», – делится Дьячков.

Сколько потеряют

После введенных запретительных мер объем закупок малыми и средними предпринимателями турецких овощей и фруктов может сократиться на $1,5 млрд, подсчитала Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы.

Российские производители одежды, привыкшие закупать у турок ткани, намерены сменить поставщиков. Сергей Ковеленов, директор компании Oh, my, уже присмотрелся к узбекской ткани, которая дешевле, но хуже по качеству. Он также увеличит долю закупок у эстонских компаний, с которыми уже сотрудничал раньше. Но если до санкций доля закупаемых тканей в этой стране составляла меньше половины, то теперь Эстония наравне с Узбекистаном станет основным поставщиком компании. Эстонская ткань в среднем на 15% дороже турецкой, но на конечной цене изделия это не скажется, уверяет Ковеленов.

От вводимых торговых санкций пострадать могут не только российские производители одежды, но и те, кто привозит из Турции уже готовую одежду. По данным Fashion Consulting Group, в 2014 г. Турция считалась третьим по объему импортером одежды в Россию после Китая и Италии и вторым по объему импортером тканей после Китая. По словам Анны Лебсак-Клейманс, гендиректора Fashion Consulting Group, в России вытесненный турецкий товар очень быстро заменит одежда из Китая, Вьетнама и Восточной Европы.

Больше капитала

От вводимых против Турции санкций пострадают мелкие и средние поставщики продовольствия, поскольку именно на них приходятся основные объемы закупок турецких продуктов (доля сетевых ритейлеров – 35–40%). В перечень запрещенных продуктов вошли только те позиции, потеря которых некритична для российского рынка, и те, которые можно заместить за счет поставок из других стран, пояснил выбор министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Ритейлерам придется искать новых поставщиков, говорит Юрий Савелов, член президиума «Опоры России». Но им понадобится и больше оборотного капитала, считают сами предприниматели. Так, владелец сервиса доставки овощей и фруктов Vitamins.ru Евгений Ким рассказывает, что привык закупать мандарины из Марокко, Чили и ЮАР (ежемесячно по 1,5 т на 300 000 руб.). Но после запрета на ввоз турецких закупочные цены у поставщиков из других стран на мандарины повысятся минимум на 10%, ожидает он.

Турция никогда не была крупным партнером России в отличие, например, от таких стран, как Европа, Китай и Казахстан, рассуждает Савелов. Кроме туризма, пожалуй, ни одно из всех остальных бизнес-направлений сильно не пострадает, считает он. Наши предприниматели переориентируются на другие каналы поставок, а те, кто размещал в Турции производственные заказы, переориентируются на другие страны. Савелов напоминает, что поставлять овощи и фрукты в больших объемах Турция начала лишь год назад, когда Россия ввела продовольственные контрсанкции в отношении Европы. И малым, и средним импортерам на то, чтобы переключиться с Центральной Европы на Турцию, понадобилось тогда в среднем 3–4 месяца. Теперь нашим импортерам опять придется искать новые каналы поставок. Например, текстиль, одежду, ткани может заменить продукция из Китая, Узбекистана, Вьетнама, Индии и Южной Кореи, поясняет Савелов. Но часть компаний вымрет. По оценкам Натальи Волчковой, профессора Российской экономической школы, треть малых и средних предпринимателей, которые вели бизнес с Турцией, разорятся и уйдут с рынка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать