Статья опубликована в № 4215 от 01.12.2016 под заголовком: Топ-менеджеры работают на разрыв

От чего зависит разница зарплат топ-менеджеров и простых сотрудников

Как выяснили «Ведомости», вовсе не от прибыли

Центробанк поставил точку в многолетней дискуссии, нужно ли обязать публичные компании раскрывать персональные вознаграждения высших руководителей: в конце лета ЦБ объяснил, что не нужно, это усилит социальную напряженность и повысит криминальные риски.

Чтобы выяснить, какие есть основания опасаться социального взрыва, «Ведомости» изучили отчетность по МСФО и годовые отчеты за 2015 г. 50 крупнейших по капитализации российских публичных компаний, рассчитали разницу между средним вознаграждением ключевых управленцев и средней зарплатой сотрудников по консолидированным группам компаний.

Исследовался и вопрос, от каких факторов зависит вознаграждение высших руководителей и зарплатные разницы, для чего была построена математическая модель разрывов и вознаграждений. По методике вычислений «Ведомости» консультировал партнер компании «Экопси консалтинг» Григорий Финкельштейн.

Полная информация для расчетов за 2015 г. нашлась по 35 компаниям, а для сравнения с 2011 г. – только по 30.

Результаты исследования вышли неожиданными. Выяснилось, что вознаграждения управленцев и, следовательно, разрыв в жалованьях между топ-менеджерами и просто сотрудниками в гораздо меньшей степени, чем принято считать, зависят от консолидированной прибыли предприятий.

X5 Retail Group: в 905 раза

Основания опасаться роста социальной напряженности из-за разницы в доходах действительно есть: у 10 компаний из 35 зарплатные разрывы между средними заработками ключевых управленцев в 2015 г. превысили 100 раз. Возглавили десятку лидеров X5 Retail Group и «Роснефть» с разрывами в 304 раза и 271 раз соответственно, замыкающим стал производитель удобрений «Акрон» (всего 125 раз).

Сама X5 в годовом отчете объясняет внушительные выплаты менеджменту в 2015 г., когда 19 ключевых управленцев получили в сумме 2,4 млрд руб., беспрецедентно сильными финансовыми показателями группы, превысившими первоначальные прогнозы. По словам представителя X5 Retail Group, в 2015 г. на вознаграждения ключевым управленцам повлияли поощрительные выплаты за завершившуюся трехлетнюю программу трансформации компании, а также выходное пособие исполнительному директору Стефану Дюшарму, составившее 440 млн руб., – за успех стратегических преобразований. Без этих выплат зарплатный разрыв между ключевыми управленцами и сотрудниками составил бы всего 65 раз (в 2015 г. управленцы получили краткосрочных вознаграждений на 508 млн руб.), объясняет представитель Х5.

Наиболее равномерным распределение вознаграждений оказалось в «ФК Открытие» – с пятикратным разрывом: ее 270 ключевых управленцев заработали в 2015 г. 1,7 млрд руб. в совокупности. В тройку самых демократичных вошли также Объединенная авиастроительная корпорация (8,5 раза) и «Аэрофлот», в котором среднее вознаграждение ключевого управленца в 2015 г. в 9,6 раза превышало среднюю зарплату по группе.

Самая высокооплачиваемая категория ключевых управленцев, как и следовало ожидать, – члены правления головных компаний, разрыв между членами правления и сотрудниками оказался заметно больше, чем у ключевых управленцев в целом. У 13 из 35 компаний разница между правлением и сотрудниками превысила 100 раз. В пятерку лидеров входит та же X5 Retail Group (905 раза), «Роснефть» (427 раз), «Магнит» (253), Сбербанк (232) и «Ростелеком» (210 раз). «Евраз» раскрыл вознаграждение гендиректора Александра Фролова (194 млн руб.), которое в 237 раз превысило среднюю зарплату.

По словам Ольги Кривоспицкой, эксперта Korn Ferry Hay Group, в крупной розничной сети большая часть сотрудников – продавцы с небольшим жалованьем, что автоматически делает среднюю зарплату невысокой и увеличивает разрыв. А в добывающей отрасли, где велика доля квалифицированных инженеров, геологов, бурильщиков, работающих на Севере, средняя зарплата сравнительно высока.

По мнению Кривоспицкой, в России еще не сформировался рынок вознаграждений. По данным Korn Ferry Hay Group, сотрудники в России на одном и том же функциональном уровне могут получать заплату, отличающуюся на 80%. Ситуация с вознаграждением топ-менеджеров еще критичнее: российские компании просто не раскрывают информацию об этом. Очень часто при найме руководителя компании ориентируются на ту сумму, которую он запрашивает, говорит эксперт.

Неравенство растет

«Ведомости» также попытались оценить динамику зарплатных разрывов в 2011–2015 гг. по РСБУ. По 30 исследованным компаниям разрывы между членами правления и сотрудниками ежегодно в среднем росли на 9,5%; у 20 из 30 компаний зарплатные разрывы за 2011–2015 гг. выросли, у 10 сократились. Среднегодовой рост среднего вознаграждения членов правления в 30 компаниях составил 17%, тогда как средняя зарплата увеличивалась всего на 6,2% в год.

Кривоспицкая считает, что рост вознаграждений верхнего уровня управленцев в первую очередь связан с дефицитом таких специалистов. Многие экспаты после падения курса рубля уехали из России – в то же время некоторые компании сохраняют зарплаты руководства в валютном эквиваленте и зарплаты топ-менеджеров сами собой растут.

Директор Российского института директоров Игорь Беликов считает, что управленческий труд подорожал из-за роста личных рисков топ-менеджеров. Эксперт напоминает об аресте гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера, обвинениях, выдвинутых против нескольких руководителей АФК «Система» после домашнего ареста Владимира Евтушенкова, объявлении в розыск бывшего топ-менеджера «КЭС-холдинга» Михаила Слободина и о заключении под стражу двух других менеджеров – Евгения Ольховика и Бориса Вайнзихера. Еще и монополизация экономики толкает цены вверх, в том числе и на услуги топ-менеджеров.

Исследование «Ведомостей» выявило высокую волатильность вознаграждений: в среднем вознаграждение члена правления может повышаться или понижаться на 43% по сравнению с предыдущим годом. Партнер PwC Алла Романчук объясняет этот феномен завершением рассчитанных на несколько лет программ поощрения. В 2014–2015 гг. многие компании выплатили отложенные вознаграждения за 2011–2012 гг., соглашается Финкельштейн. В структуре вознаграждения топ-менеджеров в России, по исследованиям Korn Ferry Hay Group, 50% составляют краткосрочные и долгосрочные премии, выплаты, основанные на акциях. Бонус выплачивается не каждый год, но может быть весьма солидным, говорит Кривоспицкая.

Бонусы с сюрпризом

Вряд ли собственник согласится платить топ-менеджерам высокие бонусы, если компания длительное время убыточна, считает Романчук. Значит ли это, что в высокодоходных отраслях управленцам платят больше, чем в низкоприбыльных? Расчеты «Ведомостей» показали, что это не так, – зависимость вознаграждений от прибыли есть, но она не столь сильна. Корреляция фонда оплаты труда (ФОТ) управленцев (приведенного к 10 человекам) с чистой консолидированной прибылью гораздо ниже – 0,54. Для сравнения: корреляция с ФОТом персонала составила 0,74.

В данных по 35 компаниям обнаружилась закономерность: вознаграждения ключевых управленцев зависят от ФОТа всего персонала в группе, а также от числа ключевых управленцев. «Ведомости» рассчитали модельные вознаграждения управленцев в зависимости от этих двух факторов, и корреляция модели с фактическими данными составила 0,82.

У пяти компаний вознаграждения в 2015 г. сильно превысили модельные значения: у «Новатэка» (реальные втрое больше модельных), «Норильского никеля» и «Акрона» (вдвое больше), X5 Retail Group (на 85% больше) и «Роснефти» (на 75% больше). «Акрон», «Роснефть» и «Новатэк» отказались от комментариев. В годовом отчете «Новатэка» говорится, что в 2015 г. правление получило 625,5 млн руб. зарплаты и 1,42 млрд руб. премий. Представители «Норильского никеля» сказали, что необходимо уточнить методику расчетов. По их словам, разрыв в зарплатах не является таким существенным. В «Норильском никеле» также сообщили, что в компании работает 83 000 человек, средняя зарплата составляет 85 000 руб. в месяц. Группа ВТБ выплатила 173 ключевым управленцам 6,1 млрд, по модели «Ведомостей» получалось 4,9 млрд руб. Представитель ВТБ объяснил, что выплаты рассчитывались исходя из конкретных результатов каждого бизнес-направления или компании группы.

Исполнительный директор Ассоциации профессиональных инвесторов Александр Шевчук предполагает, что превышение фактических вознаграждений над модельными обусловлено именно отложенными вознаграждениями предыдущих лет.

В ряде компаний, преимущественно с госучастием, фактические вознаграждения оказались ниже модельных: в «Россетях», ФСК ЕЭС, «Аэрофлоте» и «Ростелекоме».

Мы также решили опробовать модель на компаниях, не вошедших в список. Минкомсвязи в конце октября подготовило приказ о том, что зарплата гендиректора «Почты России» не должна превышать 500 средних зарплат работников почты. В 2014 г. гендиректор ведомства Дмитрий Страшнов получил 95,4 млн руб. премии и примерно 5,5 млн руб. зарплаты, т. е. в 448 раз больше, чем средний сотрудник с зарплатой в 18 600 руб. По расчетам «Ведомостей», модельный заработок гендиректора такой компании, как «Почта России», с 351 753 сотрудниками составляет 380 млн руб. в год (при одном ключевом управленце). В РЖД, например, 23 члена правления в 2015 г. должны были бы получить 4 млрд руб. вознаграждений по модели, а получили 1,6 млрд руб.

Все зависит от сотрудников

Самые интересные выводы дало исследование природы зарплатных разрывов. Выяснилось, что они зависят от двух факторов: численности персонала в группе и количества ключевых управленцев. Корреляция модели и фактических данных по 35 компаниям высока – 0,87.

Чем больше сотрудников, тем больше в компании уровней управления, объясняет Финкельштейн, и с появлением каждого дополнительного уровня (управлений между отделами и департаментами, департаментов между управлениями и исполнительной дирекцией и т. п.) зарплаты растут вдвое-втрое. По мере роста компании неминуемо увеличиваются и разрывы.

В РЖД, крупнейшем работодателе страны со штатом 808 900 сотрудников (в 2015 г.), фактический зарплатный разрыв – 92-кратный при модельном – в 253 раза. Отставание факта от модели объясняется относительно небольшим ФОТом персонала – 613 млрд руб. в 2015 г. Компания вдвое больше «Газпрома» по численности, но лишь на 20% – по ФОТу.

Основные разрывы возникают внутри самого корпуса ключевых управленцев, который неоднороден. По данным Финкельштейна, между директорами из первой пятерки и второй десятки разница в доходах составляет 7–10 раз. А 30-й управленец получает в 30 раз меньше председателя правления.

Шевчук указывает и на различие в правилах компаний, кого считать ключевым управленцем. Например, в Сбербанке это члены правления и совета директоров (24 человека), в ВТБ – члены наблюдательного совета, правления, ревизионной комиссии и руководители дочерних компаний (173), в «Русгидро» – совет директоров, правление, руководители структурных подразделений вместе с замами, а также ключевое руководство «дочек» «РАО ЭС Востока» (в пресс-службе заявили, что никто специально не считал общее число). В 35 обследованных компаниях число ключевых управленцев варьируется от 5 человек до 300.

Парадоксальные следствия из модели: если сливаются две компании со штатом 10 000 сотрудников и с 10 ключевыми управленцами в каждой и 6 управленцев сократят, то оставшиеся 14 уже через год после слияния будут получать столько же, сколько 20 до объединения, поясняет Финкельштейн.

В подготовке статьи участвовала Галина Казакулова