Статья опубликована в № 4175 от 05.10.2016 под заголовком: От редакции: Надзор за надзором

Откуда берутся плохие банки

Центробанк решился на реформу банковского надзора
  • Павел Аптекарь,
  • Мария Железнова

Реформа системы банковского надзора стояла в списке задач председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной еще при назначении в 2013 г. Понадобилось три с лишним года чисток, открывавших скандальные подробности бизнеса ликвидируемых банков, и все новые деньги на санацию других, чтобы у руководства ЦБ накопились аргументы в пользу реформы.

Внешне это кадровые перестановки: два ключевых сотрудника ЦБ, отвечавших за банковский надзор, Алексей Симановский и Михаил Сухов, уходят со своих постов – с благодарственными словами. Комитет банковского надзора и весь надзорный блок в ЦБ возглавит первый зампред Дмитрий Тулин. Но кроме того, ЦБ недавно взял на себя ответственность за санации; а структура надзорного блока претерпит изменения – теперь отвечать за выдачу лицензий и контроль деятельности банков будут разные люди и департаменты.

Надзор за деятельностью банков всегда был самой болезненной темой для ЦБ. Достаточно вспомнить, что бывший зампред Андрей Козлов, отвечавший за банковский надзор, был застрелен в 2006 г., когда начал кампанию по наведению порядка в банковском секторе и отозвал лицензии у нескольких банков. Позже руководителя банка, закрытого Козловым за отмывание денег, осудили за то, что он заказал его убийство. Преемник Козлова Геннадий Меликьян в сентябре 2011 г. по непонятным причинам ушел в отставку. Бывший председатель ЦБ Сергей Игнатьев перед уходом с должности говорил в интервью «Ведомостям» о том, что нелегальный вывод денег из страны контролируется «хорошо организованной группой лиц». Речь шла о проблеме наличного денежного оборота – который невозможен без «банков-прачечных».

Немногим более чем за три года работы Набиуллиной на посту главы ЦБ лицензии были отозваны у 284 банков, в том числе 74 – в нынешнем году. Число действующих банков, по данным ЦБ, снизилось с 1 июля 2013 г. по 1 сентября 2016 г. с 956 до 659, их филиалов – с 2187 до 1189. ЦБ приходилось регулярно наращивать кредиты Агентству по страхованию вкладов на выплаты клиентам банков. Порой ликвидаторы сталкивались с неожиданными практиками вроде «забалансовых вкладчиков», часто не могли вернуть выведенные активы, ужасались огромным дырам в балансе.

Это вызывало логичные вопросы к самому ЦБ: куда смотрело надзорное ведомство? Критику вызывала и процедура санации, которая позволяла банкам-санаторам получать финансирование и перекидывать в проблемный банк собственные плохие активы. Суммарно с 2008 г. правительство потратило больше 1 трлн руб. на санацию чуть более чем 40 банков.

По мнению научного руководителя «АНСЭП-центра» Антона Табаха, оздоровление системы задерживалось из-за снисходительного отношения к «банкам-пылесосам», собиравшим вклады частных лиц под подозрительно выгодные проценты.

Были ли тут коррупционные интересы сотрудников ЦБ на разных уровнях? Мы не знаем, но угроза этого безусловно была. В условиях серьезной коррупции на всех уровнях власти и привычки политически и вручную решать в том числе деликатные финансовые вопросы издержки для банковского надзора с этой стороны неизбежны. Решением проблемы должно быть выстраивание института надзора. Как и другие институты в России, он вряд ли будет работать без сбоев, но тут уж речь просто об относительном снижении «политических» издержек.