Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4183 от 17.10.2016 под заголовком: Человек недели: Боб Дилан

Нобелевская премия по музыке

Почему за достижения в литературе наградили поэта с гитарой
  • Олег Зинцов

По соцсетям ходит фотожаба с изображением молодых Билла и Хиллари Клинтон с подрисованными пузырями-репликами. В первом написано: «Неужели один из нас или даже мы оба станем президентами?» А во втором: «Ну разве что если Боб Дилан получит Нобелевскую премию». И вот одно из этих невероятных событий случилось.

Узнав, что Дилан получил Нобелевскую премию по литературе, мир разделился на три лагеря. В одном просто радовались, в другом говорили, что песни – не литература, а в третьем спрашивали: почему тогда не Леонарду Коэну?

По поводу того, что песни не литература, можно заметить, что в прошлом году это говорили про документальную прозу Светланы Алексиевич, а значит, Нобелевский комитет действует последовательно, раздвигая границы литературы. А размывание границ между жанрами и видами искусств сегодня привычный процесс, и только самые упрямые традиционалисты или люди, совсем не следящие за культурой, никак не хотят этого признать. Особенно часто приходится слышать жалобы: «Это не театр». Да что вы говорите?

С Леонардом Коэном вопрос сложнее. Действительно, он тоже патриарх, поющий поэт, и поэт прекрасный. Но тут специалисты по англоязычной литературе указывают на такой, например, факт: писатели очень ценят Дилана, эпиграфы из его песен стоят во множестве романов. А эпиграфов из песен Леонарда Коэна, кажется, нет.

И наконец, очевидно, что Боб Дилан – настоящая легенда. Имя, которое уже давно живет отдельной от его носителя жизнью – как и многие дилановские песни, которые кто только не перепевал. Многие ли помнят, кто сочинил Knockin’ on Heaven’s Door? Вот-вот.

Когда американский режиссер Тодд Хейнс делал психоделический байопик Боба Дилана под названием «Меня здесь нет», он ни разу не встретился с героем, хотя Дилан дал согласие на фильм, а работа над ним длилась семь лет. Хейнс снимал не биографию реального человека, он разбирался с американской легендой. Поэтому Боба Дилана в «Меня здесь нет» играли шесть человек, включая Кейт Бланшетт и мальчика-афроамериканца. Все они воплощали разные ипостаси легенды: бунтарь, медиафигура, фолк-музыкант, певец протеста, становящийся проповедником, рок-музыкант, изгой. Реальному Дилану там места действительно не было, и сам он против этого, кажется, не возражал. Хотя бы потому, что в другом фильме – документальном, читая статью о себе, заметил: «Я рад, что не являюсь мной». Если бы Хейнс снимал «Меня здесь нет» сегодня, ему, пожалуй, пришлось бы пригласить седьмого актера, чтобы тот изобразил Дилана – Нобелевского лауреата. Но кто бы это мог быть?