Статья опубликована в № 4205 от 17.11.2016 под заголовком: От редакции: Безопасная борьба

Красивая и безопасная борьба

Противодействие коррупции в России дает только телекартинку, но не результат
  • Павел Аптекарь,
  • Андрей Синицын

Государственная борьба с коррупцией в современной России возможна только в виде шоу, зрелища. Граждане должны обсуждать высокий пост задержанного и светящийся спецсостав на руках, спорить, сколько миллионов долларов влезает в кейс, поражаться обувным коробкам с деньгами. Поскольку борьба с коррупцией в России не предполагает улучшения жизни простого гражданина – он никак не ощущает пользы от нее, – то заслуги «борцов» сравнимы с заслугами хороших кинорежиссеров. Граждане будут платить своими голосами за красивую картинку и сюжет.

Transparency International опубликовала новый «Барометр восприятия коррупции» на основании опроса десятков тысяч жителей в 42 государствах. Методология исследования по сравнению с аналогичными работами прошлых лет (2013 и 2010 гг.) изменилась. Тем не менее некоторые вопросы совпадают. В 2016 г. 62% опрошенных считают, что власть плохо борется с коррупцией (в 2010 г. – 52%, в 2013 г. – 77%). 61% респондентов полагают, что коррупция за последние годы выросла (в 2010 г. – 53%, в 2013 г. – 50%).

Список ведомств, которые россияне считают наиболее коррумпированными, изменился мало. В 2010 г. самыми нечистоплотными россияне назвали милиционеров, за ними следовали госслужащие и судьи, в 2013 и 2016 гг. пальму первенства перехватили чиновники. При этом россияне чаще жителей других стран стремятся уклониться от оценки коррупции в институтах и высших эшелонах власти, отмечает гендиректор ТИ-Р Антон Поминов.

Наши сограждане значительно реже европейцев считают приемлемым сообщение о фактах незаконного обогащения. Лишь 16% готовы сообщать о коррупции, 57% – не готовы.

В странах ЕС сообщение о коррупции нормой считают 45%, а в странах СНГ – 27%. Дело вряд ли только в исторически сложившемся негативном отношении к доносительству. Многие россияне опасаются ответных действий тех, о чьих злоупотреблениях они сообщат, считает Поминов. Из национальной стратегии борьбы с коррупцией исчез пункт о защите информаторов. Кроме того, люди видят, что, несмотря на громкие заявления первых лиц, борьба с коррупцией в высших эшелонах власти остается в основном ритуальной, по закону преследуются избранные казнокрады, а ряд фигурантов громких дел остались безнаказанными. Такой подход позволяет подменять системную борьбу с коррупцией ее избирательным применением для внутриэлитных чисток и в предвыборных целях.

В 2013 г. в свою способность повлиять на положение дел верили 45% опрошенных россиян, сейчас – всего 21% (для сравнения: в странах Евросоюза – 47%, в государствах СНГ – 31%). Более важными, чем коррупция, для россиян являются проблемы в экономике и здравоохранении. Но решить их сегодня власти не в состоянии, поэтому борьба с коррупцией, очевидно, будет важнейшей частью предвыборной повестки – 2018. У режиссеров впереди много работы.

Ворочун
17:09 17.11.2016
Похоже, что борьба с коррупцией, впрочем, правильно надо бы писать "борьба с коррупцией", уже сама по себе стала одной из форм проявления коррупции. С помощью этого наспех слепленного института стали сводить счёты с неугодными, шантажировать неудобных, облагать данью слабых духом. Правила, которые регулируют пресловутую "борьбу с коррупцией", сами зачастую являются коррупциогенными. Чего стоит, например, вот эта норма, содержащаяся в Указа Президента № 1065 от 21.09.2009, наделяющая "борцов с коррупцией" безграничными дискреционными полномочиями: основанием для назначения [антикоррупционной] проверки является ДОСТАТОЧНАЯ информация, поступившая из различных органов или от лица, подчинённого "борцу с коррупцией". То есть ты сам решаешь: достаточная или не достаточная. Что позволяет надавить на неугодного, затеяв в отношении него унизительную проверку ("достаточная информация"), или, наоборот, закрыть глаза на явное нарушение ("недостаточная информация"). Вот и в случае с Улюкаевым, затеяв разборки в серпентарии, потом поручили телевизору обозвать их "борьбой с коррупцией". А что? Люди искренне верят.
00
Комментировать