Статья опубликована в № 4233 от 27.12.2016 под заголовком: Экономическая политика: Рост на открытости

Открытость как фактор роста

Экономисты Александр Кнобель и Сергей Синельников-Мурылёв о том, как взаимодействовать с внешним миром для экономической пользы

Из-за санкций со стороны западных партнеров, сложностей с привлечением капитала с Востока и наращиванием несырьевого экспорта в России получает все большее распространение позиция, согласно которой основой для дальнейшего развития должна быть опора на собственные силы. Это может проявляться в сокращении участия во внешней торговле, смещении в сторону протекционизма и импортозамещения, ограничении доступа иностранных инвесторов, повышении контроля за движением капитала и т. д.

Такая ситуация не уникальна для России. Консервативные изоляционистские настроения укреплялись практически во всех странах, против которых вводились санкции. Опыт других стран показывает, что выход на траекторию устойчивого роста возможен только в случае преодоления краткосрочных политических ограничительных мотивов и сосредоточения на мерах экономической политики, направленных на поддержание открытости по отношению к мировой экономике.

Экономическая открытость как фактор экономического роста

Взаимодействие с множеством стран-партнеров выступает неотъемлемым элементом экономического роста. Международная торговля и инвестиции способствуют экономическому и институциональному развитию, определяемому интенсивностью взаимодействия с внешним миром, по целому ряду причин.

Либерализация торговли – один из факторов экономического роста, создающий возможности для производства и экспорта, а также повышающий благосостояние за счет специализации на отраслях, обладающих сравнительными преимуществами. Если торговля товарами сопряжена с трансграничным заимствованием технологий, то она вызывает рост в двух торгующих странах.

Практика длительных ограничений импорта и создания не ориентированных на экспорт производств показывает, что они редко становятся конкурентоспособными. Протекционистских решений в своих интересах, как правило, добиваются наиболее неконкурентоспособные секторы, искусственная защита которых порождает стимулы для перетока капитальных и человеческих ресурсов из конкурентоспособных отраслей. В отсутствие стимулов к росту производительности компании, особенно крупные, начинают тратить ресурсы не на повышение конкурентоспособности, а на политическое лоббирование, «борьбу за ренту».

Важным элементом политики стимулирования роста является привлечение иностранных инвестиций, которые служат источником накопления капитала, расширения производства, создания высокотехнологичных рабочих мест и повышения компетенций. Значительные положительные эффекты для экономики реализуются через трансфер знаний и технологий, улучшение качества человеческого капитала, повышение совокупной факторной производительности.

Введение ограничений на движение капитала и конвертируемость национальной валюты нерационально, нарушает сложившиеся практики ведения бизнеса, негативно сказывается на темпах экономического роста, приводит к потере доверия инвесторов, как иностранных, так и отечественных, к ухудшению качества инвестиций.

Одним из главных факторов современного экономического роста выступает технологическое развитие, носящее глобальный характер. Доля высокотехнологичного экспорта России в совокупном экспорте составляет всего 1,5%. По ряду технологий мы используем чужие наработки и вынуждены догонять мировых технологических лидеров, вложения в НИОКР которых многократно превышают аналогичный показатель в России. Для успешного развития российские производители должны интенсивно потреблять зарубежные технологии и инновации. Опора только на собственные силы будет сдерживать экономический рост и приводить лишь к консервации технологического отставания в силу недостаточных масштабов рынков и возможностей, а технологии будут устаревать быстрее, чем воспроизводиться. Расширение форматов кооперации и интеграции с высокотехнологичными экономиками – необходимое условие увеличения и диверсификации экспорта.

Возможность продвигать продукцию на мировые рынки напрямую зависит от участия России в формировании и обеспечении соблюдения правил международной торговли. Слабые результаты многосторонних переговоров в ВТО последних лет не означают начала деглобализации: эта организация по-прежнему определяет базовые рамки многосторонних договоренностей и задает границы, за которые национальный протекционизм не будет выходить. Дальнейшая либерализация торговли будет происходить в рамках двусторонних и блоковых торговых соглашений.

Образование новых мегарегиональных союзов (АСЕАН, Транстихоокеанское партнерство, Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство ЕС – США, инициированное Китаем Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, китайская инициатива экономического пояса Шелкового пути и др.) заметно скажется на эволюции мировой торгово-экономической системы. Только участвуя в подобных переговорах, Россия сможет формулировать и отстаивать свои интересы при формировании новых правил международной торговли. Иначе придется нести издержки адаптации к новым условиям без учета наших особенностей и экономических интересов.

Важнейшим фактором экономического развития и интеграции в мировую экономику выступает обеспечение свободы международного предпринимательства и передвижения. Для наиболее производительных граждан требуется высокий уровень гражданских и политических свобод, в том числе из-за необходимости гарантировать права собственности и права на результаты труда. Последствия ограничения таких свобод проявятся в первую очередь в усилении оттока работников с наибольшей отдачей человеческого капитала, приведут к снижению темпов экономического роста.

Стимулирование экономического роста за счет повышения открытости

Выход из стагнации – главная экономическая задача текущего периода, решить которую невозможно с опорой только на собственный рынок. С учетом роли и места России в глобальной экономике можно сформулировать следующие приоритеты взаимодействия с внешним миром в интересах экономического роста:

1. Поддержка экспорта как условие его расширения и диверсификации. Организационная поддержка должна включать предоставление консультационной и информационной помощи, касающейся условий ведения бизнеса, административного регулирования, налогового режима, юридических особенностей работы в зарубежных странах. Финансовую поддержку нужно расширить и перенастроить с учетом обязательств в рамках ВТО и практик ОЭСР, включая развитие системы поддержки малых и средних предприятий, а также страхования экспортных кредитов.

2. Продвижение повестки соглашений о свободной торговле и защите инвестиций с участием России (ЕАЭС по вопросам его компетенций) и ключевых торговых партнеров. Следует начать переговоры о свободной торговле со странами АСЕАН, сделать реальные шаги по интеграции с Китаем, предлагать масштабные партнерства с участием стран ШОС, предпринимать усилия по формированию зон свободной торговли (ЗСТ) с Кореей и Японией как с перспективными технологическими партнерами, по мере снятия политических ограничений обсуждать возможные пути выхода на новое соглашение с ЕС.

Реализация такой политики позволит использовать преференции для повышения конкурентоспособности российских товаров и получать выигрыш от свободной торговли. Согласно нашим расчетам, суммарный макроэкономический выигрыш для России от «простых» ЗСТ, подразумевающих взаимное обнуление импортных пошлин, составит с Кореей – около $4 млрд, с АСЕАН – около $5 млрд, со странами ШОС – около $10 млрд, с ЕС – до $30–40 млрд ежегодно. В силу различной структуры торговли, неравномерности распределения выгод от либерализации необходимо формировать единую переговорную позицию ЕАЭС по вопросам, входящим в компетенцию союза.

На постсоветском пространстве следует сохранить зону свободной торговли СНГ, а внутри ЕАЭС – двигаться в сторону снижения барьеров для торговли и инвестиций: в целом для ЕАЭС макроэкономический эффект от снижения внутренних барьеров может составить ежегодно до 1,5% ВВП союза. Чтобы сотрудничество внутри ЕАЭС было больше ориентировано на выгоды от интеграции и менее политизировано, целесообразно в ближайшие годы завершить налоговый маневр с переносом налоговой нагрузки с экспортных пошлин на НДПИ, что наряду с повышением эффективности нефтепереработки снизит нефтегазовые трансферты внутри ЕАЭС.

3. Адаптация промышленной политики. Импортозамещение приводит к росту благосостояния, если соответствующая продукция или услуги конкурентоспособны либо в скором времени станут конкурентоспособными на мировом рынке. Принципиальное условие этого – ориентация на экспорт поддерживаемых промышленных производств. Более того, при формировании стратегии импортозамещения на внутреннем рынке помимо экспортной ориентации нужно учитывать, что встраивание в мировые цепочки добавленной стоимости потребует снизить барьеры для импорта материалов и комплектующих, по которым нет отечественных конкурентоспособных производителей.

4. Упрощение административных процедур и улучшение налогового администрирования внешнеэкономической деятельности, о необходимости которых красноречиво свидетельствует 140-е место России в рейтинге Doing Business по направлению «международная торговля», возможно при одновременной реализации следующих мер: организация принципа единого окна на таможне, сокращение числа необходимых при экспорте и импорте документов с 9–10 до трех (таможенная декларация, инвойс и коносамент), интеграция баз данных налоговой и таможенной служб, учет таможенной информации при составлении налоговых деклараций, автоматический выпуск товара в обращение для благонадежных налогоплательщиков, перенос контроля на этап после выпуска товаров. Чтобы решить эти задачи, следует разделить фискальные и нефискальные функции в рамках ФТС России, а затем передать первые в ФНС России.

5. Реформирование валютного законодательства. Изначально сформированное для улучшения платежного баланса за счет контроля возврата и продажи валютной выручки, при наличии свободного движения капитала и возможностей автоматического контроля платежей валютное регулирование избыточно и создает существенные барьеры для экономической деятельности. В условиях присоединения России к международному автоматическому обмену налоговой информацией, усиления банковского надзора и наличия регулирования на основе международных стандартов ФАТФ действующее валютное законодательство может быть отменено. Весь необходимый контроль можно обеспечить в ходе информационного обмена в рамках налогового, банковского, а также направленного на противодействие легализации доходов, полученных незаконным путем, законодательства.

Реализация перечисленных мер будет способствовать выходу российской экономики на траекторию устойчивого экономического роста. Этого можно добиться экономической политикой, направленной на поддержание открытости, с опорой на внешние источники роста и на более глубокую интеграцию компаний в глобальные цепочки добавленной стоимости в российских интересах.

Авторы – руководитель направления «Международная экономика и финансы» ИЭП им. Е. Т. Гайдара и директор центра исследований международной торговли РАНХиГС; ректор ВАВТ

Полностью статья опубликована в журнале «Вопросы экономики», № 12, 2016