Мнения
Бесплатный
Владимир Рувинский
Статья опубликована в № 4383 от 11.08.2017 под заголовком: От редакции: Бюджетный майнинг

Простое русское слово «майнинг»

Правительство озаботилось производством криптовалют

Цифровая революция сверху в России развивается ударными темпами. Первый вице-премьер Игорь Шувалов рассказал РБК, что в правительстве обсуждалось размещение майнинговых центров вблизи мощных генераторов электроэнергии: «Но пока это дискуссия, конкретных проектов еще нет». Попытка развить майнинг (добычу) криптовалюты под управлением государства почему-то кажется самой реальной в общей цифровой лихорадке последнего времени. Может быть, потому, что добыча в некотором роде специализация России?

О том, что президент Путин заболел цифровой экономикой, стало известно на последнем Петербургском форуме. 28 июля 2017 г. премьер Дмитрий Медведев подписал программу «Цифровая экономика». Министерства и ведомства срочно стали обсуждать новые возможности и проекты на основе технологии блокчейн. Можно предположить, что какие-то из них будут успешно реализованы и полезны. Можно также предполагать, что большая часть бюджетных денег будет потрачена зря, как это часто бывает с государственными деньгами, тем более в условиях кампанейщины.

Но майнинг криптовалют ведь выглядит интригующе. Это же близко к национальной идее: поставь много компьютеров – и они заработают тебе много денег. Не зря сейчас майнить пытаются таксисты, учителя, фермеры, госслужащие, безработные. Кустари стали объединяться в артели, а фермы для майнинга оборудуют в гаражах, подвалах, кабинетах институтов и офисах госкомпаний. Возник дефицит видеокарт (графические процессоры хорошо подходят для параллельных вычислений), электроэнергию – ее требуется очень много – пытаются использовать, подключаясь к общедомовым, инженерным, гаражным, вузовским сетям.

Конечно, правительство вряд ли дискутирует о майнинге прямо для бюджета (хотя вероятность создания госкорпорации «Росцифра» по-прежнему не нулевая). Наверное, речь о создании правил и условий для того, чтобы подконтрольные правильным людям майнинговые центры размещались рядом с источниками дешевой электроэнергии. Но здесь мы, как обычно, отстаем, прежде всего от Китая – там сосредоточено до 60% мощностей майнинга. И Китай при этом покупает у нас электричество.

Но еще мы отстаем и в целом от процесса. Майнинг биткоинов, например, закончится в 2031 г., а вознаграждение падает в геометрической прогрессии. Вероятно, мы займемся майнингом других криптовалют, например какой-нибудь сугубо российской. Выгоды от этого, безусловно, будут, но совсем не такие, как выгоды от привычной нам добычи полезных ископаемых.

Не ясно, как майнеры будут показывать прибыль и выплачивать налоги, – разве что продавать криптовалюту в долларах, а потом переводить в рубли, предполагает Николай Кащеев из Промсвязьбанка. Возникает и другой вопрос: биткоин для государства – это промышленный продукт или продукт интеллектуальной деятельности? И не ударят ли по российскому майнингу санкции? Нужны ведь будут отечественные процессоры – не китайские же закупать.