Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4180 от 12.10.2016 под заголовком: Политэкономия: Непраздный интерес

Непраздный интерес к непраздному классу

Уважать ли интерес налогоплательщика и избирателя
Андрей Колесников

Глава «Роснефти» Игорь Сечин выиграл второй суд – после «Ведомостей» у «Новой газеты» – о «праздном интересе». Суды сочли, что издания возбуждали сначала к строящемуся дому, а потом к яхте (которые сами же и связывали с его именем) «праздный интерес».

В России право не прецедентное, однако решения судов формируют судебную практику. Значит, словосочетание «праздный интерес» мы еще не раз услышим в тех случаях, когда пресса будет обращать внимание общественности на некоторые удивительные факты из жизни публичных фигур.

Согласно теории Торстейна Веблена «праздный класс» занимается преимущественно «демонстративным потреблением». Смысл термина можно объяснить примерами из недавнего времени: часы у патриарха должны быть не хуже, чем часы у пресс-секретаря президента, и наоборот. Разумеется, к предметам роскоши «элиты» у широких масс возникает интерес. Как если бы они наблюдали за увлекательным футбольным матчем, только в нашем случае счет идет на часы, дома, бриллианты, яхты, географические точки заслуженного отдыха, а не на голы. В принципе, такой интерес можно назвать «праздным».

Праздный интерес к праздному классу, занимающемуся демонстративным потреблением. Сплошное «Пусть говорят» вперемешку с желтой прессой.

Однако публичные экономико-политические фигуры, управляющие миллионами, скользящие по паркетам Кремля, Старой площади и Краснопресненской набережной, участвующие в совещаниях, где принимаются важнейшие для страны решения, не являются праздным классом. Соответственно, и интерес к ним не может считаться праздным. Это уже интерес налогоплательщика и избирателя. Налогоплательщик имеет право знать, как и на какие деньги живут публичные непраздные фигуры. Избиратель должен понимать, за какую власть он голосует, наблюдая частную жизнь такого нечастного лица.

Дональд Трамп тоже высказывался о женском поле, как он заметил, «в раздевалке», которая может считаться частным пространством. Но это высказывания не простого обывателя, а публичной фигуры, поэтому массовый интерес к его словам про pussy (не Riot) превращается из праздного в публичный.

Да, это иная политическая культура. У нас один вождь высказывался в том смысле, что «завидовать будем», другой, шутя, публично хвалил экс-президента Израиля – мол, «десять женщин изнасиловал». Еще один государственный деятель назвал кавказских женщин «сморщенными». Но раз такие высказывания становятся достоянием публичного пространства, то и интерес граждан страны к жизни начальства можно считать общественным.

И это априори зашито в социальный контракт общества и государства. Проблема только в том, что этот контракт той стороной, которая метафорически называется «элитой», оценивается примерно в таком духе: слушайте свою любимую песню «Валенки», смотрите кино про доллары в коробках из-под обуви и кушайте свою гордость за наш Крым, только не лезьте в наши дела и еще предъявите содержание ваших разговорчиков в строю согласно пакету Яровой.

Это кабальная сделка. И наш народ заслужил не только общественный, но и праздный интерес к тем, кто его кормит чувством великой державы, в обмен на это отбирая свободы.

Автор – директор программы Московского центра Карнеги

Выбор редактора