Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4184 от 18.10.2016 под заголовком: Конъюнктура: Нефть – это надолго

Нефть – это надолго

Почему эра «зеленого коммунизма» наступит не скоро
Константин Симонов

Герман Греф регулярно троллит публику: то расскажет, что нельзя жить в обществе, где все имеют равный доступ к информации, так как им нельзя будет манипулировать, то спрогнозирует, что в 2028–2032 гг. закончится наш моноресурс – сырье. Последнее утверждение вызвало массу комментариев. Причем многие трактовали слова Грефа как прогноз исчерпания запасов нефти к обозначенному периоду. На самом деле глава Сбербанка высказался более туманно, но если он имел в виду именно это, то он точно попал пальцем в небо. В нефтяной индустрии есть известный коэффициент R/P, который показывает соотношение доказанных запасов к текущему уровню добычи. Так вот, даже он, по оценке ВР, составляет у России 25 лет. А это все же 2040 г.

Но это не главное. И дело даже не в том, что, скажем, Минприроды и Минэнерго дают иную оценку наших запасов, нежели западные концерны. А в том, что запасы не являются конечной величиной и постоянно приращиваются. В западной классификации главными стимулами к росту запасов является развитие технологий, что позволяет добывать нефть из геологических структур, которые раньше не интересовали отрасль по технологическим и экономическим соображениям. Скажем, после того, как канадские битумы поставили на баланс, нефтяные запасы Канады сразу выросли в 3,5 раза и сегодня они примерно на 70% превышают российские. Запасы США за 10 лет выросли более чем на 80%. Трудноизвлекаемые запасы есть и у нас. Так что и цифра в 25 лет является недостоверной. Я уж молчу про запасы газа – даже текущих запасов при нынешнем уровне добычи хватит на 60 лет.

Но Греф говорит про то, что новый сырьевой цикл не начнется. Так что, скорее всего, имеет в виду он не конец запасов, а скорую невостребованность нефти и газа. Это очень известная точка зрения. Я мог бы привести массу контраргументов. И про то, что доля возобновляемой энергетики в первичном потреблении энергии не дотягивает в мировом масштабе и до 5% и все же большой вопрос, какими темпами она будет расти. И про рост населения планеты. И про урбанизацию с другой структурой энергопотребления. И про автомобилизацию Китая и Индии, где, мягко говоря, прежде всего покупают не электромобили. Кстати, добыча нефти в США выросла за последние пять лет аж на 225 млн т (на минуточку – это более 40% годовой добычи России). Зачем сделаны гигантские инвестиции в новые технологии производства никому не нужного товара? Видимо, за океаном чего-то не знают.

Но я ограничусь методологическим замечанием. Научный подход к будущему заключается в том, что оно версионно. Мы не можем точно знать, каким оно будет. Нам же агрессивно навязывают одну модель, а всех сомневающихся в ней предлагают в лучшем случае поднимать на смех. Все это сильно напоминает парадигму конца истории Фукуямы – только он говорил про триумф рыночной экономики и либеральной демократии, а сейчас речь идет о зеленой энергетике. Отмечу, что спустя 25 лет мы можем уверенно сказать, что Фукуяма погорячился. А в начале 1990-х казалось, что он абсолютно прав.

В этом плане стоит надеяться, что в корпоративном университете Сбербанка кто-нибудь прочтет лекции по методологии науки. А так это в чистом виде зеленый коммунизм – не в плане, что зеленая энергия будет бесплатной (тут как раз все наоборот), а в том плане, что это монополия на будущее, уверенность в том, что история однолинейна, а это не так. Предсказывать технический прогресс так же сложно, как политику. Скажем, вы можете сказать, когда будет первый коммерческий рейс зеленого самолета, который пролетит с такой же скоростью, что и самолет на керосине? Вы не задумывались, почему за последние 50 лет гражданские самолеты летают с одной и той же скоростью?

И потом, технологические тренды противоречат друг другу. Сторонники зеленого мира то, что нужно, поднимают на щит, а что ненужно – не замечают. Изменения в хранении электроэнергии, развитие умных сетей умножают на сто. А, скажем, ситуацию в биологии и фармацевтике отказываются видеть. Между тем в биологии нам обещают другую революцию – резкий рост продолжительности жизни и даже бессмертие. И в это вкладываются гигантские деньги. Понятно, что у миллиардеров желание быть бессмертными на порядок выше, чем летать на самолете с солнечной батарейкой. Найденные технологии постепенно будут дешеветь. А это уже вообще другой прогноз по народонаселению и энергопотреблению.

Вообще, я бы прошел мимо интервью Грефа – в конце концов, такая точка зрения заявляется не первый и не последний раз. Но есть одно «но». Греф – глава общественного совета Минэнерго. Зачем ему это? Может, нужно, подождать, когда это министерство станет министерством зеленой энергетики? Вот в отрасли есть совершенно позорная история с приватизацией «Башнефти» и «Роснефти». Это и плевок в лицо всем людям в управляющем классе, считающим себя либералами. Но глава общественного совета Минэнерго этим не занимается. Конечно, гораздо проще прикидываться визионером и рассказывать веселые истории о том, когда закончится нефть.

Автор – генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности