Статья опубликована в № 4162 от 16.09.2016 под заголовком: Протестов не будет

Россияне по-прежнему не готовы протестовать

Протестная волна 2011–2012 годов принесла разочарование и ощущение невозможности перемен, выяснили социологи

Большинство россиян считает, что в их регионах маловероятны как экономические, так и политические протесты, выяснил «Левада-центр». Только 18% опрошенных видят возможность массовых акций против падения уровня жизни и 15% допускают протесты с политическими требованиями. Число респондентов, готовых лично участвовать в таких акциях, еще ниже (см. график).

Люди осознали, что кризис – это надолго, но решили, что протесты не являются средством решения проблем, поскольку не приводят к серьезным изменениям, поясняет замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: «История протестов 2011–2012 гг. показала, что в стране ничего не изменилось, остается страх от событий на Украине, и протесты не воспринимаются как мирные акции. Кроме того, людей беспокоит, что власть воспринимает протесты как неприемлемую форму диалога с обществом: они помнят про сроки по болотному делу». Потенциал протестов растет, когда нарастают страхи неопределенности, роста цен, напоминает социолог: «Самым высоким ожидание протестов было в середине 1990-х гг., когда у трех четвертей населения денег хватало только на питание». Накануне выборов в Госдуму сама идея протестов оказалась дискредитирована, считает Гражданкин: «Ожиданий фальсификации на этих выборах почти нет, вопреки обычным предвыборным трендам. Никто не ведет активную кампанию, что выборы будут нелегитимными, и напряжения нет. Если власть даст знак, что можно протестовать, то люди, возможно, воспользуются этим способом, но, пока власть смотрится как сильная и решительная, протестов ожидать не стоит».

Люди ожидают, что выборы будут честными, а кампания проходит с полноправным участием всех политических сил, полагает политолог Александр Пожалов: «Либеральная оппозиция отказалась раскручивать протестные настроения в том числе и потому, что оппозиционные партии участвуют в выборах – они мотивируют прийти на выборы, а не на протесты». Приоритетом стали социальные права, протесты проходят локально – из-за невыплаты зарплат, увольнений или роста тарифов ЖКХ, добавляет он: «КПРФ в прошлом году пыталась организовывать протесты дальнобойщиков, но в этом году отказалась от такой тактики – сейчас нет политической силы, готовой возглавить протесты». Общество переживает эмоциональный спад, оно в депрессии, а это плохо коррелирует с протестными действиями, считает политолог Александр Кынев: «Чтобы был протест, должна быть надежда чего-то добиться. А сейчас есть разочарование в протестной волне 2011–2012 гг., ощущение, что мы уже ходили и получили что-то противоположное от того, на что надеялись». Чтобы люди вышли на улицы, ситуация должна быть критической, когда нечего терять, говорит эксперт: «Пока же ситуация вялотекуще ухудшающаяся, никакого общественного активизма нет – в кампании 2011 г. был драйв, сейчас его нет».