Статья опубликована в № 4179 от 11.10.2016 под заголовком: Базовый принцип

Россия построит в Сирии первую зарубежную военно-морскую базу

Создавать такие же объекты в других странах-союзниках пока не планируется

Россия получит военно-морскую базу в сирийском Тартусе, заявил в понедельник в Совете Федерации замминистра обороны Николай Панков. Он представлял сенаторам соглашение о создании в Сирии авиабазы Хмеймим, ратифицированное 7 октября Госдумой. «Соответствующие документы подготовлены, они проходят процедуры межведомственного согласования. Степень готовности достаточно высокая, и мы надеемся, что скоро будем просить у вас ратифицировать эти документы», – сообщил генерал.

Представитель Сирийской арабской армии Самир Сулейман пояснил «РИА Новости», что база создается в рамках соглашений между правительствами двух стран. По словам человека, близкого к российскому Минобороны, соглашение уже подписано на уровне военных ведомств и сейчас проходит межведомственное согласование в России. Так же обстояло дело и с авиабазой Хмеймим – соглашение было подписано в августе 2015 г. и опубликовано в декабре, после чего начался процесс межведомственного согласования.

Ждут авианосец

Единственный российский авианосец, «Адмирал Кузнецов», до конца октября уйдет в Средиземное море на боевую службу, которая может продлиться четыре-пять месяцев, сообщил источник в Минобороны.

С 1977 г. в Тартусе на базе военно-морских сил Сирии был расположен пункт материально-технического обеспечения (ПМТО) советского, а затем российского военно-морского флота. С момента закрытия Россией в 2001 г. ПМТО во вьетнамской Камрани пункт в Тартусе стал единственным объектом российского ВМФ за пределами бывшего СССР. До начала гражданской войны в Сирии ПМТО в Тартусе представлял собой причал и плавучую мастерскую с персоналом в несколько десятков человек, но с расширением перевозок из России снаряжения для сирийской армии и особенно после развертывания в 2015 г. авиабазы Хмеймим, расположенной в нескольких десятках километров севернее Тартуса, возможности ПМТО по приему кораблей были расширены. А на прошлой неделе представитель Минобороны Игорь Конашенков подтвердил, что для укрепления ПМТО в Тартус переброшена батарея зенитно-ракетной системы С-300В4. При этом еще в 2013 г. в Средиземном море восстановлено оперативное соединение ВМФ, в котором по ротации проходят службу корабли всех российских флотов.

В отличие от ПМТО, который рассчитан лишь на краткосрочные заходы кораблей, база предоставляет все виды обеспечения – боеприпасами, топливом, имуществом, производит мелкий ремонт, создает условия для личного состава, поясняет человек, близкий к Минобороны. Но говорить о том, что Россия построит в Тартусе большое число портовых и складских сооружений и разместит тысячи военнослужащих, нет оснований, продолжает он: речь пойдет о достаточных, но ограниченных мероприятиях, а постоянно базироваться в Тартусе будет несколько небольших кораблей. По словам собеседника, стоимость содержания этой базы не превысит затрат на авиабазу Хмеймим и составит считанные десятки миллиардов рублей в год. В то же время сообщения о намерении России развернуть базы во Вьетнаме, Египте и на Кубе, по словам собеседника, не соответствуют действительности.

По мнению эксперта Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, предсказать срок существования этой базы пока невозможно, но очевидно, что она призвана предотвратить захват побережья боевиками оппозиции.

База в Тартусе – это предсказуемый козырь, который было бы странно не использовать, считает профессор НИУ ВШЭ Андрей Коротаев: «Президент Башар Асад делает жесткую ставку на силовое решение, а оппозиция найдет подтверждение тому, что они называют российско-иранской оккупацией». Других игроков в регионе эти планы не устраивают, но ожесточенно сопротивляться они не будут, убежден Николай Сухов из Центра арабских исследований Института востоковедения РАН: «Вашингтон будет реагировать негативно и громко, остальные – тихо, потому что в краткосрочной перспективе с таким раскладом никто бороться не будет. Но разногласия есть между всеми игроками, в том числе и между Дамаском и Москвой: Асад хочет военным путем заполучить как можно больше территории, а Россия хотела бы перевести этот процесс в политическое русло».

Ворочун
08:41 11.10.2016
На моей памяти мы уже строили во Вьетнаме, Анголе, Египте, Йемене, Египте, на Кубе… Да где мы только не строили! Кажется, не было ни одной страны-нищеброда, где бы мы не отметились своим незаурядным умением зарыть в землю миллионы долларов, изображая из себя сверхдержаву. Теперь вот торопливо, пока бабки ещё в бюджете есть, в Сирии строим. При этом врём, врём, врём («…говорить о том, что Россия построит в Тартусе большое число портовых и складских сооружений и разместит тысячи военнослужащих, нет оснований…). Ну, как же не врать – мы же вводим противника в заблуждение. Типа, воюем против мирового зла. А то, что власть по факту за главного противника держит собственный народ, который уже побеждён, но его ещё продолжают обирать и унижать – так это власти признавать не желают. Им всё кажется, что этих людей можно насиловать до бесконечности.
150
Комментировать