Путин и Асад больше заинтересованы в победе в Сирии, чем в мире – Times

Владимир Путин и Башар Асад больше заинтересованы в победе в Сирии, чем в мире, считает лондонская Times. По ее прогнозу, достигнутая договоренность России и США о прекращении огня принесет только короткую передышку и нет причин считать это соглашение более успешным, чем предыдущие, цитирует статью Русская служба BBC.

Мирное соглашение, по мнению издания, зависит от доброй воли Кремля. Путин знает, что Хиллари Клинтон в течение многих лет добивается установки над Сирией бесполетной зоны и хочет контролировать ее любой ценой. Контроль России над Сирией зависит от ее способности контролировать воздушное пространство и проводить бомбардировки по собственному желанию, отмечает газета. Если США добьются установления бесполетной зоны, это будет прямой вызов Москве. Поэтому Путин готов «симулировать мирное сотрудничество с уходящей администрацией» Барака Обамы, при этом любой следующий президент США должен будет принять Москву в качестве наиболее влиятельного игрока, говорится в статье. Газета считает, что договоренность о прекращении огня, «хоть и выглядит как акт милосердия, является скорее проявлением циничной "реалполитик" Москвы и окончательной отчаянной капитуляцией администрации США». Если большинство серьезных военных противников Асада будут подавлены с помощью США и Москва при этом будет уверена, что контролирует Асада, можно считать, что Россия победит по всем фронтам, цитирует ВВС.

The Guardian допускает, что прекращение огня может и не установиться моментально в назначенный срок - на закате 12 сентября. Подчинятся ли воюющие стороны решению Москвы и Вашингтона, будет испытанием для достигнутого соглашения, пишет газета и добавляет, что объявление о договоренности сопровождалось очередной вспышкой насилия на земле. Одни только подписи США и России успеха не гарантируют, но и считать соглашение бессмысленным тоже не стоит, считает обозреватель The Guardian Мэри Дежевски. На фоне охлаждения российско-американских отношений договоренность о сотрудничестве в Сирии важна для сторон в том числе и по внутриполитическим соображениям. Обаме, который обещал когда-то добиться прекращения участия в США в зарубежных конфликтах, оно дает шанс доказать, что у сирийского конфликта есть мирное решение. Газета считает, что и в России общественность выступает против военного участия в конфликтах за рубежом.

Но если цели политики России в Сирии остаются неизменными, тон ее меняется. По мнению Дежевски, договоренность с США свидетельствует, что в Москве решили предпочесть дипломатию и мягкую силу.

The Independent называет заключенную договоренность плохой новостью для «Исламского государства» (запрещено в России). Однако слабым пунктом соглашения она считает решение США и России не считать «Джебхат ан-Нусру» (запрещена в России) умеренной оппозицией, тогда как эта группировка и ее бойцы доминируют среди вооруженной оппозиции Асаду. Прекращение огня, но продолжение авиаударов по интересам «Ан-Нусры» не выведет эту группировку из боевых действий, предупреждает издание.

США уже предупредили умеренную оппозицию в Сирии, что если они продолжат боевые действия после установления режима прекращения огня и продолжат сотрудничество с «Ан-Нусрой», их ждут тяжелые последствия, пишет Financial Times. Издание ссылается на письмо оппозиционным группировкам спецпосланника США по Сирии Майкла Рэтни. Он оставил за этими группами только право на самозащиту, если они будут атакованы российскими или сирийскими военными.

Издание также приводит мнения различных лидеров оппозиционных группировок, которые готовы присоединиться к соглашению о прекращению огня, но выражают сомнения, что оно будет успешным и предупреждают, что на земле позиции разных групп спутаны и переплетены, требовать полного отделения от «Ан-Нусры» невозможно и в Вашингтоне это знают. Отдельные лидеры оппозиции надеются, что США не будут на деле жестко настаивать на дистанцировании от «Ан-Нусры», другие - что договоренность ослабит позиции этой террористической группировки и ее руководства, но большинство сходятся в мнении, что перемирие будет недолгим.