ФСБ прослушивала сотрудника СКР через «жучок» в подаренном ему самоваре – «Коммерсантъ»

Сотрудники управления «М» ФСБ России заложили «жучок» в самовар с символикой своей спецслужбы, ранее подаренный начальнику главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаилу Максименко, пишет «Коммерсантъ». В результате у них в руках оказались доказательства в получении взяток тремя высокопоставленными сотрудниками СКР от представителей вора в законе Захария Калашова (Шакро). Компромат был получен и на самого Максименко, руководителя управления собственной безопасности (УСБ) комитета Александра Ламонова и первого замначальника ГСУ СКР по Москве Дениса Никандрова, которых суд оставил под стражей до 19 декабря.

Максименко, по данным издания, удалось обнаружить «закладку», но вытаскивать «жучок» он не стал. «У меня тут напихано, и слава Богу. Пусть видят, что я нормальный и взяток не беру», — объяснил он свое отношение к прослушке. Эта фраза в итоге попала в его уголовное дело.

4 марта Максименко обсуждал с Никандровым расследование конфликта на Рочдельской улице, в котором участвовали подручные Шакро Молодого. Никандров объяснил, что следователя по этому делу поменяли по семейным обстоятельствам. В ФСБ считали, что на самом деле следователь не выполнял распоряжения Никандрова и отстранен был не потому, что у него рожала жена, а за взятку. Новый следователь смягчил предъявленные подручным Шакро обвинения.

12 мая Максименко, уже зная о «жучке» в своем служебном кабинете, обсуждал финансовые вопросы с Александром Ламоновым. «Те 500, что нам выделили, у меня в сейфе. Из них 200 нужно Крамару отдать», - говорил он. Вероятно, речь шла о начальнике управления СКР по Центральному округу Москвы Алексее Крамаренко, который стал свидетелем по делу.

Знакомые Максименко объясняют, что, обсуждая денежные вопросы, он якобы сам пытался спровоцировать ФСБ на силовую операцию в офисе СКР, а когда она провалится, избавиться от их опеки. Правда, за полковником и его замом, прождавшим около часа, так никто и не приехал.

Сами обвиняемые считают, что оказались в сизо из-за конфликта с управлением «М», связанным с кадровыми назначениями в комитете.